17 февраля 2017

Чтобы запугать сепаратистов, китайские власти Синьцзян-Уйгурского автономного района провели «парад устрашения»

Власти Синьцзян-Уйгурского автономного района (СУАР) Китая провели парад вооружённых полицейских и бойцов добровольческих проправительственных отрядов с целью запугать местных сепаратистов, которые не гнушаются прибегать к террористическим методам борьбы. Об этом сообщает Reuters.

СУАР, населённый в основном уйгурами-мусульманами, расположен на северо-западе Китая

Мероприятие состоялось в городе Хотан, находящемся на юге региона и считающимся одним из оплотов уйгурских экстремистов.

СУАР расположен на северо-западе Китая. В этом регионе китайским властям противостоят исламистские радикалы, в основном этнические уйгуры, борющиеся за создание независимого исламского государства «Восточный Туркестан».

Путешественник Дмитрий Машков: «Китай насаждает в Синьдзяне культ компартии и одновременно — культ денег и наживы. Вот такой дикий симбиоз!»

«При помощи неусыпной бдительности и постоянного нажима на террористов мы загнали их в угол, и теперь они в отчаянии бьются без надежды на спасение», — заявил на параде заместитель председателя местного комитета Коммунистической партии Китая Чжу Хайлунь.

Начиная с 1990 года в результате противостояния уйгурских сепаратистов с Пекином погибли сотни человек. Последние несколько месяцев в СУАР было относительно спокойно. Однако 14 февраля трое исламистов-сепаратистов в префектуре Хотань с ножами напали на толпу людей, зарезав пять человек и ранив ещё пятерых. Все террористы были застрелены полицией.

Российский путешественник Дмитрий Машков, который побывал в Синьцзян-Уйгурском автономном районе ещё в 90-е годы, в интервью редактору Sensus Novus Дмитрию Жвания поделился впечатлениями об увиденном в регионе:

— Уйгуры — мусульмане. В этническом отношении они не имеют ничего общего с китайцами. У них свои обычаи и своя уникальная культура. Ещё в начале 50-х уйгурские партизаны оказывали вооружённое сопротивление китайской армии. Эта борьба закончилась иезуитской историей. Китайцы пригласили уйгурских лидеров на переговоры в Пекин. И самолёт с делегацией разбился. Обезглавленное уйгурское сопротивление постепенно сошло на нет. И Уйгурстан включили в состав Китая.

В Синьдзяне до сих пор наблюдается противостояние между этническими китайцами и аборигенами. Один знакомый американский бизнесмен китайского происхождения сказал мне: «В Кашгаре (древней столице Уйгурстана) наших (то есть китайцев) частенько режут». И есть за что! Пекинское правительство всячески поощряет миграцию этнических китайцев — ханов — в Уйгурстан. Китайские бизнесмены получают в Синьдзяне беспроцентные займы и налоговые поблажки. Но было бы полбеды, если бы уйгурская культура подавлялась древней китайской культурой.

Однако современный Китай насаждает в Синьдзяне культ компартии и одновременно — культ денег и наживы. Вот такой дикий симбиоз! Местная потрясающая исламская архитектура постепенно приходит в упадок. На её месте возводятся типовые железобетонные китайские уродцы с синими тонированными стеклами. Почему именно с синими? Так велел ЦК китайской компартии из соображений унификации!

Подробнее:

Дмитрий МАШКОВ: «Между жизнью и смертью чёткой границы нет»