23 марта 2011

Андрей КУЗЬМИН. Конец цивилизации близок, ибо она обречена

Идя на концерт словенской группы Laibach, я обратил внимание на афишу, зазывающую на концерт одной нашей звезды эстрады. На меня смотрело накрашенное пухлое женоподобное лицо с аккуратно подбритой бородкой, на голове — морская фуражка, на которой вместо кокарды — огромные женские губы. Меня едва не стошнило от омерзения! Во всей пошлости этого образа открылась для меня наше время – время  тотального искажения и уничтожения смыслов.

Такие вот странные существа с губами на лбу символизируют наш мир, где нет чёткой грани между полами, возрастами, а сопричастность чему-то по-настоящему важному стёрта.

В обществе потребления используются любые образы для поражения воображения обывателя. Здесь ассимилируются любые смыслы. «Ныне век, век уничтожающего зла и абсурда», — подумал я и поспешил на концерт Laibach.

Обращаясь к мистической сфере бессознательного, Laibach будит мощнейшие силы разрушения и созидания

Человечество не может долго пребывать в сфере бессмысленного и относительного, ведь это – шизофрения, болезнь, которая рано или поздно обернётся гибелью. Но я верю в человека! Я антропологический оптимист! И поэтому я уверен, что обязательно свершится общемировой катарсис.

И эти мысли вновь посетили меня на концерте Laibach. Тяжелая мерная индустриальная поступь маршей. Скрежет шестерёнок, бас вокалиста, хор возвращали мне уверенность в том, что в мире система координат всё-таки есть. Спрос на настоящее, искреннее, благородное и возвышенное существует! Слушая Laibach, я понимал: идёт война с лживостью и лицемерием, пошлостью и мерзостью современного либерализма.

Эстетика и тексты Laibach – анахронизм, потому что обращают нас в прошлое, и одновременно – свежий ветер, потому что зовут нас в будущее

Laibach – это эстетика войны, труда, веры. Именно в этих категориях должен осуществляться человек. Кто-то назовёт это эстетикой тоталитаризма. Пусть! Не надо бояться тоталитаризма, ибо это явление целостности. Что касается войны, воспеваемой Laibach, то она  – основание смыслов. Ведь именно на войне открывается истинные критерии нашей жизни.

Laibach (немецкое название столицы Словении — Любляны) политичен. Музыка этой группы – манифест. Это искусство, меняющее реальность. Обращаясь к мистической сфере бессознательного, искусство будит мощнейшие силы разрушения и созидания. А искусство, замешанное на идеологии, – ядерная смесь. Ныне господствуют идеалы рынка, современная система ценностей возвышает низменные качества человеческой натуры. Всё продается и покупается! Мировоззренческие ориентиры теряют объективный характер. То, что ещё совсем недавно имело значение, сегодня объявляется предрассудком.

В случае Laibach мысль Еклезиаста о том, что всё новое - хорошо забытое старое, особенно актуальна

В сфере политики, экономики, культуры вообще господствует принцип релятивизма: всё относительно, всё получает своё значение лишь в силу сиюминутных обстоятельств. Прагматика и утилитаризм лежат в основе политики современной правящей элиты. При этом любое проявление недовольства объявляется инсценировкой и коммерческим проектом, происками таинственных кукловодов. Создаётся впечатление, что сегодня ни в одной сфере жизнедеятельности в принципе нет искренности и «настоящести». Одна только ложь пронизывает весь мир.

На этом фоне эстетика и тексты Laibach – анахронизм, потому что обращают нас в прошлое, и одновременно – свежий ветер, потому что зовут нас в будущее. В случае Laibach мысль Еклезиаста о том, что всё новое — хорошо забытое старое, наверное, особенно актуальна. Группа возвращает слушателя в систему координат прошлого, а именно в систему чётко обозначенных принципов.

 

Laibach воспевает преодоление, подвиг и самопожертвование

Laibach воспевает преодоление, подвиг и самопожертвование. Тяжёлая индустриальная музыка символизирует тяжесть бытия, парменидовскую «глыбу прекруглого шара» и напоминает нам, что жизнь – это тяжёлый труд, работа, как писал Эрнст Юнгер. Человек есть процесс возделывания, а не торговли. Труд как подвиг, как подвижничество есть  метафизическое понятие, оно раскрывает наш онтологический статус, нашу сущность.

Мы заброшены в этот трудный мир для реализации своего богоподобия, то есть для проявления нами творческой свободы. Эстетика тотального, всеобщего и всеохватывающего целесообразного труда возникает вместе с деонтологической этикой должного. Человек должен трудиться, и в этом долженствовании осуществляется его свободный выбор. Понимание феномена труда как осознанного выбора, как условия самореализации человека – общее место всех тоталитарных идеологий. Сегодня же труд обесчестен, он превращен в муку, в повинность, в заработок. Трудящиеся ныне унижены и обездолены, в почёте — проныры.

Laibach напоминает: жизнь – это тяжёлый труд

Эстетизируя тоталитаризм, Laibach протестует против лицемерного либерального гуманизма. Сегодня огромное количество преступлений совершается под знаменем либерализма. Но главное преступление в том, что он убивает в человеке человеческое, то есть —  его богоподобие.

Ощущение скорой гибели мультипликационной релятивистской культуры современного мира пронизывает всё творчество словенской группы. Современная культура самоуничтожается, человечество гибнет. «DAS IST DAS ENDE» («это конец» — нем.), утверждает Laibach, конец цивилизации близок, ибо она обречена.

Laibach формирует здоровые смыслообразы

Остаётся одно – строить новое здание человеческой культуры, на принципах над-исторических и вечных, возвышающих человеческую свободу и творчество, воспевающих лучшие качества человека!

Laibach — это творческий проект в рамках более масштабного проекта NSK (Новое Славянское Искусство). Объявив себя виртуальным пространством борьбы с либерализмом, NSK в сфере искусства конструирует альтернативную реальность тотального единства, героики и борьбы. Сегодня эта виртуальная действительность определяет и формирует здоровые смыслообразы. Концепция Laibach терапевтична! Так как она предлагает рецепт лечения патологии либерализма.

Эстетизируя тоталитаризм, Laibach протестует против лицемерного либерального гуманизма


Танцуй вместе с Лайбах