1 июня 2011

Даниил ПОЛТОРАЦКИЙ. Западная Европа: радикализация или апатия?

Политические силы Европы стремительно входят в крутое пике кризиса. Кризиса доверия. Этот кризис – возможно, один из самых опасных кризисов для правящих партий Европы. Он заставил сплотиться правых консерваторов в общем страхе потери всех рычагов влияния. Триумфальные победы социалистов в Германии и Италии – это, безусловно, прогресс. Но способны ли левоцентристы решить проблемы, пустившие корни в европейские трудовые отношения? Это большой вопрос, ответ на который даст лишь время.

Поражение Николя Саркози на региональных выборах во Франции, фиаско ХДС-ХСС в Бремене и, наконец, провал Сильвио Берлускони в Милане и Неаполе – вынуждают правые партии судорожно искать новые стратегии выхода из тупика. Одновременно с этим резко упала явка, которая в Европе всегда была на высоте. Например, в Испании на региональных выборах, которые прошли как раз в то время, когда на площадях лилась кровь протестующих, зафиксирован рекорд по количеству испорченных бюллетеней. На выборах в Бремене в этом году явка была рекордно низкой за всю историю выборов. Конечно, можно сказать, мол, в Испании победили правые, а в Италии – левые. Это нормальная сменяемость власти. Да, но не совсем.

В Мадриде большую часть демонстрантов составляла молодежь. Без­ра­бот­ные в воз­расте млад­ше 25 лет в Испании со­став­ля­ют 41,2%

Победа правых в Испании сопровождалась массовыми выступлениями студентов и рабочих в защиту социальных прав. Низкая явка на выборы вызвана отнюдь не отсутствием интереса к политике, а как раз наоборот – возросшим желанием европейцев поменять свою жизнь и сделать политику уличной и доступной для каждого. Десятки тысяч молодых людей протестовали в Барселоне. Даже победа «Барселоны» в Лиге Чемпионов не ослабила их напора. Они хотят участия в политике, всё больше и больше разочаровываясь в консерваторах, которые упорно стараются провести в жизнь непопулярные меры по спасению крупного бизнеса от коллапса, сокращая социальные гарантии. Поражение социал-демократов в Испании – это пиррова победа правых, ведь за них проголосовали 30 процентов, а это  — максимальная мобилизация консервативного электората, которая не сравнится по силе с набирающими массу студенческими и профсоюзными движениями. Поражение социал-демократов в Испании говорит не о росте популярности правых, а о радикализации левого электората. На антисоциальные реформы народ отвечает не голосами за социал-демократов, а уличным протестом и забастовками.

Противостояние левых и правых переходит на новый виток, в котором первым противником масс будут консерваторы, а умеренные социалисты будут продолжать терять доверие, выпуская ресурсы куда угодно: в руки независимых профсоюзов, уличных движений с левой риторикой – лишь бы подальше от избирательных урн, поход к которым всё больше становится непривлекательным и неэффективным.

Правые действуют по ста­рин­ке, не очень углуб­ля­ясь в ана­лиз бу­ду­ще­го: всё боль­ше по­вы­ша­ет­ся гра­дус ис­те­рии по от­но­ше­нию к им­ми­гран­там, всё боль­ше раз­го­во­ров о «хри­сти­ан­ских цен­но­стях» и «невоз­мож­но­сти вза­им­ной ин­те­гра­ции раз­ных куль­тур». И агрес­сив­ный ми­ли­та­ризм в ка­че­стве бо­ну­са.

В Барселоне полиция жёстоко разогнала митинг молодёжи. Пострадало около 100 человек

На этом фоне показательным является резко возросший рейтинг «Национального Фронта» Марин Ле Пэн, который почти догнал партию Саркози по данным последних соцопросов. Французская буржуазия видит тупик умеренного консерватизма и переходит к открытому противостоянию, отдавая симпатии ультраправым, которые честно скажут столь любимые сердцу французского буржуа слова: «Остановить иммигрантов и профсоюзы! Долой налоги на бизнес! Хватит кормить нищих!» Благородные патриции забывают лишь одно — они в меньшинстве.

Эта поляризация может затопить мостик социал-демократии, отдав политику в руки ультралевых и ультраправых. Выборы в Европе всё меньше и меньше показывают объективные настроения электората, общенациональные забастовки стали привычным способом решения классовых конфликтов. Европа перестаёт верить в силу парламентов и выходит на улицы.

  • http://nika.x-31.com nikadubrovsky

    Французская буржуазия видит тупик умеренного консерватизма и переходит к открытому противостоянию, отдавая симпатии ультраправым, которые честно скажут столь любимые сердцу французского буржуа слова: «Остановить иммигрантов и профсоюзы! Долой налоги на бизнес! Хватит кормить нищих!» Благородные патриции забывают лишь одно – они в меньшинстве.

    ___

    в абсолютном меньшинстве.
    и уже не так активно могут управлять населением через СМИ, потому что появился интернет.