1 декабря 2014

Как в Москве прошёл марш «За достойную медицину»

Максим СОБЕСКИЙ

После долгого затишья в столице обострился социальный протест – 30 ноября в Москве прошло многотысячное шествие. Горожане требовали остановить чистку поликлиник от медиков, а количество больниц оставить прежним. Пришедшие в большом количестве оппозиционеры скандировали радикальные лозунги, а провластные организации устраивали контр-пикеты.

В шествии участвовали группы леваков – ЛГБТ-активисты, анархисты и феминистки»

В шествии участвовали группы леваков – ЛГБТ-активисты, анархисты и феминистки

Специфика социальных реформ в России — ликвидация льгот или массовые увольнения в «оптимизируемых» отраслях. Так было, например, с легендарной монетизацией льгот. Ныне народные избранники, показав кузькину мать Западу, легализовали использование бюджета по «закону Ротенберга», а под конец года затеяли «активизацию» реформы здравоохранения: только в Москве идёт процесс увольнения 20 тысяч медработников и закрытия 28 учреждений. Неудивительно, что 2 ноября стартовала общероссийская акция несогласия с этой политикой. Так, в тот день в первопрестольной на митинг пришло 6 тысяч человек. 30 ноября было объявлено днём протеста под лозунгом «За достойную медицину».

Демонстрация началась в полдень на Самотечной площади. Мороз на улице устойчиво свидетельствовал о разгаре зимы, а сухая пыль под ногами и отсутствие снега — о затянувшейся осени. Люди, несущие с собой в изобилии самодельные плакаты, критикующие власть, быстро заполняли обнесённую полицейскими ограждениями площадь, а потом тронулись в путь, скандируя остросоциальные лозунги. Осудить реформу здравоохранения пришли даже инвалиды-колясочники, а вот молодёжи было как-то не густо.

Накануне на медиков пытался оказать давление Департамент здравоохранения Москвы, запросив у руководителей больниц список желающих пойти на марш профсоюза «Действие». «Чего бояться? И так уволят», — такие реплики слышались в скоплении народа.

Кстати, встречали протестующих консервативно настроенные персонажи с флагами «Народно-освободительного движения имени Путина». Неряшливо одетые мужчины произносили тирады о «пятой колонне» и разъясняли пришедшим на митинг, что они предатели России. При контакте с журналистом один активист сообщил, что надо собирать помощь «Новороссии» и спасать её от террора «Правого сектора», который, по их сведениям, похищает детей на органы или насильно крестит их в греко-католическую веру.

Нашли свою нишу и сторонники максималистских идей - радикально смотрелся и звучал «Национал-революционый блок». Несколько десятков молодых людей политнекорректно кричали: «Хватит кормить московскую хунту», «Народу бесплатную медицину – чиновникам гильотину»

Нашли свою нишу и сторонники максималистских идей — радикально смотрелся и звучал «Национал-революционый блок». Несколько десятков молодых людей неполиткорректно кричали: «Хватит кормить московскую хунту», «Народу бесплатную медицину – чиновникам гильотину»

— А вообще я против сокращения медиков, но национальный лидер Путин этого не знает, в Госдуме много врагов народа, жидов-либералов, это их козни! — бросил на прощание дедуля, обвешанный георгиевскими ленточками.

«Образовательная колонна» состояла из медиков, работников Академии наук, преподавателей и некоторых политических активистов. Оппозиция была представлена в основном либералами с их разноцветными флагами: яблочники, парнасовцы, навальновцы. Сторонники Явлинского вышагивали с баннером «Москвичам нужны больницы, а не плитка», напоминая о набившей оскомину нескончаемой перекладке некачественной плитки на площадях и тротуарах.

Некогда известный леворадикал Виктор Анпилов раздавал свою газету «Молния»: «Берите самое честное издание в стране, только здесь вся правда об антинародном режиме». Стоявшие рядом националисты посмеивались: «Ватник пришёл, шёл бы к путинистам за ДНР митинговать».

Нашли свою нишу и сторонники максималистских идей — радикально смотрелся и звучал «Национал-революционый блок». Несколько десятков молодых людей неполиткорректно кричали: «Хватит кормить московскую хунту», «Народу бесплатную медицину — чиновникам гильотину», «Сокращение медиков — инициатива педиков». Над ними реяли флаги национал-большевиков и знамя с лозунгом эсеров (социалистов-революционеров): «В борьбе ты обретёшь право своё».

Рядом с геями, вышагивающими жидкой шеренгой, другие участники марша старались не задерживаться

Рядом с геями, вышагивающими жидкой шеренгой, другие участники марша старались не задерживаться

Замыкали шествие группы леваков — ЛГБТ-активисты, анархисты и феминистки. Одна из таких карликовых групп несла растяжку «Народу — здравоохранение, капиталу — эвтаназию». Рядом с геями, вышагивающими жидкой шеренгой, другие участники марша старались не задерживаться. Также в самом конце шествия сторонники коммунизма от КПРФ тащили тележку с гробом, подле неё семенил «человек-смерть» с косой. Это символизировало, что реформа медицины, по сути — её похороны.

Сотрудники полиции, выстроившиеся по пути демонстрации, внимали происходящему как-то угрюмо. Как они относятся к ампутации медицины, узнать так и не удалось. «Идите отсюда, мы на работе, за порядком следим», — отгонял журналиста омоновец с прыщавым лицом. Рядом сержант полиции суетливо открыл ограждение, чтобы выпустить нескольких женщин, не дошедших до конца: «Всё, уходите? Замерзли, наверное?».

Марш «За достойную медицину» завершился на Олимпийском проспекте митингом, где зачем-то уже стояли люди с партийной символикой ЛДПР. Организаторы акции приняли резолюцию, осуждающую «оптимизацию» медицины, и заявили, что демонстрацию посетило 10 тысяч человек. Полиция увидела полторы тысячи участников, точное число где-то по середине — пришло около 4-5 тысяч человек. Во всяком случае, уж побольше, чем на «Русский марш».

Полиция увидела полторы тысячи участников, точное число где-то по середине - пришло около 4-5 тысяч человек

Полиция увидела полторы тысячи участников, точное число где-то по середине — пришло около 4-5 тысяч человек

После митинга, подошедшего к концу под омоновский бас в мегафон «граждане, мероприятие закончено», осталось стойкое предчувствие, что власти от наступления на медицину вряд ли откажутся.