24 декабря 2011

Как система мучает удальцов левой оппозиции

Татьяна ЛЕОНИДОВА

В то время, как Дмитрий Медведев, выступая с посланием к Федеральному собранию, делает реверансы в сторону оппозиции, выходящей на многотысячные митинги в Москве и Петербурге, «на местах» всё жёстче «закручивают гайки».

Суть изменений, о которых заявил президент Федеральному собранию, сводится к либерализации политической системы и, как следствие этого – отмене ряда мер по укреплению путинской «вертикали власти». Среди этих обещаний – возвращение губернаторских выборов и упрощённый порядок регистрации партий. Вполне возможно, что такие меры устроят как обычных граждан, так и несистемную оппозицию. Но за кулисами большой политики остаётся непомерная жестокость властей по отношению к наиболее непримиримым и не идущим на компромиссы левым оппозиционерам.

В Москве 4 декабря сотрудниками Центра по борьбе с экстремизмом около станции метро «Сокол» был похищен лидер «Левого фронта» Сергей Удальцов

В Москве 4 декабря сотрудниками Центра по борьбе с экстремизмом около станции метро «Сокол» был похищен лидер «Левого фронта» Сергей Удальцов. Как заявила его жена – Анастасия Удальцова – неизвестные люди в штатском посадили Сергея в чёрную машину “Mitsubishi” без номеров и увезли в неизвестном управлении. Чуть позже он нашёлся в одном из отделений полиции Москвы. Как объяснили в правоохранительных органах, задержали и приговорили лидера «Левого фронта» к пяти суткам административного ареста за то, что он неоднократно не являлся в суды по другим административным делам. Судя по всему, такая мера пресечения в отношении оппозиционера связана с планировавшейся в день выборов в центре Москвы акцией «Левого фронта» под лозунгом «Народ против незаконных выборов».

На пяти сутках история с Удальцовым отнюдь не закончилась. В ночь на 8 декабря врачи госпитализировали Сергея, уже четвёртый день державшего сухую голодовку в спецприёмнике, и насильно поместили его в реанимацию Боткинской больницы, несмотря на то, что особых медицинских показаний для этого не было. Утром 10 декабря оппозиционер был вновь задержан сотрудниками уголовного розыска. Как признался один из них — такие меры связаны с политической ситуацией после выборов. «Путешествия» Сергея Удальцова из больницы в суд, из суда – в спецприёмник, из спецприёмника – вновь в больницу продолжается до сих пор. В данный момент Удальцов вновь обвиняется в неповиновении законным требованиям сотрудников полиции за то, что он не явился на суд, который состоялся 15 декабря, сообщила «Газете.Ru» адвокат Удальцова Виолетта Волкова. Юридически совершенно непонятно, с чем связано очередное преследование лидера «ЛФ», но, вероятнее всего, это будут не последние 15 суток, которые ему придётся провести в спецприёмнике.

И хотя партия «Единая Россия» отмечает свою победу на думских выборах, а Дмитрий Медведев и Владимир Путин держатся уверенно во время прямых телевизионных трансляций, мелких сошек охранительной системы бьёт мандраж, и они пытаются всеми мыслимыми и немыслимыми выслужиться перед начальством.

Аналогичная ситуация происходит и в Санкт-Петербурге с анархистом Филиппом Костенко. Впервые Костенко с группой товарищей были арестованы в ночь с 3 на 4 декабря во время акции у здания Законодательного собрания. В отделении полиции они просидели двое суток, суды были перенесены по месту прописки. Вновь Филиппа Костенко арестовали вечером 6 декабря у Гостиного двора ещё до начала акции протеста. «Нас ночь продержали в отделе и потом повезли в судебный участок 203 к судье Алексею Кузнецову, – рассказал Филипп. — А в автобусе, в котором нас везли, было выбито одно из окон. Когда нас довезли до суда на улице Красных текстильщиков, я и ещё один парень решили, что не стоит терять время, сидя в автобусах, вылезли в это окошко и ушли себе спокойно.  Но, к сожалению, мы не очень далеко ушли, потому что ввели план «Перехват», нас догнали «эшники» и вернули назад». В это время у судебного участка находилось пять автобусов с протестующими, задержанными накануне у Гостиного двора. Дело Костенко рассмотрели вне очереди. Присутствовавшие в здании суда сотрудники Центра по борьбе с экстремизмом постоянно созванивались с кем-то по мобильным телефонам, а затем перед судебным заседанием удалились вместе с судьёй в отдельную комнату. Видимо, для обсуждения предстоящего решения. «В отношении меня у судьи уже было готово постановление, оно лежало у него на столе, и он мне его коротко зачитал. Я не имел возможности никаких ходатайств заявить, ничего прочего, – говорит Филипп. — Всё уже было заранее подготовлено. Я пытался что-то возразить, они мне говорили: всё, всё, всё готово. Я просил о подаче ходатайства, но судья проигнорировал мою просьбу. Он даже не отказывал».

Филипп Костенко объясняет журналистам смысл акции анархистов на крейсере "Аврора"

После ареста на 15 суток оппозиционер, как и Сергей Удальцов, заявил о сухой голодовке, но позже отказался от намерения голодать «всухую». 21 декабря Костенко должны были выпустить, но в тот вечер покинуть территорию спецприёмника на Захарьевской, 6, ему так и не удалось – на пороге уже ждали сотрудники Центра Э, которые посадили Костенко в полицейскую машину и увезли в 43-й отдел полиции. Представители правоохранительных органов объяснили ситуацию тем, что Филипп не явился 9 декабря на судебное заседание по делу «о нарушении общественного порядка». Но по какой причине его доставили из спецприёмника в отдел  –  адвокату Ольге Цейтлиной удалось выяснить только спустя два часа. Напомним, что Костенко задержали 16 декабря у 43-го отдела полиции во время передачи продуктов товарищам,  задержанным за акцию на крейсере «Аврора». Его доставили в 71-й отдел полиции, где был составлен протокол о том, что Костенко якобы нецензурно выражался, чем и нарушал общественный порядок. Следующим утром, 22 декабря, в 153-м судебном участке судья Елена Ермолина по статье 20.1 КоАП назначила Филиппу Костенко наказание в виде 15-ти суток административного ареста.

— Как ты считаешь, какие-то результаты, хотя бы минимальные, твоя голодовка принесла?

— Я думаю, да. Это был информационный повод, информационный резонанс от того, что существуют политические репрессии, существуют политические заключённые, которые продолжают бороться, несмотря на заключение. Понятно, что добиться освобождения всех политзаключенных этим нереально в условиях современной России, однако же, борьба продолжается и это один из её возможных вариантов, один из этапов.

— Расскажи, как с тобой обращались ночью в 43-м отделе…

— Сначала меня привезли и приковали к окошку наручниками, и пару часов я сидел прикованным таким вот образом. Потому как у них идёт ремонт, и все камеры, куда должны сажать задержанных, закрыты. Этим полицейские объяснили свои действия. Посадили меня в дежурной части и, опасаясь, что я на них нападу, приковали меня. Но потом пришёл адвокат, и удалось настоять, чтобы сняли наручники.

— Как долго они тебя держали прикованным?

— Точно не знаю, часа два-три. После того, как адвокат вмешался, они меня от этой батареи отковали и освободили целую комнатку. Там у них был какой-то склад, куча барахла. Они всё это вынесли, меня туда заперли. Там уже меня держали.

— Ты слышал, что сейчас происходит с Сергеем Удальцовым?

— Да, я знаю, что его периодически выпускают и закрывают снова. Видимо, аналогичная практика и здесь применяется в отношении меня. Очевидно, что в моей ситуации — это целенаправленные действия Центра Э. Во всяком случае, я это точно знаю и вижу, так как сотрудники одни и те же присутствовали во время вынесения прошлого постановления и сопровождали меня сюда. Это явный заказ Центра по борьбе с экстремизмом, направленный на то, чтоб меня как-то попытаться обезвредить. После того, как нас задержали у ЗакСа, они высказали такое нелепое предложение, как объявить перемирие. Естественно, никакого перемирия я объявлять не стал. Видимо, они решили по-плохому попробовать. Но это бесполезно с их стороны.

Задержание Филиппа Костенко на одной из акций

— В каком смысле «перемирие»?

— Это буквально их цитата. Со мной беседовало какое-то их руководство, которое говорило: давайте перемирие организуем. Я тоже был в недоумении. Сказал, что никаких перемирий в принципе быть не может между нами, потому что между нами борьба. Они сказали что-то из серии: раз ты не хочешь по-хорошему, будет всё по-плохому тогда. Видимо, это исполнение их обещания. Не знаю, чего они хотят добиться. Один раз — 15 суток, другой раз — 15 суток. В конце-то концов, эти сутки кончатся, и я всё равно выйду. Но даже если я не выйду – другие люди остаются, которые продолжат борьбу.

На данный момент оппозиционер уже вторые сутки находится в 43-м отделе полиции. Начальство спецприемника говорит, что старая справка с которой он уже отсидел первые 15 суток недействительна, потому что теперь у него новые 15 суток и нужна новая справка с новыми печатями. Адвокат Ольга Цейтлина намерена подавать жалобу в Европейский суд по правам человека за нарушение 3-й статьи Европейской конвенции. Сам же Костенко заявил о прекращении голодовки, но намерен её возобновить в том случае, если по истечении вторых 15-ти суток его арестуют вновь. И такое развитие событий вполне вероятно.

  • Анатолий

    Мда…
    ЧТо же творит власть!
    Все, что происходит — это последствия несправедливости!