10 марта 2011

Ника ДУБРОВСКАЯ: Образование — это путь к свободе

Одна моя немецкая знакомая вышла замуж на нигерийца. Она рассказывает, что в Нигерии 400 (sic!) языков: 3-4 официальных и ещё по собственному языку в каждое деревне. Чтобы попросить щепотку соли у соседей в другой деревне, приходится учить новый язык. Большинство нигерийцев свободно владеют, как минимум, четырьмя языками. При этом местные языки друг на друга не похожи. Они отличаются так же, как, скажем, немецкий от французского.

Слушая её, я размышляю о том, как мы гордимся своими детьми,  свободно разговаривающими на трёх языках и изучающими четвертый. Они будут совершенно справедливо считаться образованными людьми, ведь каждый новый язык это как новый мир и, вместе с тем, абсолютно новое понимание реальности.

Но вот почему-то никто не хочет считать образованными людьми нигерийцев. Наверное, потому, что на их языках не выпускают биржевые сводки или технические описания оружия…

Что же на самом деле означает «образование»?

Это ведь не корочка об окончании института и не набор «необходимых» знаний? Слишком разные знания нужны в разных ситуациях, в разных профессиях, в разных странах.

 

Слишком разные знания нужны в разных ситуациях, в разных профессиях, в разных странах

В классе у моего сына учится девочка, которая очень любит танцевать и умеет проделывать невероятные акробатические трюки, но медленно читает и отстаёт по математике. Ей сложно высидеть целый урок, не двигаясь и не подпрыгивая. Мама этого ребенка постоянно жалуется и переживает. Она чувствует, что её дочь не успевает  по важным, значимым дисциплинам, уделяя внимание чему-то поверхностному и бессмысленному. У нас в школе даже нет урока танцев.

Моя подруга – профессиональная танцовщица, занимается по 7-8 часов в день. Это значит, что она не может проводить за чтением помногу часов в день, как это делают другие мои знакомые. Однако она остаётся умным, тонким, прекрасно чувствующим искусство человеком.

 

Образование - не корочка об окончании института и не набор «необходимых» знаний

Большинство согласится с тем, что профессия хирурга – это занятие, требующее серьезного образования. Один из пионеров сосудистой хирургии — австриец Роберт Патон изобрёл новую технику сшивания артерий. Он научился этой технике у французских белошвеек, способных сделать сотни крошечных стежков на одном квадратном сантиметре ткани. Они могут «прихватывать» нужный участок специальным узлом за считанные секунды. Именно эта техника, применённая доктором Робертом Патоном, позволила достаточно быстро останавливать кровотечение и сшивать вены и сосуды таким образом, что прежде безнадёжные пациенты, оказывались  излеченными. Занятие белошвеек, тем не менее, никому и в голову не придёт ставить на одну доску с навыками хирурга. А ведь это неверно!

 

Роберт Патон учился у французских белошвеек

Понятно, что противопоставление «нужного» и «ненужного» труда,  «высокой» и «низкой» культуры – это идеологические конструкты. Но это конструкты, которые мы навязываем своим детям с самого раннего возраста, на которых держится система школьных оценок, маркирующая одних детей умными, а других глупыми, одних перспективными, а других нет.

Никакого отношения к собственно образованию, то есть активному участию в воспроизводстве культуры, большинство школьных занятий не имеет. Детям очень часто преподают давно устаревшую информацию о физике и биологии, которые не включают ни новейших научных концепций, ни тем более вопросов, стоящих сейчас перед современными учёными.

Кто же такие «необразованные» люди?

Мне кажется, что они делятся на две категории. Во-первых, это те, кто не хочет «быть образованными». Индейцы Чиапаса, поднявшие вооружённое восстание в январе 1994 года, уже несколько десятков лет успешно обороняются от попыток их «присоединить», «образовать» и «наградить плодами цивилизации».

 

Дом в штате Чиапас, где индейцы не хотят, чтобы их "награждали плодами цивилизации"

Есть и другие примеры «необразованных». Жители американских гетто – головная боль чиновников министерства образования. Однако именно они поколение за поколением создают американскую культуру. Этим же занимались и американские евреи, причём в основном евреи восточноевропейские, в прошлом — самая необразованная, бедная, местечковая часть иммиграции. Они создали Голливуд, Бродвей, американские комиксы, важную часть американской литературы, журналистики, музыки и так далее.

Американские чёрные, не покладая рук, работали, создавая американскую музыку и поэзию. Основной репертуар Элвиса Пресли и Боба Дилана — это песни чёрных или белых бедняков.

Модная в среде обеспеченных молодых европейцев одежда: длинные висящие джинсы, огромные футболки, «золотые цепи»  — происходит из музыкального стиля хип-хоп. А ещё она точно имитирует манеру одеваться обычного подростка из американского гетто, у которого папа и дядя сидят в тюрьме за торговлю героином.

Уже давно известно, «из какого сора растут стихи, не ведая стыда». Этот вопрос изучен, описан и даже в какой-то мере поставлен на поток. Профессиональные продюсеры выискивают юные дарования по бедным районам и регулярно поставляют их на мировой культурный рынок.

 

Гетто - чёрные кварталы

Вторая категория «необразованных» – это люди, по каким-то причинам не допущенные к образованию, где,  как они считают, находится «высокая культура». Образование, культура для них – не условная территория, не живой организм, который постоянно изменяется, а сакральная зона. Такие люди озабочены внешними атрибутами образования – степенями, дипломами, медалями.

Не имея личного опыта создания произведений искусства, они цепляются за внешнюю атрибутику, которая маркирует для них «зону компетентности». «Закончил такой-то вуз – имеешь право рассуждать о том-то и о том-то. Получил докторскую степень? Твоё мнение ценится намного дороже, чем мнение человека, стоящего ниже в ступени иерархии».

 

Поклонники вечных ценностей редко отстаивают собственную точку зрения

Поклонники вечных ценностей редко отстаивают собственную точку зрения, зато они будут горячо защищать ту, которая на данный момент является общепринятой. Эти люди – охранители. Они никогда не посмеют самостоятельно вмешиваться в живой культурный процесс, даже за тем, чтобы высказать нестандартное личное мнение, но считают своим долгом охранять культуру от посторонних или непослушных.

К сожалению, именно из охранителей рекрутируют учителей «нормальных» школ. Учить наших детей идут именно те самые неудавшиеся математики, художники, учёные, которые остались на позиции «нести культуру и науку в массы».

 

Именно из охранителей рекрутируют учителей «нормальных» школ

Обстановка индустриальной школы: оценки, дисциплина, деление по возрастным группам – способствует торжеству учителя в роли полицейского охранника, а не партнёра по исследованию, творчеству или игре.

Все, наверное, вспомнят особо свирепую учительницу литературы, математики или даже пения. Советская и современная российская детская литература переполнены образами «злой учительницы». Мой сын, никогда не ходивший в школу, где ставят оценки, с изумлением и ужасом смотрел журнал «Ералаш», где школьники из сюжета в сюжет боялись вызова к доске, умирали от страха, что учитель проверит невыполненную домашнюю работу или подделывали оценки в дневнике.

 

Все, наверное, вспомнят особо свирепую учительницу литературы, математики или даже пения

Мой школьный урок истории состоял из пересказа нашей учительницей пары страниц учебника. На следующем уроке она заставляла какого-нибудь несчастного пересказать абсолютно тоже самое перед всем классом. Многие дети боялись и вызова к доске и необходимости публичного выступления под оценивающим учительским взглядом, поэтому,  на всякий случай, заучивали несколько страниц учебника наизусть. Текст был сухой, неинтересный и большей частью состоял из вранья. Как, после четырёх лет подобных мучений (эта учительница «обрабатывала» нас с 4 по 8 класс),  можно было полюбить историю?

Преподаватель рисования в школе у моего восьмилетнего сына заставляет детей  перерисовывать картины Ван Гога, добиваясь максимальной точности. По её мнению, копирование разовьёт у них творческие навыки и любовь к прекрасному.

 

Многие дети боятся вызова к доске и необходимости публичного выступления под оценивающим учительским взглядом

Неслучайно у большинства талантливых людей в школе были проблемы. А из хороших учеников обычно выходят послушные офисные работники и успешные карьеристы.

А кто образованный человек?

Как и многие, я считаю, что образование — это путь к свободе и благосостоянию. Однако есть важная деталь: по-настоящему образованный человек — это человек, способный самостоятельно определить значение слов «свобода» и «благосостояние».

Отличное образование получают дети, которым удаётся вырасти свободными, сохранить способность к самостоятельным суждениям и интерес к получению знаний. Мы не знаем, какие именно специальные навыки понадобятся нашим детям в будущем. Мир так быстро меняется, постоянно появляются новые профессии и исчезают старые.

 

Образ "развратной училки" прочно вошёл в индустрию порно

Умение быстро считать, каллиграфический почерк, жалкий набор устаревшей информации по биологии-физике и навыки послушания пригодились бы офисным сотрудникам в середине 20 века, но явно окажутся бесполезными для людей 21-го.

100 лет назад главным занятием было пахать и сеять. Сегодня несколько процентов населения может прокормить всех остальных. Мир всё быстрее меняется, и вряд ли возможно представить каким он будет через 20-30 лет. Главное, чтобы в этих новых обстоятельствах у наших детей хватило веры в себя и любопытства, чтобы сделать правильный выбор. Вот к этому мы и должны их готовить.

 

  • http://nika.x-31.com nikadubrovsky

    Мы ходили сначала в начальную школу в нью-йорке, там оценок не ставят до 5 класса.. потом в свободную и демократическую школу в Берлине. Там вообще нет ни оценок, ни уроков.
    Теперь в международной школе в Берлине тоже самое.
    По моим наблюдениям, чем беднее район или школа, тем более жесткое отношение к детям.
    Получается, что это отчасти классовая тема — жестокость к детям.
    Отсюда же и ответ на вопрос Nura Genova — «а куда потом деваться?».
    Кто-то уверен, что его ребенок будет сидеть на конвейере или в магазине кассиром и его нужно изначально научить подчиняться. А кто-то растит своих детей учеными и писателями, те стараются дать им другие навыки.

    Плохо только, когда образованные люди пытаются уверить будущих кассиров, что им необходимо научиться послушанию, иначе они не добьются «интеллектуальной дисциплины».