16 марта 2011

Эвалдас БАЛЧУНАС. К чему приводит огораживание

Капитализм многолик. Ему присуще много всяких процессов и явлений. Каждый может выбрать себе подходящее… Почти как в известной притче про слепых, пробующих познать слона.

В отношении капитализма я всё больше становлюсь похожим на одного из слепых. Меня всё мень­ше ин­те­ре­су­ют раз­ные тео­ре­ти­че­ские ас­пек­ты ка­пи­та­лиз­ма, так как всё ак­ту­аль­нее ста­но­вит­ся, как мне ка­жет­ся, одно яв­ле­ние, с са­мо­го на­ча­ла со­про­вож­да­ю­щее ка­пи­та­лизм. Это – ого­ра­жи­ва­ние кре­стьян, от­стра­не­ние их от земли. Прав­да, я не со­всем уве­рен, что клас­си­ки марк­сиз­ма пра­виль­но по­сту­пи­ли, под­чер­ки­вая, что этот про­цесс кос­нул­ся толь­ко кре­стьян.

Огораживание земли – один из самых жестоких процессов капитализма. Тысячам людей было показано, что у них нет прав, которые имели их предки, веками там жившие. Более того, заборами был воспрещён даже вход туда. Несчастные ненужные люди. Часть сопротивлялась, часть эмигрировала. Чаще всего люди переселялись в ближние города и использовались там как дешёвая резервная рабочая армия, нужная для нечеловеческой индустриализации. Но больше всего они были нужны для давления на права цеховых мастеров.

Что такое огораживание, визуально показано в школьном учебнике истории

Позже, та самая толпа голодных мигрантов использовалась против организованных рабочих, завоевавших немалые права. Капиталисты быстро заметили, что иммигрант – хороший материал. Он очень долго старается интегрироваться: найти любую работу, пусть мало оплачиваемую, дешёвое жильё, выучить язык, а борьбу за свои права, которые так дорого стоят капиталистам, он откладывает на потом, нередко на десятилетия. Пока не «устроится»! Капитализм за это время успевает выжать из недальновидного человека все соки и отнять то или другое право у его сопротивляющегося коллеги. А через десятилетие его заменяет следующая партия голодом согнанных с родных мест иммигрантов.

Шли века, менялись технологии огораживания. Например, в Британии XVI века государство шибко не вмешивалось, хотя, по сути, защищало права богатеев. А в Пруссии XVIII века государство пыталось защищать часть выгоняемых крестьян. А в Советском союзе само государство организовало этот процесс, «подвозя» часть крестьян в лагеря и в ссылку. Интересны и примеры того, как в постсоветском пространстве выгнали крестьян из колхозов, а рабочих — из фабрик, назвав всё это приватизацией.

Знаменитая цитата из «Утопии» Томаса Мора (1516) гласит: «Можно сказать, что овцы стали пожирать людей»

Сгон с земли всегда был палкой о двух концах. С одних зе­мель людей сго­ня­ют, в дру­гих вроде при­ни­ма­ют, но на со­вер­шен­но дру­гих усло­ви­ях – люди ста­но­вят­ся бес­прав­ны­ми, заодно от­би­ра­ет­ся часть прав у мест­ных людей. Эми­гра­цию про­во­ци­ру­ют ни­ще­та, ограб­ле­ние, от­ня­тие по­след­них жиз­нен­но необ­хо­ди­мых прав, неудач­ные по­пыт­ки со­про­тив­ле­ния и на­си­лие го­су­дар­ства. А им­ми­гра­цию – «ин­ду­стри­а­ли­за­ция» и «раз­ви­тие про­из­вод­ствен­ных сил», но оба про­цес­са со­про­вож­да­ют­ся по­те­рей прав.

Интересно: чаще эмигрируют самые активные, смелые и решительные люди, но, став иммигрантами, они превращаются послушных и мирных людей. Эксплуататоры как бы убивают двух зайцев – в одном месте избавляются от опасных противников, в другом – потенциальных противников разбавляют мирными овечками.

Лишённые наделов крестьяне превращались в наёмных сельскохозяйственных рабочих

С некоторыми аспектами этого длительного процесса можно ознакомиться в книгах, исторических, художественных и документальных фильмах. Или в жизни. Ряд лет наблюдаю живой процесс: молодой человек из литовской деревни или маленького городка, приезжает в город, устраивается на работу и, проработав месяц или два, накапливает на билет и уезжает продаваться в Англию, Ирландию или ещё куда-нибудь. Процесс угона жителей Литвы – кипит. Про­цесс угона жи­те­лей Литвы – кипит. Мест­ные ка­пи­та­ли­сты ино­гда на­чи­на­ют во­пить, что пора ввозить им­ми­гран­тов из дру­гих стран, мол, мест­ная раб­си­ла слиш­ком ле­ни­вая, до­ро­гая и при­хот­ли­вая.

Кризис, сменивший экономический подъём, ускорил применение «передовых методов». Физическое насилие уже не применяется. Хватает экономических стимулов. Кого уволили с работы, кому урезали около половины пособия по безработице, а кому вломили налог за то, что живешь (медицинское страхование 72 лита (около 20 евро) в месяц для тех, кто не имеет доходов).

Эмиграцию провоцируют нищета, ограбление, отнятие последних жизненно необходимых прав, неудачные попытки сопротивления и насилие государства

Территория Литвы быстро пустеет. Остается только гадать, кто её заселит – экономические и военные иммигранты из России или желающие интеграции с Европой белорусы с украинцами. Может, европейские рынки завоюют работящие китайцы или бегущие от нищеты и войн африканцы и арабы?

Какая разница? Капиталистам не важно кто, важно чтобы рабсила имела меньше прав и была дешёвой. Если люди не найдут сил сопротивляться, или вместо этого начнут грызться между собой по национальному или расовому различиями, так и будет. Права и зарплата будет уменьшаться.

Если бы капиталисты могли, они бы заменили нас овцами