30 мая 2011

Руслан КОСТЮК. Развод по-мальтийски

Я не первый год профессионально занимаюсь изучением политической системы и партийно-политической борьбы в Западной Европе, но не перестаю удивляться тому, по каким подчас смехотворным для среднерусского обывателя линиям происходит борьба между левыми и правыми у них на Западе.

Вот в одном французском городке правый мэр и социалисты сталкиваются по вопросу о том, что строить на месте снесённого здания: коммерческий центр или социальный дом для инвалидов? В Швейцарии буржуазные и левые партии спорят о том, с какой именно скоростью следует разрешать велосипедистам ездить по специальным дорожкам внутри города.

Ещё один пример «нетипичного» противостояния политиков – субботний референдум на небольшом средиземноморском острове Мальта. Там избиратели голосовали по вопросу –разрешать в стране разводы или нет. Впрочем, сознаюсь, этот  вопрос серьёзный, по-настоящему общественный. И вновь избиратели увидели противостояние: правящая Националистическая партия (христианские демократы и консерваторы) призывали сказать инициаторам разводов «нет» (Мальта до сего дня наряду с Ватиканом и Филиппинами входит в число государств, где разводы де-юре запрещены, а вступить в повторный брак практически невозможно), а лейбористы и профсоюзы склонились в пользу этого, казалось бы, элементарного гражданского права. Как сказал лидер лейбористской оппозиции Жозеф Мускат, «есть этические ценности, вдохновляющие другие вещи, нежели религия, и развод должен рассматриваться обществом рационально, а не как религиозная догма».

Лидер мальтийских лейбористов Жозеф Мускат

В общем, в субботу на Мальте с маленьким перевесом (52,7%) победили сторонники легализации разводов. На что премьер-консерватор Лоуренс Гонзи сказал: «Это не тот результат, которого я желал. Но воля народа должна уважаться….»  Действительно, как просто и эффективно, когда сам Его величество НАРОД имеет регулярную возможность высказываться по судьбоносным и решающим для себя вопросам. А власти принимают вердикт нации таковым, каков он есть. Но это ведь всё пока лишь «там», где люди всё-таки, пусть худо-бедно, но чувствуют себя гражданами, от которых что-то в политике  зависит…

Консерватор Лоуренс Гонзи принял волю граждан