30 мая 2011

Борис ИХЛОВ. Чем для нас обернётся девальвация рубля

Премьер Владимир Путин вновь взял на щит идею своего недавнего президентства об удвоении ВВП России. Сроки те же, что и раньше – 10 лет. За это время российская экономика должна занять место в пятёрке ведущих экономик мира, а наш уровень жизни подтянуться до европейского. Однако, если в финансовой сфере ничего не изменится, то Россия, наоборот, окончательно превратится в сырьевой придаток «золотого миллиарда», а её жители окончательно обнищают.

Идеологема о «деревянном рубле» и «золотом долларе», об административно завышенном курсе рубля, который-де и не позволяет осуществлять конвертируемость отечественной валюты начала отрабатываться ещё на сессиях ВС СССР в годы перестройки. В СССР официальный курс доллара составлял 70 копеек, на чёрном рынке доллар стоил два рубля. В документе под названием «Краткое изложение материалов правительства по осуществлению перехода к планово-рыночной экономике» в пункте «3.ж» значится: «Осуществить поэтапную девальвацию рубля».

С конца 1993 года, после назначения главой правительства РФ Виктора Черномырдина, курс доллара подняли до 6 рублей. Ещё в ходе гайдаровских реформ в массовое сознание была вброшена идеологема о необходимости привлечения иностранного капитала. Это стало аксиомой и не подлежало обсуждению.

Памятник "деревянному рублю" в Томске

Напомним, что в годы «чубайсовской приватизации» российские предприятия оценивали по некой «остаточной стоимости». 500 крупнейших приватизированных предприятий России стоимостью не менее 200 млрд. долларов за 7,2 млрд. долларов. Так, Самарский металлургический завод, одно из крупнейших в Европе предприятий по выпуску алюминия, оценили всего в  2,2 млн. долларов. Автомобильный гигант ЗИЛ (завод имени И.А. Лихачева) «ушёл» за 4 млн. долларов. В то время как по оценкам иностранных экспертов, рыночная стоимость ЗИЛа составляла от 8 до 14 млрд. рублей, а его земля — 35 млрд. рублей.

Недаром в июне 1993 года в Москве на экономической конференции, организованной правительством и Верховным Советом Российской Федерации, академик Леонид Абалкин заявил, что Россия живёт в условиях абсурда: весь национальный продукт, произведённый за годы советской власти, равен ВВП 1993 года. Тогда даже представители европейского или американского среднего класса могли приобрести российские заводы средней мощности.

Низкий курс рубля позволил зарубежным предпринимателям и нашей «новой буржуазии» приобрести множество российских предприятий за бесценок. Последствия привлечения иностранного капитала легко видеть на примере «Пермских моторов» — американская «Pratt&Witthey», завладев пакетом акций свыше 30%, демонтировала линию сборки движков суперсовременного МИГ-31М. Не только линии, но целые предприятия-конкуренты в России скупались иностранным капиталом и тут же закрывались. То же происходило в Чехии, Польше, Румынии и др.

В августе 1998 года грянул дефолт. Курс доллара начал расти скачками, и вскоре перевалил за рубеж 20 рублей. Но даже по расчётам специалистов МВФ он должен был стоить не больше 13 рублей, об этом сообщил не кто-нибудь, а глава Центробанка Виктор Геращенко и… сохранил прежний курс. После 11 сентября 2001 года на чёрном рынке за доллар не давали больше 15 рублей.

Если в 90-е годы основным мотивом занижения курса рубля была распродажа госпредприятий в ходе приватизации, то ныне мотив изменился. Современные заказчики понижения рубля различимы невооруженным глазом: это экспортеры нефти, газа и металла. Допустим, вы продаёте за рубеж лес или газ за доллары. Если понизить доллар, у вас снизятся прибыли в рублях. Кроме того, диспаритет валют создаёт дыры в бюджете РФ, через которые средства бесконтрольно исчезают в оффшорные зоны.

Если в рамках «стратегического партнерства» продолжится постепенная девальвация рубля, то последствия будут печальны. Снизится потребительский спрос, что ударит по всем российским производителям и торговой сфере. А главное, начнётся новый и, скорее всего, последний, добивающий этап расчленения экономики России зарубежным капиталом.

Ихлов Борис Лазаревич (30 апреля 1956 г.) — левый политический активист. В детстве исполнил роль Кольки-Кильки в фильме «Три с половиной дня из жизни Ивана Семёнова, второклассника и второгодника» (1966, режиссёр Константин Березовский). Закончил Пермский государственный университет, учился в аспирантуре на кафедре теоретической физики физического факультета МГУ. Работал в лаборатории органических полупроводников, радиоспектроскопии, преподавал, был сторожем, занимался коммерцией. Ещё в годы «позднего застоя» стал одним из основателей подпольной марксистской «Группы продлённого дня» (ГПД), организатор  Пермского рабочего союз. Автор книг «Очерки современного рабочего движения на Урале» (Пермь, 1994) и «Восстание элит» (Б.м., б.г.).