27 сентября 2011

Выборы во французский сенат: историческая победа левых сил

Руслан КОСТЮК, доктор исторических наук, профессор факультета международных отношений СПбГУ

Исторический характер выборов в Сенат Французской республики, которые прошли 25 сентября, обуславливается двумя принципиальными моментами. Во-первых, воскресное голосование оказалось дебютным, происходившим по новой схеме. Несмотря на то, что конституционная поправка об изменении формирования верхней палаты французского парламента была принята ещё в 2003 году, действовать новые правила начали только сейчас. До этого срок пребывания на должности сенатора во Франции равнялся девяти годам (пожалуй, рекордно высокая для Европы цифра; если не считать, конечно, пожизненных британских пэров) и частичные голосования происходили раз в три года, когда всякий раз обновлялась третья часть сенатского корпуса. Отныне хоть выборы по-прежнему имеют место раз в три года, но обновляться будет уже полвина верхней палаты, а срок «службы» сенаторов сократился с 9 до 6 лет. Во-вторых, после воскресного голосования впервые после Второй мировой войны правоцентристы теряют большинство в верхней палате парламента. Соответственно, в первый раз в истории Пятой Республики это большинство переходит к левым силам.

Роль сената во Франции 

В иерархии властной системы Франции Сенат имеет пусть не первостепенную, но всё же важную роль. Через сенаторов, в конечном счёте, проходят все важные законопроекты, ими в итоговом варианте утверждается госбюджет. Сенат даёт добро на ратификацию международных соглашений республики. Де-юре именно председатель Сената (на данный момент представитель президентского Союза за народное движение, СНД, Жерар Ларшер) считается «вторым лицом в государстве» (фактически третьим после премьер-министра);  именно он исполнит обязанности главы государства, если президентский пост останется вакантным.

Люксембургский дворец в Париже, где заседает французский Сенат

В разных странах нашего континента по-разному формируют верхние палаты парламента. Мы знаем, как это ке­лей­но про­ис­хо­дит в Рос­сии. Где-то, как в Бель­гии, се­на­то­ров из­би­ра­ет на­се­ле­ние. Где-то, как в Гер­ма­нии, ре­ги­о­наль­ные за­ко­но­да­тель­ные ор­га­ны вла­сти из своих рядов де­ле­ги­ру­ют в Бун­дес­рат пред­ста­ви­те­лей. А во Фран­ции при Пятой Рес­пуб­ли­ке сло­жи­лась такая си­сте­ма, когда се­на­то­ров из­би­ра­ют так называемые боль­шие вы­бор­щи­ки —  де­пу­та­ты На­ци­о­наль­но­го со­бра­ния, ге­не­раль­ные и ре­ги­о­наль­ные со­вет­ни­ки, де­ле­га­ты от му­ни­ци­паль­ных со­ве­тов. Ска­жем, во Фран­ции 346 се­на­то­ров. На них име­ют­ся свыше 150 тысяч боль­ших вы­бор­щи­ков, при­мер­но по 1500 на один де­пар­та­мент. В ми­нув­шее вос­кре­се­нье из­би­ра­ли 170 че­ло­век в 46 фран­цуз­ских де­пар­та­мен­тах и за­мор­ских тер­ри­то­ри­ях. К урнам, рас­по­ло­жен­ным в пре­фек­ту­рах, при­шли около 72 тысяч фран­цуз­ских «избранных лиц».

Пресса уже назвала результаты выборов в Сенат "пощёчиной для Николя Саркози"

Выборы проводятся смешанным образом. Формально речь идёт о голосовании по мажоритарной системе, но большие выборщики голосуют за конкретные списки политиков и в итоге распределение сенаторских мест на уровне конкретного департамента происходит в соответствии с количеством поданных за тот или иной список голосов. При этом, как правило, и левые, и правые политические силы объединяют своих кандидатов в общие по политическим предпочтениям списки. Социалисты блокируются с коммунистами, зелёными, независимыми левыми, СНД — с центристами и независимыми правыми.

След в истории

Почему успех левых и, в первую очередь — социалистов, 25 сентября был запрограммирован? Просто потому, что состав Сената отражает соотношение политических сил в «глубинной Франции» — на уровне муниципалитетов, генеральных советов (они действуют в департаментах) и региональных советах. А всё дело в том, что на последних муниципальных, кантональных (уровень департаментов) и региональных выборах во Франции победа доставалась именно левым силам во главе с СП. На сегодня более 60 французских департаментов, все регионы метрополии за исключением Эльзаса и более половины крупных и средних городов страны управляется левыми силами, преимущественно социалистами. В этой ситуации не удивительно, что на довыборах в 2005-м и 2008-м годах число сенаторов-социалистов всё время возрастало.

Мартин Обри назвала победу социалистов на выборах в Сенат исторической

Мартин Обри назвала победу социалистов на выборах в Сенат исторической

А 25 сентября произошло то, что социалистка (до недавнего времени председатель СП) Мартин Обри назвала «огромной исторической победой», а глава группы СП в Сенате Жан-Пьер Бель – «днём, который оставит свой след в истории». Действовавшим в большинстве департаментов совместно левым силам удалось выиграть 91 место, что увеличило их представительство в верхней палате парламента не менее чем на 25 кресел. Социалисты провели в Сенат 60 своих представителей, в том числе таких известных партийных деятелей, как Мари-Ноэль Линеманн, Давид Ассулин, Гаэтан Горс, Андре Валлини, Мишель Делабер.

В общей сложности, после воскресного голосования больших выборщиков СП имеет в Сенате 127 мандатов, группа компартии – 21 место, заметного прогресса добилась ассоциация «Европа Экология – Зелёные» (10 сенаторов). Левые радикалы остаются с 8 местами, ещё 8-9 мандатов у  независимых левых. И всё это в совокупности означает, что левые получают пусть малюсенькое, но большинство в Сенате!

Давид Ассулин - один из сенаторов-социалистов

Разумеется, на фоне победы левых можно говорить о сокращении политического представительства в Сенате СНД и его центристских партнёров. Если СНД потеряет при выборах председателя Сената 1 октября данный пост, это, без сомнения, будет новым политическим поражением лично для Президента Николя Саркози, чей рейтинг и так находится не на вершине. Как заявила Мартин Обри сразу после оглашения итогов сенатских выборов, «настало время перевернуть страницу тлетворной Республики Саркози». Скажутся ли результаты выборов в Сенат на итоги октябрьских «социалистических праймериз»? Напрямую вряд ли. Но стоит иметь в виду, что руководители фракций СП и в Национальном Собрании, и в Сенате поддерживают кандидатуру Франсуа Олланда.

Только этого мало

На фоне воодушевления левых по случаю победы на выборах в Сенат диссонансом звучат лишь голоса французских феминисток, которые не усмотрели в исторических переменах в Сенате главного — подвижек в вопросе равенства полов.

Демонстрация французских феминисток

«Все широко обсуждают решительную победу левых на выборах в верхней палате парламента, что, безусловно, очень важно, поскольку это событие не имеет прецедентов с момента возникновения Пятой Республики (в 1958 году. — S. N.), однако все умалчивают о том, какая роль в новом Сенате отводится женщинам», — заявляют в совместном заявлении французские феминистские ассоциации. Они недовольны тем, что из 170 избранных сенаторов, 49 — женщины. По мнению феминистки, сенатора Мари-Кристин Бланден, баллотировавшейся от северного региона Нор-Па-де-Кале, «это связано с тем, что голосование проводилось по спискам, занять первые строчки в которых в большинстве случаев стремились представители сильного пола». «Женщин могло бы быть больше», — посетовала Мари-Кристин. В разговоре с журналистами напомнила о законе от 6 июня 2000 года, который призван способствовать паритету между мужчинами и женщинами при подаче кандидатур на выборах в представительные органы власти во Франции. «Нам ещё предстоит проделать немалый путь в этом направлении», — признала законодательница.

Однако недовольство феминисток не слишком омрачает радость социалистов. Ведь всё же главное не половая, а политическая принадлежность сенатора. В любом случае, выборы в Сенат показали, что, объединив усилия, французским левым гораздо легче добиваться новых политических успехов. И кто бы не победил в октябре на праймериз СП, должен иметь это в виду.