13 сентября 2015

Защита Петербурга на фоне «патологии нормальности»

Дмитрий ЖВАНИЯ

Изобразить любой протестный митинг сборищем городских сумасшедших проще простого. Достаточно сделать фотосессию его участников. И это здорово, что на митинги и другие акции приходят неординарные люди — фрики. В России лучше быть фриком, чем нормальным. Тупая беспросветная «нормальность» — одна из бед России.

Ведущие митинга Максим Резник (слева) и Николай Рыбаков

Ведущие митинга Максим Резник (слева) и Николай Рыбаков

За последние 10 лет Россия утратила 2500 памятников культуры, находившихся под защитой государства. За последние годы в Санкт-Петербурге уничтожено едва ли не больше памятников архитектуры, чем за время Второй мировой войны.

А на митинги в защиту петербургской архитектуры выходит от силы 400 человек. Для здорового общества это ненормально. Для российского — наоборот.

Нормальный человек в России на митинг не пойдёт. Он что — дурак? В России митинги считаются уделом «шизы», которая, правда, несмотря на весь свой «дебилизм», достаточно ушлая — все митинги, как уверен наш обыватель, «проплачиваются» различными кукловодами.

«От того, что миллионы людей подвержены одним и тем же порокам, эти пороки не превращаются в добродетели; от того, что множество людей разделяют одни и те же заблуждения, эти заблуждения не превращаются в истины, а от того, что миллионы людей страдают от одних и тех же форм психической патологии, эти люди не выздоравливают», — писал Эрих Фромм, объясняя, что такое «патология нормальности».

Митинг за сохранение Петербурга открыл председатель петербургского отделения ВООПИК Александр Марголис

Митинг за сохранение Петербурга открыл председатель петербургского отделения ВООПИК Александр Марголис

Патология нормальности, втолковывал Фромм, есть не что иное, как “folie a millions” (франц. «безумие миллионов») — форма коллективного невроза, которым в скрытой форме больно всё современное человечество. А российская его часть болеет им при высокой температуре, добавим мы от себя.

Видеть, как разрушают такой прекрасный город, как Петербург, и ничего не предпринимать — это не только трусость. Это ещё и безумие. Которое выражается в форме равнодушия. Именно об этом и говорили многие ораторы на митинге за сохранение Петербурга, который открыл председатель Санкт-Петербургского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры Александр Марголис. «Болтать были все горазды. Но из сотни лишь один человек готов был идти раздавать листовки или стоять в пикете», — вспоминал лидер фракции партии «Справедливая Россия» в петербургском Законодательном собрании, ветеран градозащитного движения Алексей Ковалёв о борьбе за сохранение «Англетера» в конце 80-х. Сегодня, по мнению депутата, ситуация не лучше. «Наш главный враг — апатия!» — заключил он.

На митинг собралось от силы человек 250...

На митинг собралось от силы человек 450…

Один из организаторов митинга Дарья Васильева обратила внимание собравшихся на то, что в Петербурге сносят не только старые жилые здания, но и старые заводские корпуса из красного кирпича, а заодно и разрушают промышленность, превращая горожан в офисный планктон.

Левые ораторы, депутат петербургского ЗакСа, член Объединённой коммунистической партии Ирина Комолова и член Российского социалистического движения Иван Овсянников, доказывали, что проблема сохранения города не только и не столько культурная, сколько политическая и социальная. Они призывали к прямой демократии. Что сносить, а что оставлять должен, по их мнению решать народ, а значит эти вопросы надо выносить на референдум. На первый взгляд предложение весьма верное. Но учитываю «патологию нормальности» российского общества, рассчитывать на народ в таком деле, как сохранение исторического центра, весьма рискованно. Глас народа — отнюдь не глас Божий. Тем более мы все знаем, как у нас получают нужные ответы на общественных слушаниях и прочих «демократических процедурах».

Нужно не референдумы проводить, а увеличить полномочия независимого экспертного сообщества, пусть оно под лупой рассматривает каждый проект внедрения в исторический центр Петербурга. Как правильно потребовали другие ораторы, нужно наделить Совет по сохранению культурного наследия правом вето.

«Наш главный враг — апатия!» - заявил лидер фракции партии «Справедливая Россия» в петербургском Законодательном собрании, ветеран градозащитного движения Алексей Ковалёв

«Наш главный враг — апатия!» — заявил лидер фракции партии «Справедливая Россия» в петербургском Законодательном собрании, ветеран градозащитного движения Алексей Ковалёв

Так как поводом для митинга стал акт вандализма на Лахтинской улице, когда «православные казаки» кувалдой разбили барельеф Мефистофеля на доме 24 из-за того, что он оскорблял их православные чувства, ораторы касались и антиклерикальной темы. Актриса Лариса Дмитриева предложила на законодательном уровне защищать права и чувства светской части общества. А Дарья Васильева очень удачно подметила: все эти «православные активисты» своими действиями отвращают людей от веры, а это — тяжкий грех.  по мнению участников митинга, Исаакиевский собор, Спас-на-Крови и здание музея Арктики и Антарктики должны сохранить свой нынешний статус, а не передаваться РПЦ.

В резолюцию митинга о защите культурного наследия Петербурга, который прошел на Марсовом поле, включен пункт о воссоздании барельефа Мефистофеля на Лахтинской улице, 24, за бюджетный счет. Кроме того, участники потребовали отказаться от практики частичного сноса зданий при их реконструкции и запретить застройку скверов, садов и парков.

Во время митинга  его ведущий, депутат петербургского ЗакСа Максим Резник зачитал новость о награждении его коллеги, депутата петербургского парламента Виталия Милонова медалью ордена «За заслуги перед Отечеством». Это известие вызвало негодование в рядах участников митинга. Они начали скандировать: «Позор! Позор!» Чем отличился Милонов перед отечеством? Но в России это нормально, когда такие, как он, получают ордена и медали. Ведь Россия — страна с патологией нормальности.

Фото автора