26 июня 2012

Зачем Смольный окружили тройным рвом

Валерия СТРЕЛЬНИКОВА

Пятнадцать площадей, семь садов и скверов и столько же проспектов перечисляются в поправках к городскому закону «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях в Санкт-Петербурге», предложенных на рассмотрение в Мариинский дворец. Авторы законопроекта – чиновники Комитета по вопросам законности, правопорядка и безопасности Смольного, уверены, что во всех этих местах (расположенных главным образом в центральных районах города) необходимо запретить любую публичную активность: митинги, шествия, демонстрации.

Правительство мотивирует эти запреты потенциальными угрозами «нарушения функционирования объектов жизнеобеспечения, транспортной или социальной инфраструктуры» и заботой о пешеходах. Забавно, что о себе самих чиновники позаботились особым порядком. Свою собственную цитадель – Смольный — они умудрились окружить аж «тройным рвом»: митинговать нельзя на площади Пролетарской Диктатуры, в саду-партере Смольного, в саду Смольного собора, а также «ближе 50 метров от зданий, занимаемых органами государственной власти». Причём, что касается последнего ограничения, то Смольный в этом ряду упомянут отдельно – видимо, ещё раз, на всякий случай, для тех, кто с третьего раза не понял. А с учётом того, что, по мысли авторов поправок, помимо всего прочего, манифестанты не смогут приближаться к вокзалам, платформам, церквям и много чему ещё (среди особо бережно охраняемых объектов – ОАО «ТРК «Петербург») получается, что для публичных мероприятий будет закрыта вся центральная часть города.

По умолчанию предполагается, что дамоклов меч занесён над головами оппозиционеров. Но в контексте вытеснения протестной активности на периферию мегаполиса возникает закономерный вопрос: а сами представители партии власти и иже с ними где собираются митинговать?

Взамен утраченного петербуржцам с активной жизненной позицией предложат «единые специально отведённые или приспособленные места для коллективного обсуждения общественно значимых вопросов и выражения общественных настроений, а также для массового присутствия граждан для публичного выражения общественного мнения по поводу актуальных проблем общественно-политического характера», которые будет определять всё тот же Смольный. Как вариант, в каждом районе, преимущественно на окраинах, например – в Купчине, Колпине, Весёлом Посёлке или на Пороховых, будут создаваться своего рода «гайд-парки». Митингуй – не хочу!

Юридическое управление ЗакСа обнаружило в представленном законопроекте лишь мелкие формальные неточности. В свою очередь, постоянная парламентская комиссия по вопросам правопорядка и законности приняла решение «поддержать проект» и «рекомендовать депутатам принять его в первом чтении». Впрочем, депутаты, у которых вот-вот начнутся летние каникулы, отложили вопрос до осени. А тем временем готовящиеся нововведения бурно обсуждают на интернет-форумах и в блогосфере. «Молодцы наши депутаты!ёрничает сетевой комментатор, выступающий под ником «едросс-кровосос«. — Только нужно добавить — запретить везде, разрешить на поляне между полигоном Красный Бор и Поповкой, ну ещё на Волхонке можно — между кладбищем и свалкой!». «Всё они правильно делают, — возражает оппоненту некий Лёша, — потому что наглая оппозиция постоянно занимает места для отдыха, красивые парки, и из-за них никто не может нормально отдохнуть». «Я бы вообще везде запретил митинги, от них только проблемы и больше ничего. Пускай собираются за городом в лесу и решают свои вопросы», — призывает пойти дальше и глубже vyazovoi.

8 декабря 2011 г. Санкт-Петербург. Митинг-концерт в поддержку «Единой России» на площади у здания театра «Балтийский дом». Перед собравшимися выступили певец Михаил Бублик и группа «Иван-чай». Не исключено, что скоро у «Балтийского дома» митинговать будет нельзя

По умолчанию предполагается, что дамоклов меч занесён над головами оппозиционеров. Но в контексте вытеснения протестной активности на периферию мегаполиса возникает закономерный вопрос: а сами представители партии власти и иже с ними где собираются митинговать? Тоже где-то на Ржевке? Ведь нужно же будет сторонникам, скажем, кандидата в губернаторы от «Единой России» как-то себя проявлять! Удастся ли, соблюдая букву закона, фильтровать заявителей публичных мероприятий в зависимости от политической ориентации?

И действительно ли смольнинские функционеры  рука об руку с парламентским большинством всерьёз намерены заблокировать всю сколько-нибудь публичную оппозиционную деятельность в центре города? Или это тактика такая: запугать, а потом чуть-чуть «отступить под напором общественного мнения»? «Новый смысл» обратился за комментариями к экспертам.

Павел СОЛТАН, вице-спикер Законодательного собрания Петербурга, депутат фракции «Справедливая Россия»: «Митинги, демонстрации — это барометр отношений обществ и власти. И если что-то происходит, то решение надо искать не в каких-то запретах, а вскрывать источник – почему это происходит».

— Любые запреты, если это просто запреты, сами по себе ещё ничего не дают. Надо понимать, что, если мы говорим о митингах, то это, наверное, барометр отношений общества и власти. И если что-то происходит, то решение следует искать не в каких-то запретах, а вскрывать источник – почему это происходит, стараться извлекать из этого уроки, соответственно, и прилагать как раз усилия в другом направлении – чтобы меньше было негатива. А любой запрет порождает, скорее, обратную реакцию. Так что это, мне кажется, абсолютно неверный шаг.

Другое дело, что любые митинги, любые публичные выступления должны носить нормальный, цивилизованный характер. В принципе, если говорить о мировой практике, абсолютно нормально, когда общество высказывает своё мнение, отношение к тем или иным моментам, которые происходят в стране. Но нужно уметь быть цивилизованными как одной, так и другой стороне. Чтобы это был не какой-то, может быть, заказ, а реальное волеизъявление жителей.

Конечно, не хотелось бы, чтобы это принималось… Но я думаю, что даже если этот список в существующем виде будет принят, то жизнь внесёт свои коррективы.

Евгений КОЗЛОВ, лидер Движения гражданских инициатив, историк, юрист: «Данная «инициатива» — это не только реакция на последние события. Это доведённая до абсурда традиционная политика нынешнего режима».

— Я думаю, что, во-первых, такая «адекватная» реакция наших городских властей и «Единой России» свидетельствует об их страхе перед нарастающим массовым движением. Во-вторых, мы с вами знаем, что митинговать у Смольного они уже фактически запретили, у Законодательного собрания – не помню, чтобы хоть раз согласовали, начиная с 2005 года… То есть, вблизи органов власти, у всех ключевых политических центров нашего города и так уже собираться и выражать своё мнение нельзя. Иными словами, данная «инициатива» — это не только реакция на последние события. Это доведённая до абсурда традиционная для нынешнего режима политика «стращать и не пущать».

В то же время, если нам предложат площадки на окраинах города – будем эффективно использовать их для того, чтобы вовлечь в протестную деятельность жителей спальных районов, те слои населения, которые ещё обывательски относятся к жизни… Сейчас настал очень важный момент: надо перейти какую-то критическую черту, от тысяч перейти к сотням тысяч. Без этого никакие качественные изменения не возможны. Так что в этом смысле, запугивая активистов и изгоняя их из центра, власть нам даже в чём-то поможет. Ну, это в порядке «нет худа без добра» и чёрного юмора.

Что касается согласования собственных, провластных мероприятий, то, я думаю, принцип избирательности, выборочного подхода здесь сохранится. Я могу только посочувствовать чиновникам «комитета по беззаконию» (Комитет по вопросам законности, правопорядка и безопасности правительства города. – Ред.), как мы их называем. Они и так уже настолько измучены всеми этими изощрениями, фокусами, новыми ходами, чтобы хоть как-то совместить законодательство с текущей политикой — вынуждены всё время что-то придумывать, изобретать, чтобы отказать в согласовании акции! С изменением законодательства им придётся напрягаться ещё больше.

Андрей ПИВОВАРОВ, один из лидеров Партии народной свободы (ПарНаС) в Петербурге, представитель коалиции «Градозащита»: «Сначала очень жёсткие меры, а потом якобы послабление – такие у них методы работы».

— Эту инициативу правильно называют «дебильной» и «идиотской». В список включили огромное количество мест, и явно, что тем самым перекрываются почти все возможности проведения мероприятий. Я так думаю, они (местные власти. – Ред.) попробовали скопировать федеральный центр. Скорее всего, они попытаются запретить всё, это вызовет негатив, поднимется волна, и на основании этого они кое-что «вернут». То есть, грубо говоря, внесут на рассмотрение вариант, в котором запрещаются все точки сбора в центре города, а потом, оставив всё-таки пару мест, которые они обычно разрешают, — например, Конюшенную площадь, они добьются своего. Такое мы часто видим: сначала очень жёсткие меры, а потом якобы послабление. Выступит какой-нибудь «единоросс», скажет: «Нет, ну как же так? Давайте всё же…» — и будет сам по себе примером либеральности. Такие у них методы работы.

Если же они всё-таки запретят все указанные точки, это в очередной раз продемонстрирует их неадекватность и нежелание какого-либо диалога с гражданским обществом. Но в таком прогнозе я не уверен. Как мы помним, в декабре прошлого года Смольный сам пошёл на нарушения и задним числом согласовал митинг на Пионерской площади… В любом случае, мы понимаем, что всё равно это явное ужесточение.

Андрей ДМИТРИЕВ, лидер «Другой России» в Петербурге: «Надо не бояться и проводить акции именно там, где их пытаются запретить. Чтобы показать чиновникам, кто всё-таки в городе хозяин».

— Эти поправки иначе, чем антинародными назвать нельзя. 90% публичных мероприятий в Петербурге адресованы органам власти. Люди хотят, и это логично, митинговать в центре — у Смольного, Законодательного собрания, судов, прокуратуры и так далее, где теперь всё это запрещено. Не знаю, был ли опрос на эту тему в Петербурге, но в Москве большинство жителей высказалось против поправок в закон о митингах, которые усложняют их проведение и создают вот эти «запретные зоны». Думаю, в Питере доля недовольных будет ещё выше.

Поэтому сейчас важны согласованные действия оппозиции и горожан против очередной попытки попрания наших свобод. В этом плане будет сверхактуальна «Стратегия-31», которая традиционно пройдёт 31 июля у Гостиного двора. Ну и вообще я бы предложил оппозиции (парламентской и непарламентской) и гражданским активистам заключить некий пакт: проводить акции именно там, где их пытаются запретить. Не бояться и выходить именно на центральные площади и проспекты, к органам власти. Это хороший повод показать чиновникам, кто в городе на самом деле хозяин — они или граждане.

Что до самих «единороссов» — зачем им уличные акции, если и так всё схвачено? Ну, парады будут, Первомай, митинги на Пионерской… Вообще надо будет посмотреть, что в итоге примут. Мне кажется, пока они попытались напугать. Как со штрафами (имеется в виду новая система наказаний за нарушения на митингах. – Ред.). Сперва же 1,5 млн. рублей закладывали, а потом снизили до 300 тысяч — типа «мы добрые». Так и тут. Список этот сократят, и уже никто возмущаться так не будет. Технология известная.

Вячеслав НОТЯГ, депутат Законодательного собрания Петербурга, экс-член партии «Яблоко»: «Сегодня они ещё больше будут бояться, что народ выйдет на улицы».

— Есть закон о праве граждан на митинги, шествия и так далее. Когда пытаются это «регулировать» — они сами создают конфликтную ситуацию между властью, полицией и гражданами. Нынешние поправки — это, образно говоря, «закон по-милоновски». Брякнет что-нибудь!.. Как с секс-меньшинствами. Геи жили тихо, спокойно, никого не трогали… Кто Милонова за язык тянул? Зачем?

Если же судить о вероятности, то вполне могут принять (список «запретных зон». – Ред.). Путин, когда рвался к власти, чего только не наобещал. Уже сколько времени прошло, как он стал президентом. Назовите мне хоть одно, что он выполнил? Поэтому сегодня они ещё больше будут бояться, что народ выйдет на улицы.

Список мест в Петербурге, планируемых к запрету для проведения публичных мероприятий

Пятнадцать площадей, семь садов и скверов и столько же проспектов перечисляются в поправках к городскому закону «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях в Санкт-Петербурге», предложенных на рассмотрение в Мариинский дворец

Площади: Дворцовая, Исаакиевская, Сенатская, Сенная, Казанская, Конюшенная, Греческая, Манежная, Московская, Биржевая, площадь Восстания (Знаменская), площадь Пролетарской диктатуры (у Смольного), площадь Растрелли, площадь Искусств, площадь Островского (у Александринского театра).

Сады и скверы: Летний сад, Екатерининский сквер, сад у Зимнего дворца, Ново-Манежный сквер, сад-партер Смольного, сад Смольного собора, Исаакиевский сквер.

Проспекты: Невский, Суворовский, Литейный, Лиговский, Адмиралтейский, Московский, а также Конногвардейский бульвар.

Места, расположенные ближе 200 м от железнодорожных вокзалов и платформ, автобусных и морских вокзалов, аэропортов, и ближе 50 м от зданий, занимаемых органами государственной власти, прокуратуры, от Дворца Конгрессов, Смольного, резиденции полпреда, Таврического дворца, зданий консульств, культовых зданий и сооружений, а также здания телерадиокомпании «Петербург».

  • Михаил Дружининский

    Власти, видимо, забыли старинную поговорку: тот кто затыкает народу рот, развязывает ему руки! Похоже, повторение — мать ученья и мученья