20 октября 2010

В чем смысл новых смыслов?

Даниил КОЦЮБИНСКИЙ

На первый взгляд, мы живем в эпоху агрессивного переизбытка СМИ. Конечно, не все они одинаково свободны и хороши. И все же их много. Очень много. Быть может, слишком много – и эта лавинообразность медийных ресурсов порождает порой смысловую апатию и ощущение нехватки «чего-то главного». Не бесконечно уплотняющегося узора священных фактов и свободных комментариев, — а скромной, но прочной канвы экзистенциальных смыслов.

Так родилась идея проекта «Новый смысл». Его цель, какой она увиделась мне, – в том, чтобы выйти за пределы стандартного информационного потока. Увидеть в актуальном и единичном – отражение вневременных «длинных смыслов»…

Взлёты и падения премьеров и мэров, вспышки локальных войн и обострения затяжных кризисов и рецессий, смерть Майкла Джексона, премьера суперфильма «Аватар», взрывы в московском метро, очередной сексуальный скандал в очередной нравственно озабоченной стране – во всем этом можно видеть чисто событийную интригу. Кому выгодно? – Кому не выгодно? Какие причины? – Какие последствия? Кто прав? – Кто виноват? И т.д. Но можно попытаться взглянуть на каждое из этих событий и на его героев сквозь призму совсем других вопросов. Что на самом деле произошло – движение истории вперед или же броуновское мельтешение новостных молекул? А стоила ли игра свеч? А так ли уж уникально это событие или же под личиной случайности и одноразовости в нем таятся контуры вечности — чего-то, воспроизводящего очередной шекспировский сюжет? И – самое главное: а как реагировать на все это? Кого из випов, ньюсмейкеров и «звезд» держать за образец или хотя бы ориентир? Чья судьба сегодня может считаться «модельной»? Кто из «раскрученных персон», подобно аристократам древности, может быть признан честным и благородным, одним словом, лучшим? А если никто или почти никто, то как жить в мире, где путь к успеху лежит через жесткую толкотню локтями, хождение по головам и тотальное лизоблюдство – перед царем, народом, дворником, собакой дворника, блохами собаки etc?.. И нет «человека-овцы», который бы, как в колыбельных сказках Мураками, явился из ниоткуда и выпустил тебя из душной клетки, став верным другом, поводырем, ангелом-хранителем…

Если сводить все, о чем сказано выше, к простому тезису, то его можно было бы сформулировать так: «Информации и денег в мире все больше, а душевного спокойствия и радостных упований у людей – все меньше. Почему?»

Одна из очевидных причин информационного невроза, захватившего постиндустриальное общество, – вытеснение внятного разговора о смысле жизни современного человека – в тартарары «коллективного бессознательного». Замена цельной и устойчивой модели мира — ежесекундными новостными цунами, индивидуальной человеческой рефлексии – кривлянием «прикалывающейся» толпы…

Ушла эпоха больших идеологий. Еще раньше покинула этот мир эпоха религиозных исканий и войн. А люди остались. И остались «проклятые» вопросы, на которые материально продвинутая современность поспешно набросила гламурное табу. И человек сегодня – один на один со своей «философской изжогой», заглушаемой лишь анестезией повседневной усталости и дежурных развлечений.

Как жить? Чему учить детей? С чем мириться? Против чего бороться? Что значит «жизнь удалась»?.. «О, Солон, Солон, Солон…»

Бесконечность этих вопросов становится все более дурной, по мере того, как мы отказываемся от серьезного разговора о них.

Универсальных ответов на эти вопросы, конечно же, нет. Но если исчезает универсальный спор о главном, возникает вакуум. И пространство разумной воли заполняет мутное желе невротичного хихиканья. От которого тошно всем – и тем, кто хихикает, и тем, кто подхихикивает, и тем, кто пытается заткнуть уши, чтобы не слышать ни тех, ни других…

Необходимо дать шанс.

Шанс всем, кто хочет серьезного разговора о том, что, казалось бы, нас всех разобщает, а на самом деле – о том единственном, что может нас соединить: о смысле жизни каждого из нас.

Есть ли в нашей жизни что-то, помимо отправления естественных биологических и социальных нужд? И если есть, то как быть с этими самыми нуждами, успешное отправление которых требует неизбежных «смысловых жертв»?

Надо попытаться сделать этот разговор – который сегодня происходит в миллионах квартир, телефонных трубок и «живых журналов» — профессиональным. То есть, таким, который интересен не только тому, кто говорит и, в лучшем случае, его друзьям – как в большинстве «блог-постов», — но и любому «постороннему» человеку – «l’etranger», — который, пусть даже случайно, «наткнется» на текст. Потому что настало время для объединения «посторонних» хотя бы в виртуальном мире их размышлений, сомнений, страхов, надежд.

Или не настало? А может, не настанет никогда?

Этот текст  написан не для того, чтобы просто «облегчить мозг» от не переваренных остатков духовной пищи, а в надежде на то, что проблема обретения «информационных смыслов» волнует не только создателей сайта и что полемический разговор о ней, стало быть, будет продолжен…

  • Игорь Жордан

    Знаете, Даниил, Вы — тот редкий человек, к которому я испытываю определенную зависть: хорошо пишете! Вот я, скажем, о себе тоже думаю, что неплохо пишу. Но Вы, черт возьми, пишете лучше. Наверное, потому, что у Вас очень хороший вкус, не только слог.

  • Дмитрий Синочкин

    Даниил, приятно встретиться в электронном пространстве.
    Несколько слов, если позволите, по поводу Вашего эссе…
    Вопросы, которые Вы ставите, мне понятны и близки. Информационный мусор одолевает, но личное спасение от него очень даже возможно. (С помощью внутренней иерархии смыслов — ну, как те люди, которые выбросили телевизор раз и навсегда. Или как некоторые знакомые мне подростки, которые избегают общения со сверстниками, не читающими «бумажные» книги)… Насчет «смысла жизни» — это вопрос-ловушка, об этом неплохо писал Секацкий. На личном, опять же, уровне — решения вполне возможны. Например, так: попытаться понять, что у тебя получается лучше всего (к чему тебя предопределила природа) — и заниматься этим по мере сил. (Как у Стругацких — поиск предназначения). Но выдавать свои рецепты за всеобщие? Хотя бы — делать их публичными? Для этого надо иметь какой-то специальный набор качеств. Пугает то, что большие писатели, занимая позицию «учителя жизни», практически сразу впадали в творческий маразм. (От Толстого до Солженицина, да хоть бы и Веллера). «Знающий не учит»…
    Из того немногого, что иногда получается у меня — делать массовую глупость смешной. Показывать, что она смешная. Но ведь это не метод. Потому что глупят одни, а усмехаются над этим другие…

    • http://kotsubinsky.livejournal.com/ Даниил Коцюбинский

      Дмитрий, взаимно рад встрече и спасибо за ответ!
      Учить жизни, полагаю, никто здесь никто не собирается :) Речь идет просто об обмене теми мыслями, которые обычно остаются за бортом информационного потока как «сугубо спекулятивные». Ибо Смысл давно уже списан с корабля современности на необитаемый остров, где и прозябает благополучно в одичании и одиночестве.
      Вы предлагаете вполне милые рецепты. Просто как есть общество анонимных алкоголиков, где люди, озабоченные одной проблемой, находят радость во взаимном общении, так же и здесь — каждый ищет смысл индивидуально, но лучше это делать в приятной компании ))
      А телевизор, к слову, я упразднил как явление уже больше года тому как.