9 июня 2011

Алексей ДЬЯЧЕНКО. Депутаты с президентом играют в «казаки-разбойники»

Май в российской политике ознаменовался малозаметным событием, которое, на мой взгляд, очень точно характеризует дешёвый популизм нынешней власти. Оказывается, нет в России более насущной проблемы, чем «государственная служба российского казачества»! И пусть российское бурячество и калмычество да еврейство кусают локти от зависти.

Действительно неординарные проблемы захватили умы руководства страны. Россия сорвётся в пропасть, если не разобраться с ведением госреестра казачьих обществ и разграничением полномочий в этом вопросе между федералами и территориалами. А если не урегулировать то, как атаман войскового казачьего общества избирается высшим органом управления казачьего общества, то вообще дело швах. Но нет. Благодаря нашим властям страна всё поднимается и поднимается с колен. Вот и казаки встали, ведомые своими атаманами. Последних теперь будут избирать на пять лет. Но главное, утверждать их будет президент страны. Сам. Казачий закон также регламентирует вопрос подготовки несовершеннолетних граждан России к государственной или иной службе российского казачества. Для этого обучение будет осуществляться в специальных общеобразовательных учреждениях – казачьих кадетских корпусах, для которых федеральные органы власти будут утверждать типовые положения.

Казачий закон также регламентирует вопрос подготовки несовершеннолетних граждан

Получается, некие сообщества, считающие себя казаками, теперь будут у государства на особом счету. Учёба отдельно, госслужба особая, атамана аж сам президент утверждает. Эдакая квасная элита эпохи вертикали власти – вроде бы стали особенными и отличными ото всех, но фактически ничего, кроме поощрительного барского похлопывания по плечу не получили. В царской России казаки дистанцировались от остального крестьянства, считая себя «белой костью». В книгах Константина Седых «Даурия» и Михаила Шолохова «Тихий Дон» очень наглядно изображены взаимоотношения между казаками и про­сто­лю­ди­на­ми: элит­ные цеп­ные псы и чернь. За привилегии, дарованные им царём, казаки обязаны были платить кровью по первому же зову. Но отличались бравые рубаки не только воинской доблестью, но и разгонами простолюдинов. Эдакая модернизированная опричнина.

Некие сообщества, считающие себя казаками, теперь будут у государства на особом счету

Конституция России вроде бы декларирует равенство всех перед законом. И теперь вслед за «наиболее равными» отдельными гражданами начинают появляться «наиболее равные» сообщества. Некие общественные организации, которые довольно комично претендуют на звание чуть ли не народов. Весь комизм претензий казаков на свою особенность ярко проявляется в нынешнем существовании казачьих дружин в мегаполисах. Большая часть персонажей, фигурирующих в этих организациях, не вызывает ничего, кроме ироничной ухмылки. Наряжаются в какие-то дедовские тулупы, шинели да шаровары с лампасами, подпоясываются сбруями да ремнями, напяливают папахи да фуражки и дефилируют по улицам, как во время маскарада, пугая ворон. Да ещё с ножнами и саблями. Да некоторых атаманов, попадись они в начале прошлого века казачьей колонне, наверняка бы отстегали нагайками, и уж точно не признали бы за ровню. Так и хочется иной раз воскликнуть: «Ряженые клоуны!». Сегодня в таких клоунах на самом верху объявлена нужда. Государственная.

В стране немало мужчин, играющих в ролевые игры

Фактически, уже несколько лет, как казачков власти пытаются привечать, использовать почти так же, как и при царях, при­вле­кая на охрану правопорядка. От граждан. При этом полномочия «охранников» с юридической точки зрения более чем сомнительны. Тем не менее, неоднократно подобные граждане в жилетках с надписью «казачья дружина такая- то» были замечены в оцеплении акций несогласных. Более того, пафосно раздувающиеся от осознания собственной власти казачки-дружинники даже иной раз пытались наводить порядок в том виде, в котором они его понимают. При мне во время выхода «несогласных» из садика Чернышевского какой-то мелкий злобный казачёныш пытался задержать непонравившегося ему нацбола, применяя силу. Точнее, силенку. Потому что тут же получил жёсткий отпор и мигом ретировался за спины дюжих омоновцев. Если бы то же самое он попытался проделать на улице в отсутствие милиции, то должен был бы, по идее, попасть в милицейский «обезъянник» за хулиганство и дебоширство. Хотя, скорее всего, просто огрёб бы «по рогам», отряхнулся и пошёл бы по своим казачьим делам дальше.

За какие подвиги получили царские ордена эти люди в папахах?

Срочность принятия закона о казачестве в предвыборный год говорит о том, что парламент и президент России уже, видимо, не видят более важных тем и проблем, которые надо решить законодательно. В стране экономика превратилась в счётчик на нефте- и газопроводах. Органы охраны правопорядка превратилась из иммунной системы общества в раковую опухоль с метастазами по всему организму. Закон о коррупции под любым предлогом отказываются принимать уже не первое десятилетие, а само понятие коррупции сводят до уровня банального взяточничества. В таких условиях самое время заняться утверждением атаманов и положений о казачьих кадетских корпусах. Видно, именно это должно стать заключительным шагом на пути процветания нашего общества. Теперь и без того гордящимся своей казачностью недалеким и неумным гражданам дали недвусмысленный сигнал: ребята, вы – особенные, вы нужны президенту… Много ли дураку надо? И за меньшее лбы расшибали.