13 марта 2012

Словакия взяла курс на социальную демократию

Руслан КОСТЮК, доктор исторических наук, профессор факультета международных отношений СПбГУ

В Словакии прошли внеочередные парламентские выборы. Они были назначены ещё в октябре 2011 г., когда правительственная коалиция потеряла большинство в парламенте – Словацком Национальном совете и только благодаря голосам социал-демократической фракции был ратифицирован документ, расширяющий объём Европейского фонда финансовой стабильности. Однако в обмен на это голосование социал-демократическая оппозиция добилась от правящей коалиции согласия на внеочередные выборы, которые и прошли 10 марта.

Бедные родственники ЕС

Христианско-демократическая партия нынешнего премьер-министра Иветы Радичовой, заняв всего лишь пятое место на выборах, отныне будет располагать всего 11-ю законодателями

И вот выборы состоялись. Вердикт избирателей более чем красноречив. Оппозиционная партия «Курс – социальная демократия» выиграла выборы, набрав 44,4% голосов и получив 83 мандата и 150 мест в парламенте. При этом явка избирателей превысила цифру в 57% граждан. Почти все участники действующей правоцентристской коалиции понесли серьёзные потери, уменьшив своё представительство в Словацком Национальном совете. В частности, христианско-демократическая партия нынешнего премьер-министра Иветы Радичовой, заняв всего лишь пятое место на выборах, отныне будет располагать всего 11-ю законодателями. Впервые с момента обретения Словакией независимости одна партия будет располагать абсолютным большинством. Вскоре Словакия станет единственным центральноевропейским государством с левым правительством.

Поражение правоцентристских кругов следует объяснить, прежде всего, социально-экономическими мотивами, хотя в этом вопросе не всё так просто. Дело в том, что на фоне финансового кризиса в Европейском Союзе словацкая экономика вовсе не выглядит обречённой или даже сильно уязвимой. Рост валового внутреннего продукта в2011 г. в Словакии составил 3,3%. По сравнению со многими другими странами Центральной и Восточной Европы в Словакии – невысокие темпы инфляции. О финансовой стабильности свидетельствует тот факт, что Словакия одной из первых среди посткоммунистических стран присоединилась к еврозоне; это произошло ещё в 2009 г.

Традиционно считается, что в Словакии сосредоточена высококвалифицированная и хорошо образованная в профессиональном плане рабочая сила. Словакия весьма притягательна для иностранных инвестиций. За последние 12 лет их сумма, вложенная в словацкую экономику, увеличилась на 600%. Германские, французские, южнокорейские гиганты автопрома имеют множество сборочных заводов на территории Словацкой республики. Удачное географическое положение этой центральноевропейской страны делает Словакию и её города, начиная со столицы Братиславы, важным транспортным и коммерческим коридором на пути из Западной в Восточную Европу. Отметим также, что ещё в «коммунистическую» эпоху в Словакии были созданы весьма развитые отрасли промышленности – химическая, металлургическая, перерабатывающая, текстильная. Особая гордость Словакии – машиностроение. На душу населения Словакия выпускает вагонов более, чем какая-либо другая страна мира.

И в то же самое время, по меркам Евросоюза, Словакия по-прежнему относится скорее к разряду «бедных родственников», чем «благополучных бюргеров». Величина валового национального продукта на душу населения в Словакии меньше 16 тысяч евро в год, что серьёзно уступает развитым западноевропейским странам. Всё-таки та же статистика утверждает, что внутри зоны евро Словакия на сегодня остаётся второй по уровню бедности страной. В кризисные годы заметно возрос уровень безработицы. Словакия занимает малопочётное третье место в ЕС (после Испании и Греции) по проценту безработицы среди молодёжи; ею охвачены 36% молодых словаков. В целом же уровень безработицы в Словакии тоже находится на довольно опасной отметке – 13,7% от трудоспособного населения. В последние два года явно наметилась тенденция замедления темпов экономического роста.

Антикризисная политика правоцентристского кабинета строилась на традиционном либеральном подходе, подразумевавшем сокращение социальных расходов и пособий. Стоит ли удивляться, что в условиях кризиса словацкий электорат поступает так же, как избиратели во многих других странах-членах ЕС, то есть отказывает в доверии правительственным партиям в пользу оппозиции?

Эсдеки-«народники»

Движения за демократическую Словакию, основанное первым премьер-министром посткоммунистической Словакии Владимиром Мечьяром, раньше было союзником социал-демократов

Но вот тут стоит сказать об особой роли социал-демократического фактора в политической жизни Словакии. Партия «Курс – социальная демократия» была создана диссидентами из посткоммунистической Партии левых демократов в1999 г. Через несколько лет эта партия, вобрав в себя остатки Партии левых демократов, Социал-демократическую альтернативу и Социал-демократическую партию, стала монополистом на социал-реформистском поле словацкого государства. Новые социал-демократы неизменно усиливали свою электоральную поддержку. На выборах 2002 г. они получили 13,5% голосов, в 2006 г. – 29,1%, в 2010 г. – 34,8%. Вот уже шесть лет «Курс – социальная демократия» является самой влиятельной и популярной политической силой республики. Так что результат партии 10 марта следует рассматривать через призму последовательного расширения электоральной базы словацкой социал-демократии.

С 2006 по 2010 гг. основатель партии и лидер социал-демократов Роберт Фицо возглавлял правительство республики. За это время популярность социал-демократической партии возросла более чем на 5%, но в 2010 г. словацким социальным демократам пришлось уступить власть праволиберальным и консервативным силам, так как их младшие партнёры по прежней правительственной коалиции потерпели поражение на парламентских выборах, и сохранить «патриотическую коалицию» не удалось. Именно патриотическую – потому, что партнёрами партии Р. Фицо в 2006-2010 гг. были популисты из Движения за демократическую Словакию (ДЗДС, основанное первым премьер-министром посткоммунистической Словакии Владимиром Мечьяром) и крайне правая Словацкая национальная партия (СНП, за правительственный альянс с нею словацкие социал-демократы в 2006 г. были даже исключены из Партии европейских социалистов сроком на два года). Но в 2012 г. «Курс – социальная демократия» оказалась способной аккумулировать как голоса недовольных праволибералами на левом фланге политической сцены Словакии, так и в её популистском сегменте: в новый состав Национального совета не попали ни ДЗДС, ни СНП. Ясно, что немалая часть их электората в прошлую субботу отдала голоса именно социал-демократам.

И если знать специфику политической жизни Словацкой республики, в этом нет ничего удивительного. Вот уже примерно 20 лет эта жизнь расколота, главным образом, на два основных лагеря: с одной стороны –  социал-популисты, с другой – либерально-консервативные силы. Исход нынешних выборов показал, что консерваторам и либералам пора переходить в оппозицию. Что же до словацких социал-демократов и их лидера 48-летнего юриста Роберта Фицо, шесть лет проработавшего в 1990-е гг. в Европейском суде по правам человека, то их социал-реформизм действительно несколько отличается от того, что мы знаем о современной западной социал-демократии.

Программа перемен

Эсдек Роберт Фицо, в отличие от своих коллег-посткоммунистов из других стран Центральной и Восточной Европы, искренне считает, что «в эпоху единой Чехословакии социальная защищённость населения у нас была много выше, чем после начала рыночных реформ»

Если большинство современных восточноевропейских социал-демократических партий, даже если они «родом из коммунизма», исповедуют откровенно социал-либеральные воззрения, словацкие эсдеки и во внутренней, и во внешней политике занимают нередко более радикальные или, как говорят их политические оппоненты, на родине популистские позиции. Партия «Курс – социальная демократия» последовательно ратует за государственную поддержку занятости молодых словаков, имеющих нестабильные рабочие места, ревизию трудового законодательства в интересах наёмных трудящихся, снижение стоимости медицинского страхования для рядовых граждан. Во время нынешней предвыборной кампании Р. Фицо выступил с идеей повысить единый налог (19% с дохода) для тех, кто зарабатывает свыше 33 тысяч евро в год до 25%. Ясно, что такая инициатива показывает склонность словацких социал-демократов к перераспределительной социальной политике. Эсдеки выступают за укрепление общественных финансов «не в ущерб людям с низкими доходами». К слову, Р. Фицо, в отличие от своих коллег-посткоммунистов из других стран Центральной и Восточной Европы, искренне считает, что «в эпоху единой Чехословакии социальная защищённость населения у нас была много выше, чем после начала рыночных реформ».

Гораздо более взвешенной выглядит и внешнеполитическая линия социал-демократии. Да, сразу же после триумфа на выборах Р. Фицо заявил: «Мы живём в европейской зоне, мы выступаем за спасение евро как сильной европейской валюты». Но из-за европейского выбора словацкие социал-демократы не намерены подвергать атакам социальные права трудящихся. Кроме того, Р. Фицо выступает за более равновесную внешнюю политику Братиславы, что предполагает активизацию экономических и политических связей с Россией, КНР, странами Латинской Америки. Известно, что ещё в бытность премьер-министром Р. Фицо чётко выступал против размещения американской противовоздушной системы в Центральной Европе.

Собственно, наверное, такими и должны быть современные восточноевропейские социал-демократы, если их цель – не прозябать в оппозиции или служить младшими партнёрами (ну, или «мягкой копией»)  правых. Итоги выборов в Словакии, конечно же, не ставят под сомнение общую тенденцию поправения в Европе, но они, как минимум, демонстрируют, что эта генеральная тенденция не является абсолютной и необратимой. нею словацкие социал-демократы в 2006 г. ую Слваккию и крайне правая Словацкая национальная партия (за правиелственный альянс