31 января 2011

Михаэль ДOРФMAН. Эффект домино на Ближнем Востоке

Мы что, не знаем, что правители систематически на Ближнем Востоке лгут? Так чего же мы ловимся на их большую ложь, и верим, что прогнившие, проворовавшиеся импотентные диктатуры – единственная альтернатива воинственному исламизму?

Замечательная Мона Элтахири призывала на CNN: «Перестаньте говорить о хаосе и беспорядках. Начните называть это своим именем — восстание и революция». Надо дать шанс революциям в арабском мире. Момент назрел, как он назрел 20 лет назад в Советском блоке, а до того — в Латинской Америке. Срабатывает тот самый «эффект домино», которого так долго ждали неоконсерваторы. Так почему никто из них не рад? Ни американцы, ни европейцы, ни израильтяне? А потому что рыльце в пушку. Потому, что под разговоры о демократии, накачивали деньгами и оружием диктаторские режимы, попиравшие эту демократию, давившие свободу своих народов. Так было в Латинской Америке, так было в Африке и на Ближнем Востоке.

Каир. Камни в полицию бросают даже девушки

Нечего боятся, что протесты вернут арабский мир в XII век (как выразился один из комментаторов на BBC). Западная цивилизация уже давно не «западная», а глобальная. «Антизападные» тенденции не являются оригинальной альтернативой, а лишь реакцией на различные аспекты нашей цивилизации, и хорошо укладываются в её рамки. Фундаментализм, по сути своей, является радикальным (а во многих аспектах и революционным) движением, черпающим из Корана обоснования для своих актуальных и радикальных общественных идей. В Иране «архаики» не больше, чем в Китае или России. «Фундаментализм» в Иране давно стал интегральной частью иранского национализма. Что касается модернизации, то если поездить по Ирану, он выглядит куда более модернистским, а то и постмодернистским, чем многие «модернизированные страны».

Каир ночью

Холодная война давно прошла, полюса силы в современном мире перемещаются, и американизм или антиамериканизм уже не определяют позиции государства. Что касается Ирана, то скорей, по политическим  причинам, часто не связанным с Ираном, США ведёт политику, враждебную  нынешнему режиму в Тегеране.

В Вашингтоне только на себя могут  пенять, что домино посыпалось не в их сторону, что президент в Тегеране – иранский аналог Джорджа Буша-младшего, и что призывы «каирской речи» президента Барака Обамы оказалась пустыми словами. То, что получается в результате революций, и называется модернизацией, нравится это записным модернизаторам или нет.

Революция в Египте

Похоже, что не исламисты являются заводилами революционной волны. Однако, если, в конце концов, победит исламизм, то и в этом есть вина Запада, допустившего, чтобы его союзники и марионетки задавили все демократические и либеральные силы в угоду «рыночной экономике», участию в глобальной войне с террором/коммунизмом и прочими пугалами, мешавшими корпоративному капитализму вести классовую войну против народов нашей планеты.

Революция в Тунисе

Исламизма тоже не надо бояться. Это радикальная идеология создания новой нации. Исламизм ищет себе площадку в Афганистане, в Сомали, в Судане, в Палестине и везде, где нет мира и процветания. И он её найдет, будет агрессивным и воинственным, причинит много беспокойства своим соседям. Однако лет через 60-70 захочет жить спокойно. Хотите прогнозировать будущее исламизма? Посмотрите на сионизм.

Каир. Намаз между стычками с полицией

  • http://www.peoples-rights.info/2011/02/mixael-dorfman-tunis-egipet%e2%80%a6-na-ocheredi-amerika/ ПРАВА НАРОДОВ » Михаэль ДОРФМАН. Тунис, Египет… на очереди Америка?

    […] Раньше я писал про эффект домино в арабском мире. Но почему падение домино должно остановиться в арабском мире? Может ли домино обвалить и США? Ведь экономическое неравенство в США куда больше, а социальная пропасть куда шире, чем в Египте, Тунисе или Пакистане. Когда пишут о «банановых республиках», то принято считать, что там 1% сверхбогатых владеет 20% национального достояния. В США 1% владеет 24-26% национального достояния. Разница лишь в том, что США – большая страна. Толпы нищих не способны добраться прямо под ворота богатых поместий, как бывало в классических банановых республиках. […]