16 сентября 2015

Петербург может остаться без социальных маршрутов

1 января 2016 года жителей Петербурга ждёт очередной новогодний подарок — повышение цен на проезд в общественном транспорте — и не рубль-два, а на 25 процентов

1 января 2016 года жителей Петербурга ждёт очередной новогодний подарок — повышение цен на проезд в общественном транспорте — и не рубль-два, а на 25 процентов

Общественный транспорт — одна из тех сфер, где в наибольшей степени чувствуется неолиберальная экономическая политика, которая заключается в переводе на коммерческие рельсы всего того, что до этого субсидировалось государством или вообще было сугубо государственной задачей. 1 января 2016 года жителей Петербурга ждёт очередной новогодний подарок — повышение цен на проезд в общественном транспорте — и не рубль-два, а на 25 процентов. Так, поездка в петербургском метро обойдётся в 40 рублей, а в наземном транспорте — 35. Сейчас за жетон в метро пассажиры петербургского метро платят 31 рубль, а за билет в наземном транспорте — 28.  Ощутимое подорожание, учитывая, что заработная плата не растёт, а цены в магазинах, наоборот, подскочили.

А ведь ещё и коммерческий транспорт — так называемые маршрутки, где уже сейчас берут за проезд столько, сколько будут брать в социальном транспорте с нового года. Значит, цена проезда в коммерческом транспорте тоже подскочит. А учитывая, что 13 июля Государственной думой принят 220-й федеральный закон, который вообще отменяет государственное вмешательство в формирование цен за проезд в коммерческом транспорте, скачок этот будет существенным.

Журналисты петербургского ТКТ-ТВ, ведущие программы «Районы. Кварталы» Антон Гарнов и Наталия Самушия о предстоящем повышении цен на проезд в петербургском общественном транспорте поговорили с депутатом Законодательного Собрания Санкт-Петербурга, председателем комиссии по транспортному комплексу, членом фракции «Справедливая Россия» Алексеем Палиным.

Депутат Законодательного Собрания Санкт-Петербурга, председатель комиссии по транспортному комплексу, член фракции «Справедливая Россия» Алексей Палин

Депутат Законодательного Собрания Санкт-Петербурга, председатель комиссии по транспортному комплексу, член фракции «Справедливая Россия» Алексей Палин

ТКТ-ТВ: Что будет с ценами на транспорт и насколько они вырастут?

Алексей ПАЛИН: Информация о том, что цены на общественный транспорт в Петербурге вырастут на 25 процентов, прозвучала в конце июля, когда в Законодательном собрании Санкт-Петербурга шли нулевые чтения городского бюджета. ГУП «Метрополитен» первым заявил: хотелось бы увидеть в проекте 40 рублей за жетон. Вслед за «Метрополитеном» прозвучали отчёты «Пассажиравтотранса» и «Горэлектротранса», которые сказали ровно то же самое: необходимо поднимать стоимость разового проезда прежде всего.

Что же касается коммерческих перевозчиков, которые на протяжении последних лет не единожды заявляли, что нужно поднимать стоимость проезда до 45-50 рублей, мотивируя это совершенно разными расчётами и предположениями, последний из них — расчёт, который предоставило Министерство транспорта России.

А на маршрутки цены тоже регулируются?

Да, встал вопрос о регулировании цен за проезд на маршрутках. Сейчас Комитет по тарифам совместно с Комитетом по транспорту, который согласовывает стоимость проезда с коммерческими перевозчиками, устанавливает предельно допустимый тариф. Но появился 220-й Федеральный закон, который однозначно гласит: есть регулируемые маршруты, то есть социальные, а есть нерегулируемые, то есть коммерческие. Этот закон однозначно говорит: коммерческие тарифы не регулируются государством, органами исполнительной власти, а регулируются исключительно рыночными отношениями.

Если мы будем говорить о городском социальном транспорте, откуда вообще эти цены берутся? Было 28 рублей за проезд, а теперь будет 40?

Хороший вопрос. На самом деле Законодательное собрание Санкт-Петербурга вот уже на протяжении двух лет при нулевом чтении бюджета запрашивает и Комитет финансов, Комитет по тарифам не почему происходит подорожание, а исходя из чего? Нас интересуют те цифры, из которых складываются тарифы. Почему проезд стоит 25 рублей или 28… Мы же знаем, что в других городах России с меньшим населением до сих пор за 15 рублей ездят, а перевозчики не разоряются при этом.

Может, в этот раз к курсу доллара привязались? В прежние времена поднимали на рубль , от силы – на три. А тут, смотрите, «Метрополитен» собирается поднять проезд до 40 рублей с 31…

К курсу доллара косвенная привязка есть в случае, если транспорт, которым пользуются наши перевозчики, западного производства. Соответственно, запасные части все оттуда, а многие были закуплены в лизинг, а лизинг — это банки, а банковская система привязана к доллару и евро.  Соответственно, годовые ставки повысились. Здесь ещё найти объяснение возможно. (Следует отменить, что на маршруты в Петербурге выходят в основном наземный транспорт отечественного или белорусского производства: автобусы ПАЗа, ЛиаЗа и т.д. — прим. SN.)

Как депутат Вы поддерживаете повышение цен за проезд?

Ну конечно же, я не поддерживаю. Я не за повышение. Я исключительно исхожу из того, что необходимо взвешенно подходит к этим вопросам. Нам сказали о подорожании разовых поездок. Есть льготные поездки (за счёт, например, электронного билета «Подорожник»). На них тоже повышается стоимость, правда, не в таком масштабе — на 11 процентов. Я всегда ратую за то, чтобы сохранять цены на прежнем уровне, либо уменьшать их.

Если мы возьмём расценки, заложенные в «Подорожник» до последних подорожаний, то мы увидим, что после 31-й поездки цена становится чуть ли не два раза ниже разовой поездки. Но это тоже абсурдно! Сколько же тогда проезд стоит в принципе? Либо тогда нам дают неправильную информацию о разовом тарифе — тогда он завышенный, либо неправильно сделаны расчёты. И всё же мы говорим: «Люди, дорогие! Покупайте электронные носители, и вас повышение цен за проезд вас не так сильно коснётся.

На нулевых чтениях бюджета я вообще сказал: «Ребята, может, сделать для жителей Санкт-Петербурга поездки вообще бесплатными? Полностью переложить расходы на общественный транспорт на плечи бюджета?».

Давайте представим. Едем мы с вами в автобусе и платим за билетик — 28 рублей или 35 — неважно. И тут перевозчик говорит: «Этого мало. Нужно увеличить субсидию». Хорошо. Мы поднимаем стоимость проезда, увеличив субсидию. Кто платит? Жители нашего города.

Возьмём другую ситуацию: мы не поднимаем стоимость проезда для жителей города. Но понимая, что ситуация зайдёт в тупик, мы поднимаем размер субсидии из бюджета. А деньги в бюджет города откуда поступают? От тех же самых жителей, которые платят налоги. Либо мы заплатим из кармана сразу, либо через бюджет.

Как возможно сделать проезд в Петербурге бесплатным?

Это было моё замечание в адрес Комитета по транспорту, когда я рассматривал цифры в предоставленных документах. Когда я заметил, что субсидии из бюджета на транспорт составляют 60-70 процентов, я сказал, что при таких расчётах получается, что легче вообще транспорт сделать бесплатным. Зачем мы тогда здесь городим весь этот огород? А намекнул на то, что цифры не должным образом подготовлены. Из чего тарифы складываются?

В постсоветском пространстве есть два примера бесплатного транспорта: во Владивостоке, после чего там был убит трамвай, а плату за проезд всё равно ввели, и Таллин, где гораздо меньше жителей, чем в Петербурге и где есть возможность проконтролировать, кто садится в транспорт — житель Таллина или гость. В Петербурге трудно осуществить этот контроль.

При наличии карточки горожанина… Это из стой серии, когда мы хотели поставить в трамваи турникеты, которые в Москве себя полностью не оправдали. То есть выстроится очередь на посадку. Давайте подумаем о 220-м ФЗ. Вот тут самое интересное. И самое страшное. На нерегулируемых маршрутах будут включаться рыночные отношения, то есть конкуренция между самими перевозчиками, а их у нас не так много в городе. И что им мешает договориться? Или мы будем потом писать жалобы в антимонопольную службу?

Рыночный механизм работает, но не так, как нам хотелось бы. Федеральное законодательство изменилось, а региональное ещё пока нет. У нас есть ещё действующие государственные контракты с перевозчиками. А там сложность заключается ещё в том, что государственные контракты заключались по итогам конкурса, где лотах было три коммерческих маршрута, а один социальный. Это был единый лот. 220-й ФЗ этого не признаёт. Социальные маршруты должны идти отдельными лотами.

И есть опасность, что в новом году могут отмениться некоторые социальные маршруты, если будет принято решение, что действующие контракты идут вразрез с федеральным законодательством. Вы представьте, что вы — директор крупной фирмы-перевозчика, и вам предлагают работать на социальном маршруте за 28 рублей, используя свой транспорт. Или участвовать в коммерческом лоте, где вы можете поставить 60 рублей за проезд. Вы что вы выберете? Сейчас частником отданы около 400 маршрутов. ГУПы уже не справляются. Мы говорим о «Пассажиравтотрансе». Об автобусных перевозках. И бюджет Санкт-Петербурга не позволяет так увеличить автопарк, чтобы «Пассажиравтотранс» обслуживал всю маршрутную сеть города.