8 июля 2011

Валерия СТРЕЛЬНИКОВА. Песню дружбы не задушишь, не убьёшь?

Последние события в Свердловской области вновь разворошили угли «межэтнических разногласий». Впрочем, костёр этот и не угасал. Проблема есть, возникла она не вчера, она острая, болезненная, она – рядом. И абсурдно делать вид, что её не существует.

Приехали гости глодать кости

Судя по скупым строчкам официальных сообщений, дело было так. В деревню Сагра под Екатеринбургом поздно вечером приехали на 15 автомобилях около 60 человек, выходцев из стран СНГ, чтобы выяснить отношения с местными жителями. Гости были вооружены, началась стрельба, в результате чего один человек (неместный) убит; ещё несколько участников перестрелки, по неподтверждённым данным, так или иначе, пострадали. Следствие пытается установить причины произошедшего.

Версии выдвигаются разные: «бытовуха, пьянка», «криминальные разборки», «из-за женщин», «не поделили пилораму»… Одна из формулировок, чаще других мелькающая сегодня в СМИ: «на почве личной неприязни». («Наши деды фашистов убивали тоже, наверное, из чисто личной неприязни», — язвит на странице своего Живого Журнала блогер sedov-05.) Что касается самих сагринских аборигенов, то у них своё видение ситуации. Галина Котельникова, местная активистка, без обиняков заявила перед объективами телекамер: «А всё из-за того, что мы не позволяем торговать здесь наркотиками».

Некоторые СМИ, стараясь изо всех сил соблюдать толерантность, оперируют терминами «инцидент» и «конфликт», не упоминая национальной принадлежности участников и не называя фамилий (табу относится, как вы понимаете, к «приезжим»). Но подавляющее большинство журналистов и сетевых авторов предпочитают называть вещи своими именами. Конечно, в рамках собственных представлений – и о случившемся, и в целом о той проблеме, которую власти в очередной раз пытаются замолчать.

Официально события в Сагре произошли не на почве межнациональной розни

«Итог перестрелки — 1 убитый и несколько раненых, все нерусские. Так кто же в кого стрелял? Или у нас кавказцы стрелять разучились? :) – задаётся вопросом в своём он-лайн дневнике holicin. — Поводом к беспорядкам послужило недовольство местных «мужиков» неким цыганом, законно проживающим в данном населённом пункте. Его бездоказательно обвинили в торговле наркотиками и, без всякого участия властей, методом перманентного терроризирования, вынудили сменить место жительства. Характерный факт? Вменённая ему в вину преступная деятельность никем и никогда не доказана в установленном порядке», — апеллирует к букве закона автор.

«Ксенофобы утверждают, что за цыгана вступились азербайджанцы (?). Странно звучит? Не говоря о том, что это совершенно разные нации, исповедующие разные религии — их представители зачастую настроены по отношению друг к другу враждебно. В свете этого невероятной фантазией является, что по просьбе одного (!) цыгана в деревню прибыла целая рота азербайджанцев :)», — сомневается в правдоподобности заявленного сценария блогер.

«Что представляет собой население деревень во внутренних губерниях этой страны — ясно любому неангажированному читателю. В своём большинстве — это спившийся маргинальный контингент, настроенный агрессивно по отношению не только к «инородцам», но и друг к другу», — даёт нелестные характеристики неограниченному кругу сельчан holicin.

Руководитель Следственного Комитета России Александр Бастрыкин дал конкретные указания о проведении следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий, направленных на установление всех обстоятельств произошедшего

«В результате: арестовано несколько русских, стрелявших по (предположительно) азербайджанцам, собрана гора стреляных гильз, которые легко идентифицируются баллистической экспертизой, практически установлена личность убийцы, имеется масса показаний свидетелей, подтверждающих мирные намерения южан. И вот поступает сообщение, что один из арестованных уже освобождён… Ничего удивительного не вижу. В стране фашистская диктатура, всемерно покрывающая преступления нацистов и «крышующая» наиболее «перспективные» их банды. Рост нацистских настроений в обывательской среде виден невооружённым взглядом… Дело Сагры — вне сомнений, политическое. Статья 282 здесь ставила прогулы многим задолго до перестрелки, — выносит вердикт автор. — И, в контексте общеполитической ситуации в стране, нагнетания властями нацистской и ксенофобской истерии, его исход предрешён. Есть все основания полагать, что освобождением одного из арестованных «стрелков» дело не ограничится — очень скоро на свободе окажутся все. Дело будет замято, а за убийство будет назначен символический условный срок».

Борец с наркомафией Евгений Ройзман заступается за "русских мужиков из Сагры"

Изложенная трактовка событий вполне имеет право на существование. Смущает лишь одна деталь. Предположим, жители означенной деревни – действительно «нацисты» (согласно терминологии автора), и деятельность их заключается в том, что они сидят и ждут, когда к ним, в нацистское логово, приедут какие-нибудь «инородцы» — с тем, чтобы последних, естественно, перестрелять. А те всё не едут и не едут… Ну так и не приезжали бы!

«А зачем ты ехал с бандой, ночью, в чужую деревню, вооружённый?! Чаю попить?! А ты что, считал, что тебя пряниками будут встречать?!» — обращает внимание на ту же логическую нестыковку писатель, бывший депутат Государственной думы, руководитель фонда и общественного движения «Город без наркотиков» Евгений Ройзман.

Ройзман с коллегами наведывались по горячим следам в Сагру, выясняли детали, собирали вещдоки; потом общались с руководством областной прокуратуры и следственного комитета. Силовики с немалым количеством звёздочек на погонах и сами побывали непосредственно на месте побоища (оно же трагедия, оно же драка, оно же массовые беспорядки — из сообщений прессы). «Жители рассказывали о наболевшем. Им старательно отвечали на все вопросы. Не сумели ответить только на один: почему оборонявшихся русских задержали, а нападавших азербайджанцев отпустили?» — описывает встречу лидер «Города без наркотиков». Кстати, на этот счёт в сети и в средствах массовой информации тоже появились гипотезы. Вот, например, публикация с характерным заголовком: «Полицаи преследуют борцов с кавказской наркомафией». Такой вывод авторы заметки делают, в том числе, анализируя фамилии местных стражей правопорядка (по стечению обстоятельств, все они нерусские).

«Произошло следующее: в мирную деревню ехали каратели. Местные жители встретили их на окраине, в деревню не пустили и обратили в бегство, — подытоживает меж тем Ройзман. — Ситуацию можно вырулить только одним способом — справедливо и беспристрастно провести расследование, и сурово наказать виновных. А потом… собрать пресс-конференцию и сказать, глядя всем в глаза — мы русских в обиду не дадим».

Новость по прейскуранту

Жители Сагры находятся в шоке от случившегося

Как пишет в своём блоге соратник Ройзмана Евгений Малёнкин, по свидетельствам очевидцев, гости ехали на мирные переговоры в деревню, «стреляя из окон машин с криками и улюлюканьем. По дороге в Сагру эти звери избили парня, который ехал на мотоцикле из деревни; остановили машину с пожилыми дачниками и начали колотить битами по машине, вышибли все стекла…»

Резонанс события в уральской деревушке вызвали колоссальный. Только под тремя постами Ройзмана и Малёнкина в общей сложности оставлено уже более 2500 комментариев. В других популярных блогах тоже сотни и тысячи оценок, мнений, прогнозов. «8 русских скинхедов напали на 60 безоружных кавказцев, которые ехали свадьбу отмечать. Жениха, ехавшего за невестой, убили. Кровавое лицо русского фашизма», — припечатывает brodyaga_mai. «Полиция приехала только через час! Им, наверное, как раз на это время назначили переаттестацию», – иронизирует trots_kiy.

«Да уж… круто, 90-е вернулись! И даже хуже», — «ностальгирует» jurashz. «Чёрт побери, а партизаны-то в Великую Отечественную, оказывается, были злодеями и убийцами! Нацистов убивали ведь, и чисто из личной неприязни к разносчикам европейской демократии! А те просто поговорить приехали за жизнь. А то, что они на танках и с оружием — так это неважно…» — проводит исторические параллели amikhov.

В этой полемике термины «фашизм» и «нацизм», как ни парадоксально, с одинаковой щедростью применяются как к одной, так и к другой стороне «сагринского противостояния» — в зависимости от убеждений конкретного автора. Впрочем, бросаться обвинениями в фашизме и нацизме, не задумываясь особенно об истинном значении этих понятий, нам, похоже не привыкать. Уже давно любую стычку с участием представителей так называемой титульной и так называемых нетитульных национальностей у нас обязательно объявляют «фашистской вылазкой». Вернее, так: если первые побили вторых – то непременно «фашизм», если наоборот – могут быть варианты…

Остаётся лишь радоваться тому, что разборка не перекинулась в само село

Несколько лет назад волею случая мне довелось провести один небольшой эксперимент. Насколько он был корректен — судите сами. Идея пришла спонтанно. Во время одного журналистского мероприятия, когда официальная часть уже завершилась, а неформальное общение ещё продолжалось, мне позвонили знакомые и сообщили о смерти при невыясненных обстоятельствах молодого парня: то ли убийство, то ли несчастный случай. Коллеги, слышавшие обрывок разговора, заинтересовались, стали задавать вопросы. И тут я, повинуясь какому-то безотчётному внутреннему импульсу, возьми да и скажи: погиб юноша… мулат. Что тут началось! Меня обступили со всех сторон, потрясая блокнотами, умоляя дать координаты ньюсмейкера; многие кинулись звонить в свои редакции… Пары минут хватило, чтобы понять: довольно. Это некрасиво. Честно скажу, думала я не о деятельных коллегах, а о родителях погибшего парня.

Сделав дополнительный звонок, я внесла маленькое уточнение: так, мол, и так, вся информация подтверждается, вот только погибший, оказывается, – не мулат, а наш, славянин. Перепутали… Комнату наполнил дружный вздох разочарования. Один или двое наиболее совестливых коллег всё-таки записали продиктованный номер телефона. Остальные повернулись спиной и отошли к фуршетному столу. Потом я специально узнавала: родным погибшего никто не позвонил.

На самом деле меньше всего хотелось бы метать булыжники в коллег-журналистов. Работа есть работа. И любой человек, вращающийся в медиа-пространстве, понимает данную специфику. Да, убийство мулата (как заметка на новостной ленте) при прочих равных стоит гораздо дороже, чем убийство русского. Хотим мы этого или не хотим. Но можем ли мы что-то с этим поделать?

Изнанка толерантности

Как ни крути, бытовая межэтническая рознь (кавычки можно поставить, можно убрать) захлёстывает нас, чем дальше, тем больше. Проникает в поры, разъедает душу… Чья в этом вина?

Реклама толерантности по-европейски

Недавно один знакомый – толерантнейший, казалось бы, человек, долго и раздумчиво наблюдал за группой южан, которые, сидя в припаркованном прямо на тротуаре авто с открытыми дверцами и включённой на полную громкость музыкой, окликали проходящих мимо девушек и молодых женщин. Те чаще ускоряли, чем замедляли шаг. Если какая-нибудь девушка реагировала слишком резко, вслед ей летела брань с акцентом. Глядя на это, мой знакомый неожиданно зло обронил: «А вдруг найдётся барышня неробкого десятка и применит правила боевой самообороны – тогда вы ( журналисты. – S. N.) что напишете? Фашисткой назовёте?». Я не знала, что ответить.

Зато радикальные правозащитники наверняка отозвались бы в своей привычной манере. Что данный случай не показателен, а вообще Россия — «фашистская» (или «расистская») страна, что «народ у нас такой», и заложено это чуть ли не в генах. Но откуда? Ведь в Союзе этого точно не было! Сейчас нас пытаются уверить, что – было. Что всю советскую эпоху люди лицемерили, изворачивались и только изображали интернационализм в угоду верховной идеологии. Враньё!

В нашем вузе, где учились студенты со всего света и уж, конечно, из всех союзных республик, я ни разу не слышала, чтобы кто-то сказал кому-то в спину (не говорю уже – в лицо) «черномазый» или «узкоглазый». Таких слов не было в нашем лексиконе. Не потому что боялись, что накажут. Просто такое никому не приходило в голову. Как ни банально звучит, мы общались, дружили, ссорились, мирились – как и везде. Помимо прочего, было безумно интересно прикоснуться к чему-то непохожему, другому. Другому – но не чужому, не враждебному – вот в чём дело!

Реклама толерантности по-русски

У нас периодически проходили вечера интернациональной дружбы. На них было не попасть. Билеты рвали из рук, огромный зал набивался битком, сидели в проходах на полу. Каждую новую команду выступающих встречали и провожали восторженными криками. Вскакивали, хлопали до изнеможения… Не «свои» поддерживали «своих», а весь зал. Когда основная программа подходила к концу, зрители обнимались, начинали петь – все вместе, хором — неважно, со словами или без. Над нами не стоял ни ректор, ни декан, ни какой-нибудь комсомольский секретарь. Я помню это ощущение единения. Тогда оно было осязаемым.

Так куда же всё это исчезло? И можно ли это вернуть или обрести вновь? На этот вопрос не могут ответить по существу ни действующая власть, ни оппозиция. Сколько бы ни произносилось умных слов, сколько ни печаталось трактатов, какие бы гранты не выделялись на отработку всевозможных «программ толерантности», проблема не решается.

Либералы ссылаются на развитую демократию, до которой нам пока – как до Луны. Хотя ни для кого не секрет, что те же американцы, например, от «переизбытка толерантности» уже тихо стонут. Маниакальное стремление ни в коем случае никого не дискриминировать, особенно – по расовому или национальному признаку, то и дело ударяет по носителям демократических ценностей вторым концом дубины. Моя подруга, которая давно эмигрировала в Штаты, рассказывала, что, когда у них в фирме начались сокращения, из их филиала пришлось уволить нескольких человек. Так вот, спустя некоторое время, выпив на корпоративной вечеринке, их начальник признался, что, по справедливости, уволить надо было других людей – тех, кто пришёл в фирму позже, да и работал похуже. Загвоздка в том, что все эти сотрудники были восточного (если не ошибаюсь, иранского) происхождения, с характерной внешностью. «А ни мне, ни фирме не нужно, чтобы меня записали в расисты, и под окнами устраивали демонстрации», — откровенно объяснил шеф. Поэтому под раздачу попали белые. Левые обвиняют во всём капитализм. Но только ли в нём дело?..

Сагринский набат

«Голос Америки» опубликовал обширный материал под заголовком «Кавказская политика российского президента и «битва» в Сарге». Текст начинается с заявления Дмитрия Медведева, сделанного им на встрече с правозащитниками в Нальчике (Кабардино-Балкария). Сразу после того, как шокирующие подробности саргинской истории хлынули в сеть и стали достоянием общественности, глава государства поспешил заявить о «необходимости комплексного подхода к решению проблемы дискриминации по национальному признаку в России». По словам гаранта, меры законодательного характера должны стать важнейшей частью стратегии разрешения этнических проблем в стране, так же как обеспечение равного доступа к государственным должностям и развитие СМИ на национальных языках народов России. Однако «мягкая» национальная стратегия Медведева может столкнуться с непониманием в российских регионах, где население требует жёстких ограничений в миграционной политике, отмечает издание.

Председатель Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Михаил Федотов, выступая на встрече в Нальчике, подчеркнул, что часто истиной причиной и «спусковым крючком» межнациональных конфликтов оказывается коррупция. В свою очередь, правозащитница Светлана Ганнушкина в ходе встречи с президентом отметила, что причины радикализации и роста агрессии по отношению к России среди молодых жителей Северного Кавказа в большей степени кроются в репрессивной политике, проводимой в этом регионе российскими властями. Пытки, внесудебные казни и похищения, к которым причастны правоохранительные органы, толкают людей на сотрудничество с боевиками. По мнению Ганнушкиной, жёсткие меры, применяемые в борьбе с боевиками, только способствуют росту сопротивления, что не просто «неэффективно», но «контрпродуктивно».

«Московские новости» несколько дней назад обнародовали результаты исследования «20 лет реформ глазами россиян», которое проводил Институт социологии РАН при поддержке германского Фонда Эберта. Опрос общественного мнения показал, что 34% россиян выразили готовность «перестрелять всех, из-за кого жизнь в стране такова, какова она есть». В 1995 году таких было 24%, в 2008-м – 16%. Число тех, кому стрелять ни в кого не хотелось, снизилось с 54% в 2001-м до 28% в 2011 году.

15% русских считают, что «Россия должна быть государством русских людей»

Согласно результатам опроса, 15% русских считают, что «Россия должна быть государством русских людей». Еще 31% уверены, что у русских должно быть больше прав, поскольку у них и больше обязанностей. При этом 9 % представителей национальных меньшинств соглашаются с тезисом о «государстве русских людей», и ещё 13% одобряют преференции для русских. 65% русских поддерживают идею права выхода из состава страны для тех народов, которые не хотят мирно жить вместе. Многие блогеры разместили данные исследования, о котором идёт речь, на своих страницах в сети под заголовками вроде этого: «О стремительном и пугающем развитии русского этнического самосознания».

«Параграф, посвященный этнической идентичности, выглядит тревожнее, чем когда-либо. Это социологическое описание пороховой бочки: более 40% этнических русских готовы применять насилие для защиты интересов своей этнической групп», — отмечает со своей стороны журналист Иван Сухов в материале «Боевая готовность».

«После Манежа все знают, что с межнациональной дружбой в стране плохо. Но дальше констатаций дело не идет. Тема межэтнической напряженности сводится к обсуждению деликатно написанных бумаг, составленных людьми, не представляющими, что происходит за окном. После Манежа многое скрылось за риторикой о погроме. А Манеж был, среди прочего, сигналом небывалой этнической мобилизации русских, каким бы уродливым это проявление ни было», — считает автор.

Пропаганда толерантности по-советски

Тем временем на Урале активисты низового звена предпринимают свои «профилактические меры», дабы не допустить повторения событий в Сагре. «Весь день в фонд шли люди — насчитали не менее 100 человек; обычные граждане, руководители общественных организаций, лидеры неформальных сообществ и даже байкеры приехали. Предложения самые разные, но совершенно искренние — от создания народного ополчения, до вывода людей на улицы. Абсолютное большинство — люди разумные и конструктивные», — рассказывает в своём он-лайн-дневнике уже упоминавшийся руководитель фонда «Город без наркотиков» Евгений Ройзман.

Полемика в сети не утихает, становясь всё более ожесточённой. «О чём речь? Какой нацизм? Вот защищать в любой ситуации любых нерусских независимо от обстоятельств — это и есть нацизм», — отвечает на реплику оппонентов в комментариях под одним из тематических постов raxmetof. «Если всё так и было в действительности, то я вижу попытку бандитов наказать сопротивлявшихся жителей, — размышляет о подоплёке столкновений под Екатеринбургом vlastdoloy. — Причём с обеих сторон никаких национальных претензий — с одной стороны пошли против наркоторговцев, с другой — против сопротивляющихся».

«Естественно, власти выгоднее и безопаснее спустить дело на тормозах, чем наказать т. н. мужиков», и получить в итоге социальный взрыв и дальнейшее раскручивание тщательно замалчиваемого тлеющего межэтнического конфликта. Так спокойнее, второй Кондопоги боятся», — предрекает zhuravkov.

А жители Сагры уже поставили на краю деревни импровизированный набат, чтобы в случае необходимости быстро собрать всех односельчан, кто на своих ногах, и организовать оборону. В том, что такая необходимость появится в ближайшее время, сомнений ни у кого нет.

  • http://pravosudi9-net.Lifejournal игорь

    ну- во первых национализьма в СССР было дофига .ЧУрки , жиды и прочие оскорбления и анекдоты—это же наследие сталинизма—было в огромном колличестве. На работу могли не взять .Сегодняшние проблемы возникли не вчера. Корни глубокие. Южане \ кавказцы\ и русские—это совершенно разный менталитет , часто— несовместимый и антагонистический . Мы взаимно можем ненавидеть друг друга за самые естественные национальные черты характера.Нас это бесит—взаимно .Ну не любим мы друг друга .Давно рассыпались великие империи— нет их уже в мире. Только Россия всё пыхтит—сначала РосИмперия , потом— СССР , сегодня —государство , наследник кавказских войн 19-го века.Не прижились они у нас— это факт .Франция же отказалась оставаться метрополией? а мы—нет .Вот за это будем пожинать плоды колониализма—они тоже граждане России и могут скупать недвижимость и бизнесы , селиться рядом с нами , навязывать нам свои порядки— лезгинку , дёргать девушек за юбки, резать баранов во дворах—они имеют право—они россияне. Только—тогда кто мы ?и останемся ли мы лет через 20-30 ? сомневаюсь , особенно глядя на Европу, где исламизация набирает обороты и самобытность европейцев скоро сойдёт на нет—толерантность—это НЕ ТОГДА , КОГДА ПЫТАЮТСЯ СЕСТЬ ТЕБЕ НА ШЕЮ И ЕХАТЬ , А ТЫ ЭТОГО СТАРАЕШЬСЯ НЕ ЗАМЕЧАТЬ—и когда из тебя делают ездового осла.Что-то мы стали путать понятия.