17 июня 2011

Михаэль ДОРФМАН. Что прячет от нас интернет?

Что делает с нами время, проведённое (а порой потраченное) в интернете. Завязывает ли интернет нас в кокон связей только с теми людьми, что близки нам по духу, либо, наоборот, расширяет наши горизонты, знакомит с различными точками зрения? Не становимся ли мы объектами манипуляции через наши фейсбуки, наши емейлы, наше гугленье, наше кликанье на линки? А главное, находим ли мы в интернете то, что хотим?

Автор книги «Пузырь фильтров: Что интернет от тебя скрывает» Илай Парайзер провел эксперимент. Два человека набрали в поисковике гугла слово BP (Бритиш петролеум). Один получил информацию об экологических последствиях нефтяного пятна после аварии в Мексиканском заливе, другой – биржевые сводки и курсы акций. Гугл за них решил, что им стоит знать. И это может опасно повлиять на наши решения.

Как далеко это от первых деклараций Гугла, обещавших демократизировать источники информации. Ларри Пейдж, один из основателей Гугла, на заре их деятельности обещал, что их алгоритм PageRank  (с которого начинался Гугл) даст сети возможность самой голосовать за веб-страницу. Сейчас наблюдается явный отход от этого демократизирующего проекта. Гугл движется в сторону персонализации поиска. Это хорошо для поиска ресторана в окрестностях. Когда дело касается более важной информации, тем более новостей, то удобство превращается в проблему.

То же самое творится в Фейсбуке, в Yahoo. Теперь даже «Седая леди» мировой журналистики «Нью-Йорк Таймс» завела секцию «Рекомендации для вас», где использует такие же алгоритмы, рассчитывающие наши предпочтения.

Я не так давно пользуюсь Фейсбуком. Я пошёл туда, чтобы найти контакты с разными людьми, придерживающимися разных мнений, видящих вещи с разных точек зрения. Со временем я стал замечать, что долгое время не встречаю френдов-консерваторов, националистов, религиозных фундаменталистов и т. д. Фейсбук, проанализировав, на чьи ссылки я кликаю, подбрасывает мне либеральные ссылки, а ещё — видео с танго. Тем самым он заталкивает меня в виртуальный трайбализм, не менее жёсткий, чем узы родоплеменного общества.

Главная задача Фейсбука — удержать пользователя у себя подольше. Парайзер приводит такой пример.

Скажем, вы – женщина 30-ти с чем-то лет, и вы видите, что ваши подруги ставят туда свои фото. Вы тоже захотите туда поставить своё фото, и останетесь на Фейсбуке какое-то время, чтобы посмотреть комментарии. Администрация Фейсбука знает, что мужчины из ленты друзей обычно комментируют женские фото. И алгоритм Фейсбука работает в обратном направлении. Скажем, они видят, что какой-то мужчина из её ленты друзей  заходит в Фейсбук реже и проводит в там всё меньше времени, ему надоел Фейсбук. Именно ему администрация и показывают фото женщины 30-ти с чем-то лет, чтобы он его прокомментировал и остался в Фейсбуке подольше.


Ничего подобного не могло бы произойти, если бы мы были анонимны в сети. Однако в сети остаётся всё меньше и меньше анонимности. Более того, коммерческие компании лихорадочно собирают любые крохи информации для составления профиля пользователей. Одна из ведущих в этой отрасли компаний Axiom имеет полторы тысячи информационных пунктов на каждого человека. Они собрали о Бин-Ладене информации больше, чем ЦРУ. Эти компании в основном лишь поставляют бизнесам данные, необходимые для целевой рекламы, но та же самая информация используется для персонализации того, что нам показывают, и для создания контента, который нам ещё покажут.

В последнее время появляются всё новые трюки. Недавно несколько знакомых получили предложение дружить. Предложения поступили от молодых, интересных женщин. Но фото были странноватые. При внимательном рассмотрении становилось ясно, что это картинки, генерированные компьютером, используемые для получения персональной информации, для рекламы и т. д. Ведь меры безопасности в сети ужесточают, фильтры становятся всё более изощренными, и фронтально бомбить рекламой не получается. Вот и создают таких микро-роботов, которые пытаются нас «задружить». А уж потом через них можно бомбардировать нас рекламой «персонально». В руках у интернет-компаний собралось огромное количество информации, и это даёт им возможность манипулировать людьми.

Собственно, уже сейчас эта социальная инженерия работает. Оказалось, что алгоритм поиска, основанный  на том, сколько раз нажимают на линк, недостаточно демократичен. Необходимо спросить нас самих, важно ли для нас то, что мы нажимаем. Кроме «нравится» в  Фейсбуке должно быть «не нравится», а также «важно». Людей нельзя сводить к бинарному коду «кликнул — не кликнул». Основатель Фейсбука Марк Цукерберг как-то заявил, что «в какой-то момент информация о том, что в вашем дворе сдохла белочка, может оказаться для вас важней, чем сообщение том, что в Африке умирают с голоду». Это верно. Но если людям подсказывать, что лучше переживать о смерти белочки, то наше общество столкнётся с очень серьезной проблемой.

  • Michael Dorfman

    спасибо евгений