8 мая 2012

Из КПРФ продолжают изгонять коммунистов

Валерия СТРЕЛЬНИКОВА

На состоявшемся 7 мая Пленуме Санкт-Петербургского городского комитета КПРФ по инициативе «старших товарищей» из рядов компартии была исключена депутат ЗакСа пятого созыва, заместитель председателя постоянной комиссии по городскому хозяйству и градостроительству Ирина Комолова

Эстафету по чистке своих партийных рядов, начатую фракций «Яблоко» Законодательного собрания, достойно приняли их коллеги из фракции КПРФ. Вслед за питерскими «яблочниками», в марте вынудившими покинуть партию двух из шести своих парламентариев – Ольгу Галкину и Вячеслава Нотяга, коммунисты тоже изгнали из партии «инакомыслящего народного избранника». На состоявшемся 7 мая Пленуме Санкт-Петербургского городского комитета КПРФ по инициативе «старших товарищей» из рядов компартии была исключена депутат ЗакСа пятого созыва, заместитель председателя постоянной комиссии по городскому хозяйству и градостроительству Ирина Комолова.

Déjà vu по-ленинградски

Впрочем, надо отдать должное, для петербургских коммунистов это далеко не первый в истории случай и даже не второй. В начале 2009-го года из рядов КПРФ «за антипартийную деятельность» с грандиозным скандалом был исключён (и снят со всех руководящих постов) тогдашний лидер фракции коммунистов ЗакСа, депутат четвёртого созыва, многолетний глава горкома Владимир Фёдоров. Эти события широко освещались в прессе и получили название «второго ленинградского дела». А в 2011-м, попав под жесточайший прессинг, вынужден был выйти из КПРФ соратник и коллега Фёдорова по фракции депутат Сергей Малков, по иронии судьбы занимавший ту же должность в комиссии по горхозяйству, что занимает сейчас Ирина Комолова…

«Партийные репрессии в отношении Комоловой связаны с её отрицательным отношением к политике центрального и регионального руководства КПРФ», — говорится в сообщении от 7 мая на сайте опального депутата образца 2012-го. Создаётся стойкое ощущение déjà vu. Похоже, Ирина Игоревна повторяет судьбу своих коллег-парламентариев из прошлого созыва на новом витке.

— В принципе, я отношусь к этому спокойно. Потому что действительно пришло время. После ряда моих заявлений в течение последних нескольких недель, наверное, такое развитие событий естественно. Я не собираюсь ни подавать апелляцию, ни как-то опротестовывать это решение. Может быть, через какое-то время мне самой пришлось бы уходить, — по горячим следам прокомментировала скандальную новость для «Нового смысла» сама депутат Комолова.

По её оценке, то, что происходит в питерском отделении компартии сегодня, – логическое продолжение и завершение той борьбы, которая началась в 2008-м.

— Тогда произошла первая «чистка» рядов. Но внутренняя оппозиция в питерском отделении на тот момент не хотела выходить из КПРФ. Мы понимали, что организация, которой мы себя посвятили, и которую мы, в общем-то, сами создали и вырастили, — больна. Однако думали, что её удастся вылечить, — объясняет Ирина. — Что надо сказать об этом – и люди услышат, воспримут наши слова, оглянутся вокруг и воскликнут: «И правда, что-то не то делается! Давайте сядем, подумаем, обсудим, договоримся»… То есть, была ещё какая-то наивная вера в то, что можно всё исправить.

Ирина Комолова (за лидером петербургского отделения "Другой России" Андреем Дмитриевым) на несогласованной акции за честные выборы (5 марта 2012 года) у Мариинского дворца, где располагается Законодательное собрание Санкт-Петербурга

Но постепенно эта вера улетучивалась. По словам теперь уже бывшего представителя КПРФ, она «посмотрела на реакцию и рядовых членов партии, и руководства самого разного уровня – от районного до Геннадия Андреевича Зюганова — и поняла, что, к сожалению, есть две проблемы».

— Первая – это то, что руководство прекрасно понимает, куда оно ведёт и что оно делает. Это не ошибка, а сознательный путь, — продолжает исключённый из партии депутат. — А низовые структуры – там по-разному. С одной стороны — понимают, что всё плохо, но не имеют сил этому сопротивляться. В основном это пожилые люди, для которых в жизни всегда существовала только одна компартия – КПСС или даже ВКП(б). И для них не может быть никакого мира вне этой партии. Чтобы они положили на стол партбилет – это нереально.

Как рассказывает Ирина Комолова, «попытка нашего сопротивления началась с того, что, в общем-то, за нами было даже большинство в нашей городской организации. Сперва все пошли за Фёдоровым, но по ходу народ стал отставать. Кто-то смирился, кто-то предал, кто-то просто устал. А кто-то – конечно, к сожалению, их осталось гораздо меньше, чем было в самом начале, — решил, что надо бороться».

РКРП тоже больна вождизмом

Но каким образом? Уходить куда-то?

— Проблема ведь была не в том, что нам не хватало постов, денег или каких-то благ, и стоило бы пойти в другую организацию, где мы всё это, может быть, получим. Нужна была та идея, ради которой мы здесь, собственно, пятнадцать с лишним лет и возились…-  констатирует экс-член КПРФ.

С компартией Ирина Комолова связала свою судьбу в 1993-м году. Пришла создавать комсомол, когда, по её выражению, «ещё и КПРФ-то толком не было», а в конце 1994-го «вступила в ряды».

Ирина Комолова выступает на митинге студентов за достойное и бесплатное образование (21 апреля 2012 года у театра "Балтийский дом")

— И сейчас я такой организации для себя не вижу. Мне говорят: «Вы же депутат, вы сейчас в цене…» Но для нас не существует «альтернативных» партий. Для меня, например, нет возможности уйти в «Справедливую Россию», в «Яблоко» или к «другороссам», — откровенно признаётся Комолова, отвечая на вопрос «Нового смысла» о том, как она видит себя в дальнейшем в общественно-политическом пространстве.

Даже РКРП, по мнению Ирины Игоревны, не подходит, – хотя это всё-таки какая-то альтернатива Зюганову.

— И они, кстати, даже на нас обижены: «Зачем вы стали создавать «Аврору» (Санкт-Петербургский Союз коммунистов «Аврора», в создании которого Ирина приняла активное участие. – Ред.), когда могли бы прийти к нам?». Но там тоже есть определённые противоречия. И со временем история показала, что и РКРП – это, увы, не та партия, которая понимает, что она из себя реально представляет. И дело не в том, что она не у власти, или маленькая, или «сталинистская». Во-первых, РКРП тоже больна вождизмом, только немножко другого уровня. А во-вторых, она точно так же, как КПРФ, не смогла показать людям, чьи интересы она представляет. Партия не нашла свою социальную базу. Она заявляет о поддержке рабочих, но при этом ведёт себя так, что рабочие в её сторону даже не смотрят. В то же время она довольно презрительно относится к интеллигенции, хотя среди её членов, в общем-то – так же, как и в КПРФ, — представителей интеллигенции большинство. РКРП словно бы висит в воздухе.

В том же самом воздухе витает и идея создания своей партии. Казалось бы – напрашивающийся вывод и выход…

— Я смотрю на это трезво, — не скрывает депутат Комолова. — Будут объективные предпосылки – создадим. Нет – значит, пока будет движение. Я воспринимаю «Аврору» как модель, на которой мы будем отрабатывать создание партии.

Если лопата сломалась – возьми другую

"Я с самого начала пришла во фракцию КПРФ как человек, чуждый этой фракции", - заявляет Ирина Комолова

В то же время, с точки зрения Комоловой, «создание партии – это вообще не самоцель. Так же как и её спасение или сохранение».

— Партию я всегда воспринимала как инструмент. Если есть объединение единомышленников, то партия – это инструмент, который помогает им претворять в жизнь свои идеи, — развивает свою мысль парламентарий. — Если лопата сломалась, затупилась, не отвечает требованиям – надо взять другую.

В этом, не сомневается Ирина, как раз и состоит причина трений «антизюгановской молодёжи» с пожилыми коммунистами. Ибо для последних КПРФ – это самоценность. Неважно, какая партия – плохая или хорошая, неважно какой Зюганов – «но это наш Зюганов!». «А для меня ценен союз людей, и обидно, когда он разваливается, и когда результаты наших трудов идут псу под хвост», – не скрывает депутат.

На вопрос о том, не боится ли она, подобно коллегам Фёдорову и Малкову, попасть в изоляцию среди своих же коллег-коммунистов в Мариинском дворце, и не будет ли это мешать её работе народного избранника, Ирина Комолова отвечает так:

— Я с самого начала пришла во фракцию КПРФ как человек, чуждый этой фракции. В избирательный список кандидатов от КПРФ мне позволили попасть, рассчитывая, что я всё равно не пройду. Об этом открыто говорилось: мол, нечего ей помогать, не надо материалы из её района печатать в газете и т. д. Но получилось так, что я прошла. Многие, конечно, были этим недовольны.

В депутатском коллективе хочешь – не хочешь, приходится взаимодействовать. Но не более того. Никакой внутренней информации, никакой поддержки, никакой дружбы.

— И потом, я так понимаю, уже шла работа со стороны ряда депутатов и членов горкома, направленная на то, что «с Комоловой не надо общаться, сделайте ей полный игнор». Ну, полного не получилось, но всё-таки он был, это чувствовалось.

Однако, по мнению Комоловой, Владимир Дмитриев (лидер фракции КПРФ ЗакСа. – Ред.) «не настолько глуп, он понимает, что пользы от меня во фракции будет гораздо больше, чем вне неё».

— Более того, если я сейчас пущусь в самостоятельное плавание, мне-то это может оказаться выгоднее: я могу спокойно заявлять, уже не оглядываясь на мнение руководства, то, что посчитаю нужным, — рассуждает парламентарий. — Вместе с тем, разумеется, руководитель фракции может не принять и не подписать мои документы, может позвать на встречу, например, с губернатором, всех, кроме меня – такие вещи проделывались и с Фёдоровым, и с Малковым. Насколько я знаю, сегодня (7 мая. – Ред.) на пленуме было принято решение обратиться к членам фракции с тем, чтобы не считать меня членом фракции. По закону исключить депутата из состава фракции нельзя, но «считать исключённым» — можно.

По мнению Комоловой, Владимир Дмитриев (лидер фракции КПРФ ЗакСа) «не настолько глуп, он понимает, что пользы от меня во фракции будет гораздо больше, чем вне неё».

Владимир Фёдоров в конце прошлого года в интервью «Новому смыслу» признался, что слишком многие коллеги его предали. Ирина Комолова поделилась своим опытом:

— Секретарь Петродворцового райкома Слава Михайлович Колпаков, как выяснилось, вдруг только сегодня заметил, как в фильме «Бриллиантовая рука», что «Комолова долгие годы притворялась честным человеком, на самом же деле…» А был верным «фёдоровцем». Но таких немного. «Основные» люди остались.

Как расценивают события 7 мая коллеги Ирины Игоревны, являющиеся и не являющиеся членами компартии? Какими им видятся в этой связи перспективы депутата Комоловой и Комоловой-политика? Что ждёт в ближайшем будущем питерскую организацию КПРФ? Падает ли её рейтинг, или «слухи о смерти несколько преувеличены»? «Новый смысл» обратился за экспресс-комментариями к экспертам.

Семён БОРЗЕНКО, один из лидеров Санкт-Петербургского Союза коммунистов «Аврора», экс-член КПРФ (исключён из партии в 2009 году): «Настоящим коммунистам в КПРФ делать нечего»

— Если произошедшее комментировать с эмоциональной точки зрения, то я считаю, что Ирину как будто наградили орденом «Партийная доблесть». Потому что настоящим последовательным коммунистам в том «гадюшнике», в который превратилось петербургское городское отделение КПРФ, делать нечего. Исторгнув её из своих нестройных рядов, городской комитет, можно сказать, выдал Ирине свидетельство о том, что она действительно является коммунистом. Если же говорить о каких-то более рациональных вещах, то Ирина Комолова входит в состав руководства Санкт-Петербургского Союза коммунистов «Аврора». Наша инициативная группа в феврале этого года, ещё до официального учреждения союза, прямо заявила, что мы стремимся к созданию новой полноценной компартии. Ирина была с нами с самого начала, и было понятно, что её расставание с КПРФ рано или поздно произойдёт…

Насколько мне известно, на пленуме горкома еле-еле собрали кворум. Причём пленум собрался только по одному вопросу – чтобы исключить Комолову. То есть, никаких других забот у этих людей нет. В Москве происходят чудовищные события, в городе тоже есть о чём поговорить, но всё это проходит мимо городской парторганизации. Всё это неинтересно, ненужно, второстепенно. На первом месте – изгнать из своих рядов опасного еретика! Хорошо, что у этих людей нет ещё возможности возродить средневековую инквизицию… Это на самом деле очень хорошо показывает, что такое сегодняшняя КПРФ: она с удовольствием проводит заседания по исключению «еретиков», но реальная общественно-политическая жизнь проходит мимо.

Кирилл ВАСИЛЬЕВ, один из лидеров Федерации социалистов, член Санкт-Петербургского союза коммунистов «Аврора», член КПРФ: «Депутатские возможности Комоловой сейчас, наоборот, расширятся»

— Ничего неожиданного в таком решении пленума нет. Этот процесс развивался последние три года. Люди, которые в 2009-м исключали из КПРФ Владимира Фёдорова, Семёна Борзенко, Марину Молодцову, поставили перед собой задачу выдавить, с одной стороны — остатки той команды, с другой стороны – выдавить из рядов партии вообще всё живое, критически мыслящее, принципиальное, не согласное с той политикой, которую проводит руководство, с явлениями, связанными с перерождением партии.

Я остаюсь членом КПРФ. Но «по мне», так же, как и «по Комоловой», несколькими неделями ранее было принято решение о вынесении предупреждения с обязательством «прекратить антипартийную деятельность» — так были аттестованы наши взгляды и позиции. В отношении меня, видимо, вопрос будет рассматриваться на бюро городского комитета. Моя первичная партийная организациия — я состою на учёте в Адмиралтейском районе — вряд ли будет принимать решение о моём исключении. Сейчас я размышляю над своими дальнейшими шагами. Вполне возможно, что я не стану дожидаться тех решений, которые будут приниматься партийными органами, и сам выйду из КПРФ. В принципе идеологически я уже не принадлежу к тому сообществу, которое присвоило себе право называться коммунистической партией.

Что касается депутатских возможностей Ирины Комоловой, то — как мне представляется — для неё они сейчас, наоборот, расширятся. Поскольку она не будет связана во многом странными и глупыми решениями, которые ей будут навязывать фракционные руководители. Она будет более свободна и сможет действовать сообразно своим принципам и установкам. А мы будем по мере сил ей в этом помогать.

К сожалению, руководители петербургского отделения КПРФ вечером 7 мая были недоступны для комментариев.

  • Костя

    Еще одного «честного коммуниста» оторвали от партийной кормушки. Это радует. Впереди только борьба за свободу геев и развод профсоюзников, удачи в полит-бизнесе.

  • Некто

    РКРП висит в воздухе, угу. Малочисленные сталинисты, больные вождизмом. Только почему-то РКРП собирает первомайские митинги, а не карликовая «Аврора». Федоровым и комоловым плевать на принципы, на идеологию — они столько лет прекрасно состояли в КПРФ, которая не вчера и не сегодня начала перерождаться — она была заражена карьеризмом и оппортунизмом с самого своего основания. И вот эти люди, проигравшие внутрипартийную конкуренцию более удачливым товарищам, теряют партбилет и создают карликовую КПРФ, прикрываясь своей ярой принципиальностью.

    • Иван Овсянников

      При всем уважении, не РКРП собирает первомайские митинги. РотФронт вывело на 1 мая в Питере человек 200. Большая часть колонны — профсоюзы, социальщики и левые, не входящие в РКРП-РотФронт. А Ирине респект и поздравления