14 января 2013

Чехия: кто сменит консервативного «динозавра» Клауса?

Руслан КОСТЮК, доктор исторических наук, профессор факультета международных отношений СПбГУ

11 и 12 января в Чешской Республике состоялся первый тур прямых президентских выборов, неожиданно вызвавший ажиотаж среди электората.

Тэтчер Центральной Европы

Прежде чем перейти собственно к выборам и оценкам результатов первого тура, необходимо сказать: завершается растянувшееся на 10 лет (то есть на два срока) президентство незаурядного политика Вацлава Клауса. Этот правый политик известен далеко за пределами своей родины. Не только тем, что он был, по сути, «отцом» чешской государственности и стоял у истоков радикальных рыночных преобразований в Чешской Республике.

Завершается растянувшееся на 10 лет (то есть на два срока) президентство незаурядного политика Вацлава Клауса

Дело в том, что в сегодняшней Европе, увы, не так много ярких политиков, находящихся у руля власти или в её орбите, которые способны занимать бескомпромиссную позицию под воздействием исповедуемых и защищаемых ими идей. Клаус относится как раз к числу таких вот «динозавров» — политиков-романтиков, верных своим идеям  и принципам. За это его уважают в Чехии и за её рубежами. В социальной и экономической сферах Клаус последовательно выступал за торжество консервативных принципов: и когда он возглавлял чешское правительство, и когда руководил национальным парламентом, и в должности президентом республики, в которой он находится с 2003 года. Не зря же он получил у журналистов «титул» «Маргарет Тэтчер Центральной Европы». Будучи последовательным консерватором, он добился разрыва основанной им Гражданской демократической партии (ГДП) с правоцентристской Европейской народной партией (ЕНП) и вместе с британскими и польскими консерваторами основал вначале Движение за европейскую реформу, а в 2009-м – Альянс европейских консерваторов и реформаторов.

Будучи убеждённым твёрдым правым, Клаус является противником федералистской перспективы для ЕС. Он до последнего противился вступлению в силу разработанного, главным образом, силами правоцентристов Лиссабонского договора, является сторонником сохранения национальной валюты – чешской кроны. Опять же в отличие от большинства европейских правоцентристов, Клаус твёрдо выступал и выступает за сохранение государственной целостности Сербии, отказавшись признавать суверенитет края Косово. К слову, в отличие от большинства восточноевропейских антикоммунистов, Клаус открыто заявлял последние годы, что «Россия не является угрозой», поддерживая развитие чешско-российских отношений в различных экономических областях.

Политический «наследник» Вацлава Клауса, бывший председатель чешского Сената Премысл Соботка получил страшно мало – менее 2,5% голосов

Конечно, годы нахождения у власти Клауса и верных ему министров из ГДП привели к очень противоречивым последствиям. С одной стороны, уровень доходов жителей Чехии в среднем составляет 80% от общеевропейского (в ЕС) уровня. Несмотря на нахождение праволиберальных сил у власти, в Чехии по европейским меркам очень мало людей, относимых к разряду бедных. Чехия достойно встретила экономический кризис. В 2012 году экономическое падение, по оценкам, составило лишь 1,3%, а безработица охватывает менее 7,5% трудоспособного населения. Но есть и другие, более неприятные для правых данные. В современном чешском капиталистическом обществе, в котором более 80% ВВП производится в частном секторе, не так уж сильна прослойка среднего класса. По данным местных социологов, дети их рабочих семей имеют в четыре раза меньше шансов получить высшее образование по сравнению детьми из бедных семей в США и Австралии. Только четверть выпускников средних школ в Чешской республике поступают в высшие учебные заведения по сравнению с 50% в экономически развитых странах. Что же, политика твёрдого консерватизма имеет и массу негативных социальных последствий…

Ярмарка кандидатов

В европейских странах парламентской демократии, где имеют место прямые выборы главы государства (Финляндия, Ирландия, Австрия, Португалия и т.д.), президентские выборы не являются прямым индикатором партийно-политических предпочтений электората. Речь идёт о своего рода «ярмарке кандидатов», когда именно личностные качества или их отсутствие оказывает решающее воздействие на выбор избирателей в пользу того или иного политика. Первый тур выборов в Чешской Республике лишь подтверждает данную точку зрения. Но важно сказать, что в истории Чешской Республике это были первые прямые выборы главы государства (и Вацлав Клаус, и до него Вацлав Гавел избирались парламентом) и, видимо, в силу данного обстоятельства и сама кампания, и голосование вызвали неподдельный интерес избирателей. Тем более, что Закон о выборах разрешал регистрацию как кандидатов от групп депутатов и сенаторов, так и в случае предоставления 50 тысяч зарегистрированных подписей – от граждан. В итоге перед выборами регистрацию 9 кандидатов.

Художник Владимир Франц завоевал 6,84% голосов

То, что на избирательные участки пришли 11 и 12 января более 61% показало, что граждане положительно оценили переход на прямые выборы президента. А вот самые многочисленные партии  Чешской Республики, прямо скажем, проявили в период кампании пассивность и несобранность. Компартия Чехии и Моравии, в принципе возражающая против «президентализации» общественно-политической жизни, принципиально отказалась выставлять собственно кандидата, сделав ставку на подготовку к будущим законодательным выборам. Вероятно, тактически коммунисты поступили более грамотно, чем две самые влиятельные партии Чехии – ГДП и Чешская социал-демократическая партия (ЧСДП). Дело в том, что оба «Гранда» чешской политики выставили кандидатуры далеко не самых известных в обществе и популярных политиков, так и не сумевших «раскрутиться» в период предвыборной кампании. Но если сенатор-адвокат, заместитель председателя ЧСДП Иржи Динстбир-младший финишировал четвёртым с результатом 16,1%, то кандидат главной правительственной партии, ГДП, по сути, — политический «наследник» Клауса (правда, президент в 2009-м покинул должность почётного председателя ГДП, но влияние Клауса на чешских консерваторов до сих пор огромно), бывший председатель чешского Сената Премысл Соботка получил страшно мало – менее 2,5% голосов (!), заняв лишь восьмое место и, что особенно унизительно, уступив более чем в два раза эпатажному кандидату – художнику и театральному деятелю Владимиру Францу, голова которого блистала во время кампании не своим умом, а огромными татуировками!

Пражский корреспондент Эрик Маргл совершенно правильно подметил «ветреность чешского избирательного корпуса»: менее чем за полмесяца до первого тура президентских выборов около 70% опрошенных респондентов заявили, что или ещё точно не определились со своим избранником, или могут передумать и проголосовать не за того кандидата, за которого проголосовали бы в день проведения опроса. В результате кривая электоральных предпочтений менялась крайне быстро, и это стоило непрохождением во второй тур первоначально рассматривавшегося в качестве фаворита бывшего премьер-министра (в 2009-2010 годах). Эксперт-экономист либеральных взглядов, независимый кандидат Ян Фишер в конечном счёте получил лишь 16,3% голосов, хотя за неделю до голосования опросы предсказывали ему поддержку 22% избирателей.

Два финалиста

Зато такие колебания электората весьма помогли другому буржуазному кандидату Карелу Шварценбергу. Его рейтинг за две недели до выборов, наоборот, был весьма мал, менее 75, но «финишный спрут» как нельзя лучше удался этому опытному 75-летнему министру иностранных дел республики. В общем, в первом туре президентских выборов лидер партии «ТОП-09», участвующей в деятельности ЕНП, набрал 23,4%, что обеспечило ему на «предварительном забеге» второе место и выход в финальный второй тур. Шварценберг не просто респектабельный консерватор-европеист. Он – глава княжеского немецкоязычного рода Шварценбергов, до 1990 года проживал в  Австрии, имея австрийское гражданство. Отъявленный антикоммунист, в 1984-1991 годах возглавлял Хельсинкскую федерацию прав человека. В качестве главы чешской дипломатии проявил себя как неутомимый поборник интеграционных процессов в рамках ЕС и в то же время открыто проамериканский политик. Клаус, к слову, в своё время возражал против назначения Шварценберга на должность министра иностранных дел, мотивируя свою позицию тем, что Шварценберг «зачастую более близок к Вене, чем к национальным чешским интересам».

В финал вышли Милош Земан (слева) и Карел Шварценберг

А вот политик, занявший предварительное первое место, всё последнее время лидировал в соцопросах. Это 68-летний Милош Зееман, в прошлом лидер ЧСДП и в 1998-2002 годах являвшийся главой республиканского правительства, некогда бескомпромиссный соперник Клауса за влияние в стране. В 2007-м, не сойдясь характером с лидерами чешской социал-демократии новой формации, Зееман покинул ЧСДП и вскоре создал собственную, явно персоналистскую левоцентристскую партию с оригинальным для нас названием – Партия гражданских прав – Земановцы. На выборах в парламент в 2010 года эта партия не сумела провести ни одного депутата, но личный авторитет самого Зеемана в обществе очень высок. Уже упоминавшийся журналист Маргл отмечает, что «немалая часть избирательной базы, как социал-демократов, так и коммунистов, отдала свои голоса именно Милошу Земану». На выборах 11 и 12 января он получил поддержку 24,2% избирателей. Зееман относится к политикам социал-реформистской ориентации, он сторонник участия Чешской Республики в евроинтеграционных процессах. Но при этом правая пресса уже не первый год продолжает кричать о том, что партия Зеемана активно спонсируется структурами, ориентированными на Москву, а именно компаниями, отстаивающими в Чехии интересы ЛУКОЙЛа.

Сейчас никто не сможет точно предсказать окончательный итог этих первых прямых выборов главы чешского государства. Но всё-таки лидерам ведущих чешских партий есть повод задуматься. И ГДП, и ЧСДП на этих январских выборах откровенно проиграли. Говорить о перекройке электорального поля в Чехии, вероятно, всё же рано, Но сказать о том, что первый тур президентских выборов явился по-своему и способам для массы избирателей «щёлкнуть по носу» основные народные партии – более чем можно…