13 декабря 2011

Социалист выводит Бельгию из кризиса

Руслан КОСТЮК, доктор исторических наук, профессор факультета международных отношений СПбГУ

В основе правительственного кризиса в Бельгии лежали противоречия во взглядах на будущее Бельгии между валлонскими и фламандскими партиями

Полтора года Бельгия жила без правительства. Парламентские выборы в королевстве состоялись ещё в июне 2010 года, но после этого политики так и не смогли на протяжении 18 месяцев сформировать правительственную коалицию. Давали о себе знать как политическое противостояние по оси «левые-правые», так и сильные противоречия во взглядах на будущее Бельгии между валлонскими и фламандскими партиями. И вот, в понедельник король Альберт II назначил, наконец, главу правительства.  В состав правительства из 12 министров и 6 государственных секретарей войдут представители шести партий (соответственно, трёх фламандских и трёх валлонских) – социалистов, либералов и христианских демократов.  

Впереди реформы

Коалиционный кабинет рождался, что называется, в муках. При посредничестве короля прошло около 10-ти многомесячных туров консультаций, основные партии были вынуждены идти на компромиссы. А они были ох как нужны Бельгии, также оказавшейся задетой кризисом. В результате правительственные партии договорились о том, что в 2012 г. дефицит бюджета королевства должен быть сокращён до уровня в 2,8%, бюджетные расходы подлежат сокращению примерно на 10%; будет принята новая модель финансирования столицы страны, регионы получат дополнительные компетенции в сферах занятости, здравоохранения и семейной политики, а также большую налоговую автономию; на федеральном и региональном уровне бельгийцев ожидает реформа рынка труда во имя сокращения безработицы. Также в перспективе запланирована реформа полномочий и механизма избрания верхней палаты федерального парламента – Сената. Исполняющий обязанности премьер-министра до недавнего времени Ив Летерм отметил, что «не все правительственные инициативы будут встречены населением с воодушевлением, но, тем не менее, все они необходимы, чтобы вывести страну из кризисного состояния».

Королевский выбор

Политиком, который, по крайней мере, положил конец полуторагодичному правительственному кризису, неведомому по сроку для западноевропейской страны, стал Элио Ди Рупо, сын иммигрантов из Италии, переселившихся в Бельгию вскоре после окончания Второй мировой. Э. Ди Рупо 60 лет, он вырос в многодетной семье, но сам проложил себе научную и политическую карьеру. В политику он пришёл в конце 1970-х. В 1982 г. был избран от соцпартии в муниципальный совет города Монса, где отвечал за городское хозяйство. В 1987 г. был впервые избран депутатом Палаты представителей федерального парламента. В дальнейшем избирался не раз депутатом и сенатором Бельгии, членом Европейского парламента. В начале 1990-х Э. Ди Рупо работал на различных министерских постах в правительстве франкофонного сообщества. В федеральном Совете министров он занимал должности вице-премьера, министра экономики.

Элио Ди Рупо - сын иммигрантов из Италии и лидер валлонских социалистов представил адекватную программу спасения Бельгийского королевства

С 1999 г. Ди Рупо дважды возглавлял валлонский регион, где проживают бельгийцы-франкофоны. С этого же года Ди Рупо является председателем Социалистической партии, действующей среди франкофонов. В Бельгии, отметим, все влиятельные политический партии действуют на региональном уровне. Газета «Суар» характеризует Э. Ди Рупо как «человека Идеи, социалиста, верящего в свои политические идеалы, противника неолиберальной идеологии». Элио Ди Рупо, к слову являющийся также вице-президентом Социалистического Интернационала, действительно принадлежит скорее к умеренно левой социал-демократии. Он неоднократно подвергал критике социал-либеральные постулаты, господствующие ныне в среде европейской социал-демократии. Э. Ди Рупо – сторонник единства левых сил Бельгии. В валлонском регионе это означает курс на единство действий социалистов и «Зелёных».

Однако в нынешних условиях формирование левого парламентского большинства в Бельгии не является возможным, и очевидно, что шестипартийный кабинет Бельгии будет очень громоздкой коалицией. И правительственная программа, носящая весьма эклектично-компромиссный характер, уж точно не является социал-реформистской. Как бы того ни хотел сам Ди Рупо, но избежать горьких для трудящихся решений вряд ли удастся. Но отметим, что наиболее правые силы в бельгийском парламенте, представляющие фламандских сепаратистов, ещё перед назначением нового премьер-министра заявили о своей решительной оппозиции кабинету Ди Рупо. Как сказал лидер самой влиятельной в Палате депутатов партии – Нового фламандского альянса Барт Де Вевер, «это будет правительство меньшинства с фламандской стороны, которое будет навязывать экономии фламандцам, которые будут платить ещё больше».  Обеспечена кабинету Ди Рупо и оппозиция слева – со стороны бельгийских экологистов.

Тем не менее, бельгийцы сегодня находятся скорее в состоянии надежд и ожиданий. Уж сильно надоела политическая неопределённость. Поэтому 60-летний социалист (кстати, первый социалист во главе правительства с 1974 г., равно как и первый премьер-министр из Валлонии за 32 года!),  не скрывающий, ко всему прочему, своей нетрадиционной сексуальной ориентации,  а также того, что является масоном, олицетворяет собой на данный момент стремление к переменам и сохранению единства бельгийского государства.

 

  • Татьяна

    Интересно, насколько сохранение ЕС, требующее таких жертв, в интересах трудящихся. Я ищу корреляцию между ПИИ США в страны Латинской Америки и разными социальными показателями. А какие макроэкономические показатели персонифицируют и олицетворяют сохранение ЕС? Можно тоже поискать корреляцию.
    Статья, конечно, интересная, но в ней ничего не сказано, как изменилась экономическая жизнь и социальная сфера в Бельгии за эти полтора года.