31 января 2011

Владимир СОЛОВЕЙЧИК: В Давосе Дмитрий Медведев рассказывал сказки для финансистов

За последние два с половиной года нет такого крупного международного мероприятия, где бы ни звучали речи о никак не прекращающемся мировом финансовом кризисе, не раздавались щедрой рукой рецепты как вывести экономику развитых, а за ней и развивающихся стран из по-прежнему продолжающегося падения производства и потребления. Не стал исключением и Всемирный экономический форум в Давосе.

В швейцарских Альпах в качестве одного из экспертов по проблемам глобального рынка капитала выступил ни кто иной, как президент Российской Федерации. «Реальность сегодняшнего дня во многих развитых странах составляет кризис суверенного долга, бюджетные дефициты и, несмотря на это, неготовность сокращать бюджетные расходы»,  – дал волю своим аналитическим способностям обладатель главного руководящего кресла нашей страны. Впрочем, прогноз, сделанный г-ном  Медведевым, скорее всего, имеет все шансы воплотиться в жизнь:  «Такая ситуация чревата для мира новыми экономическими и политическими кризисами».

Дмитрий Медведев в Давосе пообещал создать в России "суверенный фонд"

Если бы содержательная часть речи Дмитрия Анатольевича ограничилась констатацией этих, очевидных даже для самых упертых апологетов «свободного рынка», истин, не стоило бы, пожалуй, президентские тезисы и комментировать. Но гарант Конституции на этом не остановился. «В России в ближайшее время будет создан суверенный фонд, который разделит риски с иностранными инвесторами путём инвестиций в проекты модернизации экономики РФ», — сообщил г-н Медведев, попутно выразив надежду на то, что иностранные компании уже в 2011 году начнут осуществлять заимствования на рублевом рынке. Безусловно, всякий незашоренный патриот нашего Отечества был бы только рад приветствовать такой сценарий. При условии, если бы для его реализации существовали, хоть малейшие предпосылки. Пока же всё это больше похоже на фантастический роман.

Дмитрий Медведев опасается новых экономических кризисов

Напомним, что накануне мирового финансового кризиса, то есть как раз в тот момент осени 2008 года, когда г-н Медведев уже являлся номинальным главой государства, внешний корпоративный долг российских предприятий и организаций зарубежным финансовым институтам приближался к $ 500 млрд. В должниках были практически все крупнейшие компании, включая фактически контролируемые государством «Газпром», «Роснефть», банк ВТБ и множество иных. Долги эти возникли не в одночасье. Дело в том, что в «тучные годы», когда цены на нефть, газ и алюминий били все рекорды, близкие к кремлёвским чиновникам олигархи и топ-менеджеры государственных корпораций в массовом порядке скупали непрофильные активы, включая медийные, проводили сделки по слиянию и поглощению, либо выполняя социальный заказ власти по выведению искусственным путём отечественного «среднего класса», наращивали заведомо убыточные программы потребительского кредитования. Не имея в должном объеме средств для реализации всех этих, ещё раз повторим, получивших санкцию кремлёвских и правительственных чиновников, проектов, российские компании годами брали дешёвые кредиты на Западе – под залог собственных акций.

Дмитрий Медведев признал, что в России "финансового очищения не случилось"

Когда же к осени 2008 года волна мирового финансового кризиса, поднятого у берегов США, докатилась до России, оказалось, что ликвидность отечественных банков рухнула вслед за рынком межбанковских кредитов, деньги подорожали, фондовый рынок РФ приказал долго жить, а акции, служившие обеспечением по кредитам зарубежным заёмщикам, резко упали в цене. От огромных доплат заграничным кредитором из-за резкого падения в цене находящегося в залоге пакета акций или его продажи тому покупателю, на кого указали бы иностранные кредиторы, частные олигархические структуры и госкорпорации спасли лишь финансовые вливания бюджетных средств, сделанные по решению правительства РФ. Очевидно, что подобное решение не могло быть принято без ведома и одобрения президента страны и чиновников его администрации.

Дмитрий Медведев с Клау Швабом, основателем и директором Всемирного экономического форума

За прошедшие после этой истории два с половиной года ни обрабатывающая промышленность, ни банковский сектор так до конца и не восстановились к докризисному уровню. Напротив, продолжились старение основных фондов в той же промышленности, разрушение инфраструктуры, деградация систем управления народным хозяйством, что показали и многочисленные техногенные катастрофы, и лесные пожары летом прошлого года, и коммунальные аварии прошедшей и нынешней зимы.

Рефинансирование ключевых («системообразующих») банков и наиболее значимых корпораций («монополистов» в своем сегменте рынка) за счёт государственных средств не привело, да и не могло, в условиях отсутствия действенных институтов финансового контроля, привести к существенному экономическому росту, увеличению производительности труда, росту конкурентоспобности производимых на территории РФ товаров. Наоборот, оно воспрепятствовало реальному оздоровлению экономики, уходу с рынка структур-банкротов с их некачественным и коррумпированным менеджментом впридачу. Знает об этом, судя по его недавнему интервью газете «Ведомости», и сам г-н Медведев: «того самого долгожданного экономического очищения» не случилось, признает президент, кризис «действительно не сработал в таком плане, как мы ожидали».

Дмитрий Медведев вынашивает планы превращения Москвы в международный финансовый центр

Но если это так, и если в экономике и финансовой сфере России за эти годы ничего в принципе не изменилось, то о каких таких заимствованиях иностранцев на рублевом рынке может идти речь? Скорее, наоборот, наши доморощенные капиталисты будут «под выборы» искать дополнительные средства, выполняя те или иные «социально окрашенные» просьбы своих друзей в Кремле. И найдут их… где? – правильно, там же, где и раньше – в зарубежных банках и международных финансовых институтах.

Выступая в Давосе, г-н Медведев в очередной раз напомнил о проекте превращения Москвы в Международный финансовый центр. Он-де должен стать «не только ядром российской финансовой системы, но и катализатором развития финансовых рынков всего постсоветского пространства», при этом ещё влиять на финансовые площадки ни много, ни мало Центральной и Восточной Европы. Оно и понятно: ведь, согласно мнению г-на Медведева, российский рубль должен быть включён, наряду с китайским юанем, в корзину специальных прав заимствования Международного валютного фонда. Если в случае с юанем, учитывая размеры китайской экономики, её рост и размер золотовалютных запасов КНР, такого рода идея вполне заслуживает обсуждения, то касательно отечественных денежных знаков, которым граждане РФ даже внутри страны по-прежнему предпочитают евро или доллар США, гипотеза г-на Медведева воспринимается как чистая насмешка. Или пожелание человека, не вполне понимающего, в какой стране он живёт, и явно далекого от реалий текущей мимо него и его приближенных русской жизни.

По мнению Дмитрия Медведева, рубль должен быть включён в корзину специальных прав заимствования МВФ

А, может быть, президент РФ решил дебютировать перед мировой бизнес-элитой в непривычной пока для себя роли сказочника для финансистов? Рассказал такую хорошую фантастическую сказку на ночь, порадовал зубров коммерческого кредитования и акул фондового рынка, повеселил экономических экспертов и финансовых аналитиков, и весьма довольный собой, отъехал под сень родных осин. Готовиться к предстоящим президентским выборам. С новым имиджем, который, однако, вряд ли сможет скрыть старую политику, завершившуюся экономическим кризисом, продолжающимся и поныне.