31 марта 2014

ФРАНЦИЯ: Национальный фронт взял власть в 11 городах

Портрет Марин Лё Пен, стилизованный под изображение Марианны - символа Франции

Портрет Марин Лё Пен, стилизованный под изображение Марианны — символа Франции

Социалистическая партия Франции, которой принадлежит президент страны Франсуа Олланд, признала своё поражение на муниципальных выборах. По результатам второго тура 30 марта социалисты потеряли власть в 155 городах страны с населением более 9000 жителей. Правая оппозиция — партия СНД — назвала себя «первой политической силой» Франции. Национальный фронт рассчитывает на посты мэров в 10-11 городах.

Официальные итоги муниципальных выборов во Франции, прошедших в два тура, подвёл в воскресенье вечером глава МВД Манюэль Вальс. В целом по стране 30 марта за правых кандидатов проголосовало почти 46% избирателей, за левых — менее 41%. Ультраправый Национальный фронт набрал чуть менее 7% голосов. Явку в 63,7% глава МВД назвал «исторически низкой» (она была ниже на 1,5%, чем явка на прошлых местных выборах 6 лет назад).

В 155 городах с населением свыше 9000 жителей власть перешла из рук правящей в стране левой коалиции во главе с социалистами в руки правой оппозиции во главе с партией Союз за народное движение (СНД).

На местных выборах Соцпартия понесла ряд символических потерь в крупных и средних городах. Она уступила правым власть в Тулузе — четвёртом городе Франции. Оппозиция выиграла в Лиможе, где социалисты удерживали власть с 1912 года! Сторонники Олланда потеряли Бельфор после почти 40 лет правления. Для социалистов потеряны мэрии Реймса и Анже, Кемпера и Дюнкерка, Сент-Этьенна, Ангулема и Кана, Амьена, Перигё и Лаваля. Не удалось социалистам выиграть битву за второй город Франции — Марсель: в кресле мэра на четвёртый срок остался правый градоначальник Жан-Клод Годен.

Лидер Национального фронта Марин Лё Пен провозгласила окончание существования двухпартийной системы во Франции

Лидер Национального фронта Марин Лё Пен провозгласила окончание существования двухпартийной системы во Франции

Социалистам, правда, удалось отстоять свои позиции в ряде своих символических «бастионов». Во-первых, в Париже, где на смену мэру-социалисту Бертрану Деланоэ, не скрывавшему своей приверженности к однополым отношениям, пришла его соратница Анн Идальго. Правым и их кандидату, экс-министру Саркози Натали Костюшко-Моризе не удалось одержать самую символическую победу в стране.

Мэры-социалисты сохранили свои посты в таких крупных городах, как Лион и Страсбург, Нант и Ренн, Дижон и Метц, Брест и Ланс. В Лилле на третий срок мэром переизбрана бывший лидер Соцпартии Мартин Обри. Социалисты также вырвали у правых власть в Авиньоне, где после первого тура выборов лидировал представитель Национального фронта, Дуэ и Лурде.

В Гренобле входящие в правящую коалицию «зелёные» на муниципальных выборах выступили против социалистов — и победили: пост мэра Гренобля займет представитель партии «Европа-Экология-Зелёные».

Напомним, что на местных выборах избираются муниципальные советы и мэры в 36 тысячах городов, посёлков и деревень. Интерес к этому голосованию во Франции, в отличие от России, достаточно высок: предыдущие крупные выборы (парламента и президента) прошли давно, следующие нескоро, и волеизъявление французов позволяет понять, как изменились настроения общества.

По итогам первого тура правящая левая социалистическая партия набрала 37,7 процентов голосов, правые из «Союза за народное движение» (СНД) — 46,5 процентов голосов, а ультраправый «Национальный фронт» — 4,65 процента.

Для партии Марин Лё Пен эта цифра стала настоящим прорывом. По сравнению с предыдущими муниципальными выборами, «Национальный фронт» улучшил свои результаты в несколько раз. По итогам голосования националисты взяли 472 муниципальных мандата по стране. В 315 городах ультраправые прошли во второй тур, в Марселе — заняли второе место, а в Авиньоне, Перпиньяне и ряде других городов на юге Франции и вовсе опередили всех своих соперников (правда, в Авиньоне, где проходит знаменитый театральный фестиваль, им всё же не удалось взять власть).

Лидер Национального фронта Марин Лё Пен провозгласила окончание существования двухпартийной системы во Франции.

«На руку Марин Лё Пен сыграла совершенно провальная политика социалистов во главе с президентом страны Франсуа Олландом, популярность которого опустилась почти до 20 процентов. Непопулярные реформы и увеличение налогов, неспособность властей справиться с ростом безработицы, грядущая отмена льгот и другие откровенные просчёты президента обрекли “левых” на поражение и повели избирателей на правый фланг, — считает обозреватель Lenta.ru Семён Орлов. — Росту популярности партии Марин Лё Пен способствовал и провозглашенный ею курс на “дедемонизацию” движения — эдакий “национализм с человеческим лицом”. В последние годы ей удалось отмежеваться от имиджа нацистов, радикалов и чуть ли не фашиствующих молодчиков, которым её партию клеймили оппоненты. В результате популярность движения, чей лидер сравнивает мусульман в Париже с оккупировавшими город фашистами, растёт, а голосовать за цивилизованных националистов во Франции становится всё менее стыдно.

Умеренный национализм, популистские обещания и грамотная игра на настроениях в обществе, о которых приличные политики предпочитают промолчать, и обеспечили “Национальному фронту” нынешний прорыв.

К примеру, далеко не все французы в восторге от наплыва арабских мигрантов в страну — и соответствующие высказывания Марин Лё Пен на грани исламофобии задевают нужные струны в душе избирателя. Во Франции так же недолюбливают официальный Брюссель, выступающий от имени всего Евросоюза, а лидер “Национального фронта” призывает избавиться от гегемонии евробюрократов, выйдя и из ЕС, и из еврозоны — и вот новые сторонники стекаются под её флаги».

Националистические настроения во Франции растут, и политологи отмечают большой потенциал партии Марин Лё Пен. Социологические опросы показывают, что их поддержка в обществе существенно выше показанных на нынешних выборах результатов. Не стоит забывать и о последних президентских выборах, где за Марин Лё Пен свои голоса отдали сразу 18 процентов французов. Кроме того, Нацфронт два года назад сумел провести своих представителей и в Национальную ассамблею Франции — впервые за последние 20 лет.

При этом националисты умудряются переманить в свой лагерь не только электорат правоцентристов, но и тех, кто симпатизировал социалистам. Так, после первого тура муниципальных выборов издание “Le Parisien” провело опрос среди своих читателей, спрашивая, за кого бы они проголосовали на выборах в муниципалитет — за левых или за правых. При выборе из двух партий голоса распределились на уровне 47-53 процентов в пользу правого кандидата. Однако стоило изданию ввести в исходные данные кандидата от Национального фронта, как расклад существенно менялся: 45 процентов проголосовали бы за правых, 42 — за левых, и целых 13 — за националистов.

Разрыв между итогами выборов и соцопросом во многом объясняется тем фактом, что кандидаты «Национального фронта» выдвигались не по всей стране, охватив лишь треть электората.

Отметим, что радикализация общества и рост ультраправых настроений – не чисто французский феномен. За несколько дней до муниципальных выборов во Франции немецкий фонд Конрада Аденауэра опубликовал доклад, где с тревогой отмечается рост аналогичных тенденций по всей Европе — в Нидерландах, Австрии, Финляндии. В последней партия «Истинных финнов» (“True Finns”) на последних парламентских выборах улучшила свой результат сразу в четыре раза, набрав почти 20 процентов.

«Правые и националистские популистские партии сумели стать заметной политической силой практически по всей Европе, и их подъём произошёл за счёт традиционных партий. Нынешняя популярность правых и националистических партий стала результатом использования ими традиционных тем ксенофобии и критики элит, рефреном которой стал условный тезис “Нам не нужна такая Европа”, — констатирует фонд в своем исследовании «Европа? Спасибо, нет».

Ключевым фактором роста таких настроений немецкий фонд считает разочарование жителей разных стран в самой идее Евросоюза, что заставляет их обратить свой взор в сторону национализма. Благодатную почву для роста ультраправых настроений создают сразу несколько факторов — здесь и разочарование в традиционных политических партиях, и наплыв иммигрантов, и публичные дебаты с критикой общеевропейских институтов.

При наличии харизматичного лидера и институциональных условий, позволяющих таким партиям проникать в парламент, рост их влияния становится неизбежен.