15 июня 2011

Михаэль ДОРФМАН. Значение аватара

До сих пор не уляжется шум вокруг разоблачения фальшивой сирийской гей-блогерши Амины Араф, якобы писавшей из охваченного революцией Дамаска. Через шесть дней после того, как популярный блог Девушка-гей в Дамаске замолк, и было сказано, что его автор была арестована во время демонстрации, появилась запись, что все эти 5 лет блог вел американец, 40-летний мужчина, историк, аспирант университета, гетеросексуал, проживающий в Шотландии по имени Том МакМастер. Поначалу он создал аватар-Амину Араф, чтобы участвовать в дискуссиях, освещать вещи с неожиданной на Ближнем Востоке точки зрения. Позже втянулся. Достоверность блога помогала поддерживать подруга жизни МакМастера Бритта Фройличер, заканчивающая докторат по Сирии. Оба – пропалестинские активисты, хорошо знакомые с ситуацией на Ближнем Востоке.

Оказалось, что кроме реального брака «Амина» состоял(а) в виртуальном лейсбийском браке с женщиной-блогером из Канады по имени Сандра Багария. Они обменялись более пятьюстами личными письмами. Теперь Багария не скрывает своей боли, хотя и говорит, что надо жить дальше.

Правозащитники успели развернуть кампанию в защиту несуществующей Амины Арраф

Не буду пересказывать ни злорадные комментарии просирийских блогеров, сперва предположивших, что Амину забрала не сирийская охранка, а Аль-Каида. Не буду сыпать соль на раны негодующей ЛГБТ-общественности и правозащитников, широко развернувших кампанию «Свободу Амине Араф». Всё это до сих пор свежо. Критика и проклятия посыпались не только на  МакМастера, но и на популярное новостное издание для лесбиянок —  Lez Get Real, очень помогшего раскрутить блог МасМастера. Издание, представляющее себя «точкой зрения женщин-геев», опубликовало извинения. Однако на следующий же день оказалось, что и «точку зрения женщин-геев» редактирует не совсем хорошо известная в виртуальных ЛГБТ сообществах Пола Брукс. То есть Пола Брукс – это аватар гетеросексуального, женатого 58-летний мужчины по имени Билл Грабер.

Разоблачение «Гей-девушки в Дамаске» совпало с другим скандалом, уже реальным. Нью-йоркского конгрессмена Энтони Вайнера поймали на виртуальных отношениях с несколькими женщинами. Я немного знаю Вайнера. Он человек весьма прогрессивных взглядов, всегда производил впечатление «приколиста». Совсем недавно он вроде остепенился, женился на ближайшей помощнице госсекретаря Хиллари Клинтон. Жена беременна, а он рассылал свои фото без трусов разным женщинам. За этим и был пойман активистами правой «гражданской журналистики». Сейчас его партийное начальство требует отставки из Конгресса, а Вайнер пока отправился на лечение.

Раз пошла такая мода открывать аватары, то я  расскажу, что несколько лет тусовался в рунете под аватаркой молодой и смышленой русской аспирантки одного престижного американского университета. Началось всё с того, что я прочёл интервью Бориса Акунина о том, что он прекращает писать серию «Провинциальный детектив» про монашку Пелагию – самую любимую в его творчестве. Объяснение он дал такое, что трудно ему, 50-летнему мужчине, превращаться в женщину. Ему трудно, а мне? Так и появилась на свет Людочка (имя вымышленное, позже читатель поймет почему). Девочка была умненькая, обладала способностью к незаурядной экспертизе в разных неженских областях, вроде стрелкового оружия. После одной дискуссии о прицельной стрельбе из автоматического оружия, пришлось добавить ей службу в израильской армии. Сделать себе аватар-лесбиянку мне в голову не пришло, зато в дополнение к весьма либеральным взглядам на политику, анархистским – на общество и социалистическим – на экономику, Людочка была истовой и церковной православной. Людочка участвовала в дискуссиях: от ближневосточных тем до дебатов с евангелистскими и православными миссионерами. А также  была весьма активна в нескольких сетевых проектах. Наделала немало шуму статьей «трахаться» в Википедии, пытаясь обойти нежелание тамошнего русскоязычного сообщества ставить табуированную лексику. Статью, в конце концов, забанили. Поэтому в обход возражений, что «мы не толковый словарь» к лингвистическому анализу слова была добавлена истинная история появления его нынешнего значения со слов переводчика и писателя Михаила Иванова. Иванов был переводчиком первых пиратских видеофильмов конце 1980-1990-х годов. Многие ещё помнят те кустарные видеокассеты, озвученные его «загробным» голосом. Он вспоминал, что перед ним встала задача перевести весьма распространённое в английском fuck, которое и сегодня нельзя перевести по-русски прилично. Вот он и ввёл слово «трахать» в широкий оборот. С 1970-х годов я жил вне русского языка, и помню взаимное удивление при встречах с русскими, когда я пытался его употребить в прямом значении «громко стучать».

Энтони Вайнер зачем-то стал рассылать женщинам свои фривольные фото после того, как его жена забеременела

Когда-то в Израиле у меня была своя маленькая газета. Иногда приходилось писать её всю, и пользоваться псевдонимами мне было не в новинку. Некоторые псевдонимы обрели свой стиль и характер, и порой читатели звонили и хотели обязательно  поговорить именно с авторами Людмилой Бенсон, Даном Михаэлем или Авиадом Мусаевым. Последний, судя по фамилии, был бухарско-кавказского происхождения. Псевдоним я взял у моих лондонских друзей — сэра  Джефри Мусаева и его замечательной жены. У них действительно был предок, известный ювелир из Бухары Соломон Мусаев.

Билл Грабер - реальная Пола Брукс

Под псевдонимом Авиад Мусаев я писал обзоры магазинов и ресторанов. Однажды я, в общем-то, положительно откликнулся на открытие нового крупного супермаркета сети «Тив-Таам», специализировавшегося на продаже «трефных», некошерных продуктов. После похвал за чистоту в магазине, свежесть продуктов и хороший сервис, «Мусаев» не удержался от свойственного ему краеведческого пыла и сообщил читателям, что «трефное» по-еврейски означает не «некошерный», а падаль, поэтому питающиеся кошерным еврейские соседи русских эмигрантов видят в них поедателей стервятины. В компании «Тив-Таам» решили, что журналиста с восточной, по их мнению, фамилией подкупила «кавказская мафия» – конкуренты, владельцы мелких некошерных магазинов русской еды, недовольные появлением конкурента. Мне пригрозили, что отберут рекламу, объявят бойкот, если я не уволю безобразника. Я гордо не соглашался, отстаивая свободу слова, несмотря на сильное давление моих собственных рекламных агентов, однако остыл к псевдониму Мусаев. Ведь по давней еврейской литературной традиции псевдоним играет очень важную часть в литературном процессе, а авторский псевдоним – важное изобразительное средство, помогающее лучше выразить свои идеи. Если берёшь псевдоним, то вовсе не потому, что кого-то боишься. Мне в жизни никогда не приходилось кого-нибудь серьёзно опасаться. Просто псевдоним, как и имя автора – часть произведения, часть литературной игры. Законы жанра, вживание в образ по Станиславскому, часто не позволяют одной маске сказать то, что может сказать другая.

Но вернёмся к Людочке. Разумеется, на полемиках всё не закончилось. Завязались и личные отношения. Несколько ребят начали писать личные письма. Людочка не особо поощряла это, но и не отказывалась от внимания. Кончилось печально. Один парень, докторант из хорошего британского университета, как говорят подростки, «присох», и переписки ему уже не хватало. Хотел поговорить по телефону. Я понимал, что правда его обидит, а я меньше всего хотел его обижать. После некоторых раздумий Людочка написала, что она сожалеет, что так далеко зашло, но она беременна. Аватар ушёл в частную жизнь. Людочка занята воспитанием ребёнка. Кое-где в сети ещё цитируют её тексты. Возможно, она ещё вернётся.

Новая реальность ставит новые, непонятные нашим родителям и дедам вопросы. Ни Вайнер, ни МакМастер с Грабером никаких законов не нарушали, а что касается морали, то морали в этих вопросах, очевидно, нет. У кого творчество по Станиславскому, у кого охота пуще неволи. Главное – не навреди.

 

  • vg36

    Ой, спасибо, Михаэль! Рассмешили :0)