20 февраля 2011

Труба зовёт… и звать будет!

Валерия СТРЕЛЬНИКОВА

Главная новость конца недели – выступление российского вице-премьера Алексея Кудрина на Красноярском экономическом форуме. Один из самых влиятельных «московских петербуржцев», глава Комитета экономики и финансов Смольного и первый вице-мэр северной столицы при Анатолии Собчаке, заместитель руководителя администрации президента РФ при Ельцине, зампред правления РАО «ЕЭС» при Чубайсе и бессменный министр финансов при Путине-Медведеве напрочь отверг инновационный (наукоёмкий) сценарий развития отечественной экономики и России в целом на ближайшие 20 лет.

Тили-тили-тесто – выборы, как тесты

Реакция в обществе на программное заявление заместителя главы правительства оказалась, как ни странно, биполярной. Одни неравнодушные сограждане хватаются за голову и за сердце, предрекая некогда могущественной державе окончательное превращение в страну третьего мира и сырьевой придаток Запада (с перспективой иметь малограмотных внуков и не дожить до пенсии). Другие, напротив, не обращая особого внимания на крайне спорные базовые ориентиры изложенной экономической стратегии, восторгаются в первую очередь «смелостью» и «честностью» Кудрина, считая его речь едва ли не революционной. Вот наиболее типичное высказывание похвалы оратору: «Кудрин разнёс в щепки вертикаль Путина! Разнёс политическую систему, «выборы», пенсионную реформу…»

На Красноярском экономическом форуме Алексей Кудрин раскритиковал инновационный путь развития

Критических замечаний в адрес чиновничьего аппарата/ «партии власти» (формулировка самого Кудрина), а также вызывающих или даже провокационных тезисов в изучаемом сейчас под микроскопом тексте выступления, не сказать, что много, но они действительно есть. Например: «Опросы показывают, как меняются предпочтения предпринимателей в части того, что им больше всего мешает. На первом месте стоит неэффективное государственное управление и отсутствие ясных целей развития страны… 45% респондентов заявили, что в последние годы сталкивались с нарушением их прав со стороны органов власти… У нас есть одни частные предприятия, которые ближе к Правительству и государству, чем другие частные предприятия. То есть пользуются административной поддержкой. Слияния, поглощения, доступ к ресурсам часто решаются в кабинетах чиновников».

Или ещё: «Важно, чтобы общество осознало, что эти выборы (парламентские и президентские. – S.N.) станут тестом. Смотром тех дел, которые осуществляет власть. Чтобы сами выборы были справедливыми и честными, чтобы на них были представлены все ведущие политические силы общества. Только это даст мандат доверия, который необходим для проведения экономических реформ. Если утвердится недоверие, то тогда и наши задачи не будут выполнены в полной мере».

На Красноярском экономическом форуме Алексей Кудрин Америку не отрыл, но шуму наделал

Спрашивается, для чего заместитель Путина всё это произнёс? Понятно, что никакой Америки он не открыл и тем более никаких рецептов не дал, — так, констатировал очевидность. И всё же?

Не для того ли, чтобы переключить внимание «народных масс», заставляя их аплодировать внешне эффектным репликам отважного министра? А заодно отвлечь вдумчивого читателя/ слушателя от анализа куда более серьёзных и болезненных, нежели набившее оскомину «свобода лучше несвободы» (или – о, ужас! — «функционеры кое-где порой у нас злоупотребляют»), положений своего доклада.

Блеск и нищета хайтека

Собственно, на какой концепции развития страны любимчик множества боссов Алексей Кудрин поставил нынче крест на долгие годы? Если говорить упрощённо, так называемый «инновационный путь» заключается в том, что государство должно тратить больше, чем зарабатывает, увеличивая ассигнования на медицину, образование, науку и другие социально-приоритетные нужды. И в конечном итоге мириться с дефицитом бюджета — разумеется, ради ускорения роста экономики и перехода от сырьевой модели развития к наукоёмкой и высокотехнологичной.

Апологет этого сценария замминистра экономики РФ Андрей Клепач уверен, что сегодня Россия – «развивающаяся страна, где развитие не приобрело устойчивости и зрелости». При этом, по его расчётам, если убрать составляющую роста экономики, связанную с высокими ценами на нефть и газ, то подъём составит лишь около 4% в год (что для такого государства, как наше, явно недостаточно).

Андрей Клепач

Инновационная модель, как объясняют сами её авторы, наряду с реформированием энерго-сырьевого комплекса «опирается на создание современной транспортной инфраструктуры и конкурентоспособного сектора высокотехнологичных производств и экономики знаний».

«Сценарий предполагает прорыв в повышении эффективности человеческого капитала», говорится в пояснительной записке. Казённая, по большому счёту, фраза внушает оптимизм и даже некоторую гордость. Редкое, согласитесь, в подобных координатах признание того, что человек – самый что ни на есть капитал. И требует вложений. Доля хайтек-сектора в этом сценарии, по словам Клепача, может вырасти за 20 лет до 20 % ВВП (валового внутреннего продукта). Конечно, всё равно мало, но сегодня эта доля составляет лишь 12 %. При этом, согласно прогнозу Минэкономразвития, энергоёмкость ВВП снизится к 2030 году на 40-45%, и резко возрастёт производительность труда.

Однако, Россия, судя по всему, пойдёт другим путём.

Сырьё моё «с песком и с илом»

Что же предлагается в качестве альтернативы?

Условное название «сырьевая модель», по-видимому, говорит само за себя. Доля отечественных высоких технологий в этом сценарии увеличивается незначительно, так же, как и вложения в собственные научные исследования и разработки. Развитие каких-либо инноваций ориентировано, главным образом, на ввоз знаний, технологий и готовых проектов из-за рубежа.

Расходы на государственное здравоохранение за 20 лет вырастут всего на три десятых процента по отношению к ВВП. А финансирование образования, особенно высшего, и вовсе сократится.

Что ж, не будут цветочки жизни писать «кАрова» и «гЕтара» — уже хорошо. А то, что уезжают умные головы за моря-океаны, — так разве их остановишь?

Добавим, что реальные доходы населения РФ при этом обещают вырасти за два десятилетия в 1, 8 раза. Правда, не очень понятно, с учётом реальной инфляции или нет. И вообще – предполагается, что это здорово? Например, если сегодня человеку 30 лет, и он зарабатывает 20 тысяч рублей в месяц, а в 50 лет будет зарабатывать 36 тысяч – ему радоваться или плакать? Доля же России, развивающейся «сырьевым» методом, в суммарном мировом ВВП к 2030-му году снизится с нынешних 3 % до 2, 6 %.

Козырем данного варианта является гарантия сбалансированности федерального бюджета после 2015 года. Более того — даже небольшого профицита, до 1 % ВВП. На этом лоббисты рассматриваемой модели и стоят.

«Необходимо снижать риски российской экономики. Например, нашу нефтегазовую зависимость. Мы много говорим о том, что от неё нужно избавиться. Пока это не удаётся», — прокомментировал ситуацию Алексей Кудрин.

Волю к реформам парализовали рекордные цены на нефть и рост фондового рынка.  О том, что оба эти фактора временные, и что коррекция неизбежна, предупредил традиционно осторожный министр. По его оценке, «без привлечения инвестиций и сокращения госрасходов Россия обречена на вялый рост».

При этом, напомнив, что страна стареет, теряет привлекательность и динамизм, значительный фрагмент своего доклада на Красноярском форуме вице-премьер посвятил пресловутой пенсионной реформе. Он ещё раз чётко обозначил свою позицию по этому вопросу: пенсионная реформа не сбалансирована и негативно влияет на «стратегические решения» (деньги пожилым людям де-факто выделяют в ущерб, например, строительству дорог), а пенсионный возраст надо повышать. «Со мной не согласны партия власти и некоторые политики», — многозначительно заметил видный экономист.

Доля же России, развивающейся «сырьевым» методом, в суммарном мировом ВВП к 2030-му году снизится с нынешних 3 % до 2, 6 %

И тут же посетовал, что «сейчас у нас пенсионерами становятся в 40-50 лет, половина всех новых назначений. Эта ситуация не похожа ни на одну современную страну». Очевидно, что речь идёт главным образом о военных и сотрудниках милиции. Казалось бы: до того, как выносить на повестку дня вопрос о повышении базового пенсионного возраста, не было ли бы уместно откорректировать механизмы финансирования в означенном сегменте?

Правильно ли (и выгодно ли государству, если мы, прежде всего, считаем деньги и принимаем «стратегические решения»), когда здоровый 45-летний отставной офицер автоматом получает немалую казённую пенсию только за то, что он уволился из армии (и работает теперь, допустим, в строительстве или торговле)? Никто не спорит, что погоны носить зачастую нелегко, но ведь и платят военным, по сравнению с другими бюджетными сферами, в разы больше! Однако этот вопрос повис в воздухе. Точно так же, как не прозвучала и горькая истина о том, что в России большинство мужчин до 60 лет просто не доживает.

Немного солнца в холодной воде

Зато прозвучала другая цифра: 20 триллионов рублей. Такая гигантская сумма понадобится в ближайшее время на модернизацию Вооружённых сил, как это продекларировал Путин в своём послании Федеральному собранию.

Меж тем, резюмируя тезисы «вышедшего за пределы своей территории» министра финансов, придворный кремлёвский политолог Глеб Павловский выражает уверенность в том, что это некий мессэдж элите о поддержке нынешнего президента (как потенциального кандидата на грядущих выборах). «Это само по себе говорит об укреплении позиции Медведева в политическом классе и является сигналом истеблишменту со стороны Кудрина, в каком направлении двигаться», – делает вывод Павловский. Наверное, не зря председатель высшего совета «Единой России» Борис Грызлов подчёркивал, что у «медведей» с министром финансов «принципиальные расхождения».

Алексей Кудрин задал элите равнение на Дмитрия Медведева?

И всё-таки, за обилием впечатляющих цифр, специальных терминов, громкой риторики и политических хитросплетений, трудно уловить суть проблемы, а  чем, грубо говоря, так страшен инновационный путь (согласно концепции Клепача)? Каковы его подводные камни именно для России? Ведь весь Запад вроде по этому пути идёт… А чем мы хуже? Неужели не надоело плестись в хвосте, всякий раз принимать, как новинки, уже устаревшие за границей приборы и технологии?

И почему всё по-прежнему завязывается только на нефть и газ? А как же мировые тенденции перехода на экологичную энергетику? Пишут, что во многих европейских странах, причём таких разных по целому ряду параметров, как, допустим, Дания или Испания, уже сегодня существенная доля энергии вырабатывается за счёт солнца и ветра; в Германии газ уже почти не используется в промышленном производстве. Ведь это неизбежный вектор развития? Если так, то кому будем через двадцать лет продавать «грязные» ресурсы?

Наряду с этим, хотелось бы понять, что наиболее «неприятно» в сырьевом сценарии, имея в виду прикладную, социальную составляющую, то, что касается «неопределённого круга лиц». Иными словами, против чего протестовать, за что бороться в этом контексте участникам социальных движений, какие выдвигать требования и лозунги? «Увеличить пенсии», «не трогать пенсионный возраст»? Но нам уже популярно объяснили, что это вряд ли… Или всё же самое худшее — недофинансирование науки, которое так и не позволит нам выбраться из этой ямы?

Артель аналитиков обратилась за комментариями к эксперту.

Василий Колташов, заместитель директора Института глобализации и социальных движений, руководитель Центра экономических исследований (Москва-Афины): «Российское правительство — это правительство бизнеса, поставляющего сырьё. Поэтому никакие реальные обновления, а тем более инновационные отрасли ему не нужны».


— Кудрин повёл себя честно, это вообще стало для него характерно. Всё дело в том, что никакого сценария (некоего плана) инновационного развития нет. Модернизация объявлена уже два года, но итоги её не видны, а меры властей к ней и не ведут. Кудрин честно сказал, что стоит за старое положение вещей. Но его честность это тоже игра, как и вся «модернизация».

Россия уже вписана в международный рынок, как поставщик сырья. Наше правительство — это правительство бизнеса, поставляющего сырьё. Для любых иных отраслей нужно вкладываться в развитие внутреннего рынка и его защиту, а их интерес — расширять вывоз и снимать преграды для него в других странах (для этого РФ и рвется в ВТО). Поэтому никакие реальные обновления, а тем более инновационные отрасли не нужны. В этом видят только затраты.

Но есть общественное ожидание, и его пытаются эксплуатировать, поскольку общество в России боле развитое, чем структура нашей экономики. Единственный подводный камень у подлинной модернизации (необходимой) — это нынешняя экономическая ситуация и её источник — сырьевые монополии и их бюрократия. Отличие западных стран от России здесь в том, что Запад этим путём уже прошёл и место это занял, а значит, чтобы чего-то достичь, с этим положением нужно бороться. Но бороться – значит, вредить собственному сырьевому экспорту, да это и затратно, кризис уже почти истощил денежные ресурсы.

Есть ещё проблема: создавая нечто новое и огораживая для него свой рынок, Россия неминуемо затронет интересы иностранных корпораций. Это тоже может навредить «главному делу» — выгодным поставкам сырья.

Нефть, газ и металлы имеют такое значение именно из-за наличия рынков — возможности выгодного их сбыта. В мире есть мечта о «зеленой экономике», и есть реальная экономика, которая пока без российского сырья не обходится. Процент энергии, даваемой от альтернативных источников, всё ещё крайне невелик, и вряд ли именно эти источники что-то изменят.

США, например, также активно эксплуатируют свои месторождения, почти всё, что было законсервировано, пошло в дело еще при Буше. Для России, как ни парадоксально, экономическое развитие, да и большая рыночная свобода связаны с необходимостью национализации сырьевого монополистического сектора и использования его ресурсов не для подогрева продовольственных спекуляций, а для развития страны и реальной модернизации её экономики. Но без экспроприации политической власти в стране это невероятный сценарий. Правда, его вероятность резко усиливает кризис, от которого страдают больше те, кто меньше всего связан с экспортом сырья.

2010-й год стал для России временем социального кризиса. А подогреваемые спекуляциями мировые цены на сырьё рискуют пошатнуться по мере того, как США (что уже намечено Обамой) ускорят переход следом за ЕС к политике жёсткой экономии. То есть, уже сейчас остальной мир не может поддерживать доллар, взваливая на себя издержки эмиссии американской валюты. И это реальность.

Цитата

«Необходимо придумать, как сделать так, чтобы в России интеллектуальный труд, труд, связанный с предпринимательством, а не с использованием ренты, мог приносить высокий доход.

При той модели развития, которая есть сейчас, это будет страна, где и учитель, и врач будут существенно беднее, чем те, кто находится в других секторах экономики. Это одна из ключевых драм… Только тогда, когда и учёный, и учитель, и врач будут зарабатывать достойные деньги, мы получим действительно инновационную экономику, а не страну, которая только экспортирует нефть, девушек и будущих лауреатов Нобелевской премии».

Андрей Клепач, заместитель главы Минэкономразвития РФ