21 мая 2011

Дмитрий ЖВАНИЯ. Миронов — русский Маттеотти?

Когда лидер КПРФ Геннадий Зюганов в очередной раз клеймит «антинародный режим», становится откровенно скучно. Когда Владимир Жириновский вновь обличает врагов России, выдавая себя за единственного защитника «униженных и оскорблённых», хочется закрыть уши, так это надоело за 20 лет. Но когда Сергей Миронов — человек, которого можно было бы назвать символом политического компромисса, в краткой речи чётко обрисовывает все проблемы современной России, это производит впечатление. 18 мая в России, а точнее — в Санкт-Петербурге, произошло знаковое событие. Жертвой политической травли стал человек, который сам никогда никого не травил, который всегда своё несогласие с официальным курсом преподносил без всякого оппозиционного пафоса.

«Вновь поднимает голову агрессивно-послушное большинство», «вы будете голосовать, по сути, за запрет на профессию, за наказание за политические взгляды, за политическое инакомыслие», «мне кажется, что дай вам, господа единороссы, волю, вы бы быстро восстановили печально известную 6-ю статью Конституции СССР о «руководящей и направляющей»», «по всей стране социальные лифты фактически оборваны, в кадровой политике царит кумовство, дети нынешних чиновников занимают все «тёплые места»», «страна ждёт перемен» — это цитаты из речи Сергея Миронова перед депутатами петербургского ЗакСа, которые лишили его статуса сенатора, а значит и должности председателя Совета Федерации.

Сразу после выступления Миронова мне позвонил мой товарищ, который сейчас возглавляет одно информационное агентство, и сказал: «Хочу выложить видео его выступления на сайт! Он всё сказал — ни добавить, ни прибавить!» И действительно: в десятиминутной речи Миронов сказал, если не всё, но многое и самое важное о российском политическом режиме.Что же произошло с человеком, в своё время участвовавшим в выборах президента в качестве «дублёра Путина»? Его как будто прорвало!

Последняя речь Сергея Миронова в петербургском ЗакСе - самое жёсткое оппозиционное выступление последнего времени

Когда на российской политической сцене появилась партия «Справедливая Россия», только ленивый не говорил, что это — «левая нога Кремля». И я говорил это тоже, и аплодировал активистам, которые незадолго до последних выборов в Законодательное собрание Санкт-Петербурга (март 2007 года) вывесили на одном из домов на Невском проспекте плакат с изображением огромной задницы: на правой ягодице было написано «Единая», а на левой «Справедливая». Самое смешное, что и сами новоявленные «эсеры» не скрывали тогда, что их появление санкционировано сверху. Так, в августе 2007 года думский депутат из фракции «Справедливая Россия» (который до этого состоял в «медвежьей» фракции) Геннадий Гудков, отвечая на мой вопрос, не смущает ли его тот факт, что «Справедливая Россия» создана по указке Кремля, заявил: «В нашей стране все реформы проводились сверху. И вряд ли мы должны ждать, когда движение снизу оформится в политические партии. Глупо отрицать, что многие партии созданы не без поддержки сверху, во всяком случае, не без благожелательного отношения. Но по-другому у нас просто нет времени! Мы и так пропустили по крайней мере сто лет. Сегодня период для строительства партий снизу очень неблагоприятный».

Многие мои товарищи из крайне левой среды осудили Илью Понамарёва, бросившего Левый фронт и ставшего депутатом Государственной думы от «Справедливой России». Я не защищал Илью, которого в июле 2006 года вместе с другими товарищами вытаскивал из милиции после его задержания на демонстрации против саммита G-8, но и не осуждал его. Не знаю почему, но проект под названием «Справедливая Россия» был мне интересен. Я понимал, что он создан в противовес КПРФ, и это меня не смущало. Наоборот, я бы многое отдал, чтобы КПРФ исчезла и не компрометировала больше коммунизм. Геннадий Зюганов, понося антинародный режим, постоянно забегает с заднего крыльца (а иногда и с парадного крыльца) в Кремль за президентским благословением. Идеология КПРФ — это несуразица какая-то: православно-монархический сталинизм! Честно говоря, мне хотелось, чтобы в России появилась партия, наподобие французской соцпартии. Понятное дело, социализма там мало, но всё же левый тренд она обозначает. Кроме того, как ни крути, нужна политическая сила, которая представляет интересы трудящихся в органах власти. Ведь когда произойдёт революция, неизвестно. И что делать тем, кто хочет как-то поправить своё жизненное положение в этой жизни, а не в будущей?

"Справедливая Россия" вышла из-под контроля Кремля

Я рассчитывал на то, что «Справедливая Россия» рано или поздно станет социалистической партией европейского типа. Ведь работа с протестными движениями бесследно не проходит. Из еврейской мифологии я знал, что голем, созданный раввином из глины, превышает свои полномочия, заявляет свою волю, которая противоречит воле его создателя. «Справедливая Россия» мне казалась таким вот големом.

И вроде я не ошибся. Из петербургской эсеровской фракции быстро убежали те, кто вошёл туда исключительно за депутатским мандатом. Зато те, кто остался, становились всё радикальней и радикальней. Местные «эсеры» боролись против уплотнительной застройки, возведения «Охта-центра», против издевательства над историческим центром города, заступались за владельцев сносимых гаражей и т.д. Разве что в маршах несогласных не участвовали. Политика, особенно в России, вещь чрезвычайно персонифицированная. Если коммунисты призывают сменить «антинародный режим», обличают абстрактный Смольный, то «эсеры» этой осенью заявили прямо: «Долой Матвиенко!»

Сергей Миронов вначале пытался дистанцироваться от радикализма товарищей, но затем и он встал перед выбором: либо с властью, либо против власти. Сейчас «дублёры» не нужны. Те, кто за власть, отдадут свои голоса «Единой России», а не за её «запасной полк». Наш избиратель не настолько рафинирован, чтобы искусственно поддерживать равновесие в представительских органах власти. Либо ты за, либо ты против. А власть достала людей. Во многом достала по тем причинам, которые обозначил Миронов в своём выступлении.

Итальянский социалист Джакомо Маттеотти разоблачал избирательные махинации и злоупотребления фашистской партии

В Европе можно быть членом оппозиционной партии и находиться на руководящих постах в исполнительных органах власти. Например, во Франции очень часто бывает так, что президент — правый, а премьер — социалист, и наоборот. В Италии сейчас левый президент, участник антифашистского Сопротивления, бывший активист Итальянской компартии Джорджо Наполитано как-то уживается с правым премьером Сильвио Берлускони. Но в России демократия имеет суверенное лицо. Здесь, сидя в государственном кресле, власть критиковать нельзя.

«Правду говорить всегда легко и приятно» — так 18 мая начал своё выступление в Законодательном собрании Санкт-Петербурга Сергей Миронов. Речь теперь уже бывшего председателя Совета Федерации была короткой и эмоциональной. Лидер «Справедливой России» сказал то, о чём, видимо, хотел сказать давно, но сдерживал себя, исходя из соображений политической корректности. После того, как большинство петербургского ЗакСа отозвало Сергея Миронова из Совета Федерации, вряд ли он будет сдерживать себя. Конечно, мы не получим нового Ленина. Но вполне вероятно, что мы стали свидетелями появления русского Джакомо Маттеотти.

Текст написан для сайта Рабкор.ру