8 февраля 2011

ПарНас возглавили известные «музы»

Валерия СТРЕЛЬНИКОВА

Дан официальный старт проекту «Партия народной свободы», сокращённо ПНС или ПарНаС, во главе которого встали четыре известных российских политика. По мысли Михаила Касьянова (Российский народно-демократический союз), Владимира Милова («Демократический выбор»), Бориса Немцова («Солидарность») и Владимира Рыжкова (Республиканская партия России), их детище является «единственной реальной альтернативой нынешней власти в России». «Наша партия имеет все шансы победить на выборах в Госдуму», — заявил Касьянов на учредительном собрании московского отделения партии.

По греческой мифологии, Парнас - гора, где пребывали поэтические музы. Картина "Парнас" Андреа Мантенья. 1497 г. Париж, Лувр

Как отметил Борис Немцов, «главное преступление сегодняшней власти в том, что она уничтожила наше государство. Нет выборов, нет суда, нет федерализма и региональной жизни, нет местного самоуправления, нет безопасности». В этой связи новая партия намерена «бороться с коррупцией, поставить под контроль силовые структуры и госаппарат, добиваться возвращения свободных выборов, а также заняться обеспечением нормальных условий для бизнеса и гражданского общества». По оценке лидеров ПНС, сегодня так называемая системная оппозиция «на самом деле работает на администрацию президента и прислуживает ей».

В своём свежем интервью Би-би-си Немцов сравнивает Российскую Федерацию с Ираном и Венесуэлой, а Владимира Путина — с Александром Лукашенко, президентом Белоруссии. Оппозиционный политик в очередной раз скептически отозвался о призывах президента Дмитрия Медведева к модернизации российской экономики и подверг сомнению готовность стран Запада вкладывать деньги в Россию.

Милов, Немцов, Касьянов и Рыжков - "музы" ПарНаСа

Одновременно в сеть вброшена информация о том, что лидеры новой партии якобы провели переговоры с представителями администрации США о создании в России чрезвычайной ситуации.

При этом уже в марте ПНС намечено открыть 57 региональных отделений по всей стране:  первые на очереди – Ставрополье, Омск. В течение месяца будет решён вопрос в Петербурге. А на 16 апреля в Москве запланирована многотысячная манифестация под лозунгом «Нет произволу и коррупции». «Также мы собираемся требовать у властей регистрации партии и возможности принять участие в выборах в Госдуму», — поясняют организаторы.

Насколько жизнеспособен новый проект, насколько искренни его создатели? Быть может, это очередная, наспех состряпанная «под выборы» коалиция, которая благополучно развалится год спустя? Или люди шли к этому долго и трудно, и теперь они займут свою нишу в оппозиционном сегменте на долгие годы?

Борис Немцов, Владимир Милов и Илья Яшин давно вместе

Многих смущает, с одной стороны, лейбл «народной свободы», который на Западе стойко ассоциируется с правыми и даже с ультраправыми политиками. С другой стороны, отчасти вызывает недоумение слишком стереотипный и, как бы это сказать, блёклый – не за что глазу зацепиться – набор декларируемых «целей и задач», ведь  «с коррупцией» и «за гражданское общество» сегодня не борется разве что очень ленивый… За счёт чего тогда «парнасовцы» смогут выделиться, и тем паче одержать верх?

Артель аналитиков обратилась за комментариями к экспертам.

Олег Нилов, руководитель фракции «Справедливая Россия» Законодательного собрания Санкт-Петербурга: «ПарНаС – это очередной проект в никуда – на радость «Единой России»».


— Я считаю, что главной проблемой России – и в экономике, и в политике – во всех отраслях является «полуторопартийная», а, может быть, даже де-факто единопартийная система, искусственно созданная и поддерживаемая «Единой Россией». Будучи, естественно, сторонником многопартийной России, я понимаю, что элементарная, базовая форма многопартийности – двухпартийная система. Многие развитые демократии пока не могут позволить себе реальной многопартийности, потому что это очень сложно. Построение настоящей многопартийной структуры — прерогатива самых цивилизованных стран, где демократия существует уже многими десятилетиями, а то и веками.

Я думаю, что все, кто уже успел создать партию или только её создаёт (речь, естественно, не о «Единой России»), согласятся со мной в том, что создание множества разных партий играет на руку партии власти. Потому что самой страшной угрозой для партии власти являлось бы стремление всех нынешних оппозиционных лидеров объединиться в одну партию, которая стала бы  единственной силой, способной победить. Чтобы развивать демократию и многопартийность, нужно, грубо говоря, сломать хребет существующей системе. А надеяться и думать, что не справившись с «Единой Россией», мы будем «создавать и развиваться» – это очередная фантомная история.

Я считаю, что это уход в сторону от того пути, который должен, наконец, рано или поздно, реализоваться в нашей стране. Все сегодняшние российские демократы – и левые, и правые, и даже большая часть коммунистов, и «Справедливая Россия», и «Яблоко» — по европейским меркам, это всё социал-демократы. «И что же вы разделяетесь, не объединившись и не выполнив главную стратегическую задачу? – скажет нам европейский коллега. — Неужели вы в растопырку намерены бороться? Соберитесь сначала в кулак!». Перво-наперво, надо обеспечить действие закона о выборах, действие конституции в выборном аспекте. Восстановите, гарантируйте это. А потом уже двигайтесь к лучшему…

А сразу же заявлять: «Нет, власть должна быть у моей партии! И тогда мы сделаем…» — это, честно говоря, от лукавого, и мне это всё больше и больше не нравится. Кстати, здесь я не исключаю и политику собственной партии. Я абсолютно уверен, что, находясь в таком «отделённом» состоянии, мы не выигрываем. «Единая Россия» запретила блоки, много чего навертела в законодательстве и таким образом нас как бы успокоила: «Ну что теперь говорить об объединении – мы же не можем этого делать по закону»… Лукавство, господа оппозиционеры!

Резюмируя, скажу: новая партия – это очередной проект в никуда, и чем дольше эти процессы будут продолжаться, тем больше будет радость «Единой России», тем дольше мы будем блуждать по России. До тех пор, пока она не превратится в пустыню.

Максим Резник, руководитель петербургского отделения партии «Яблоко»: «Партия народной свободы несколько идеализирует 1990-е – а как раз оттуда во многом и вырос путинский авторитаризм».


— Несмотря на то, что «единственная альтернатива действующей власти» — это шапкозакидательский тезис, я, без сомнения, желаю ПарНаСу успеха. Но прежде чем говорить об «альтернативе», хотелось бы увидеть их программу. То, что они против Путина, — это понятно. Мы тоже против. В любом случае, есть много сил, которые выступают против нынешнего режима, но расхождение между ними в том, что конкретно предлагается. Я подозреваю, будет много общих вещей между программой этой партии и программой «Яблока»…

ПарНаС я воспринимаю как партнёров, у нас подписано соглашение о сотрудничестве со всеми организациями, которые приняли решение о создании такой партии. И могу сказать, что, если они не будут зарегистрированы, что вероятно, то на выборах в Законодательное собрание Петербурга мы предложим нашим коллегам совместное участие в выборах по списку «Яблока», как мы это делали прошлый раз. Если же они будут выдвигаться сами – значит, будем конкурировать, будем выяснять, кто что предлагает… Нормально, когда есть конкуренция, содержательная дискуссия.  Хотя, если их зарегистрируют, значит, мы с вами проснулись в другой стране.

То, что они намерены в случае отказа в регистрации вывести на улицы 50 тысяч человек – это их конституционное право: если людям не дают участвовать в легальной политике — мне кажется, это вполне резонно. Но сейчас им нужно думать не об этом, пока надо пройти все процедуры. Что касается лозунга «народной свободы», то, я думаю, диссонанса здесь нет, ведь они ориентируются на наши, отечественные традиции:  «Партия народной свободы» – второе название «Партии конституционных демократов», «кадетов». В Европе возможно, возникнут ассоциации с правыми, но, я думаю, наши коллеги смогут объяснить, что они вовсе не являются националистической партией.

Наряду с этим, мне кажется, что у уважаемых мною лидеров этой партии есть некая идеализация 90-х годов. В то время как позиция «Яблока» всегда заключалась в том, что 2000-е как раз выросли из 1990-х! И авторитаризм Путина во многом вырос и зиждется на том, что было заложено в 90-е: расстрел парламента, Чечня, далёкие, мягко говоря, от демократии выборы президента 1996-го года… Впрочем, я не склонен считать это главной темой для дискуссии, поскольку, с моей точки зрения, не стоит вопрос о возврате в 90-е, а стоит вопрос о возврате в 70-е, и в этом смысле, я думаю, у нас не будет никаких разногласий.

Но ещё раз повторяю: да, если ПарНаС будет зарегистрирован, они будут играть на том же поле демократической оппозиции, что и «Яблоко». И, раз уж так сложилось на сегодняшний день, что нам никак не удалось собраться вместе в одних рядах, то люди должны реализовывать своё право участвовать в политике любыми законными способами.

Что касается Гарри Каспарова, то, насколько я могу судить, он считает, что это бессмысленная затея: пока существует путинский режим, партия всё равно не будет зарегистрирована, поэтому тратить время и усилия на партийный проект – это неправильно. Не хочу излагать за Каспарова его позицию, но, насколько мне известно, он всегда стремился к созданию именно широкой коалиции различных сил в борьбе против режима. К сожалению, это ему не удалось, как мы видим. Но у нас много кому что не удаётся, это же не повод опускать руки… Гарри Кимович – человек, который способен признавать собственные ошибки. Например, он публично признал, что ошибся, когда в1996-м поддерживал Ельцина. Тогда он считал, что цель оправдывает средства. И в этом случае, с моей точки зрения, несмотря на все сложные отношения между Каспаровым и лидерами «Яблока», оценка этого периода у нас общая.

Владимир Дмитриев, руководитель фракции коммунистов Законодательного собрания Санкт-Петербурга, председатель городского комитета КПРФ: «Лидеры ПарНаСа – политические трупы. За Немцовым народ не пойдёт, за Касьяновым – тем более».


— По-моему, уже донельзя избитая ситуация: перед выборами опять появляются те или иные политические деятели, которые когда-то имели возможность серьёзно повлиять на ситуацию в стране (Немцов был вице-премьером при Ельцине, Касьянов – премьером при Путине. — Ред.), и страна ни чуточки не почувствовала себя лучше. Наоборот, пришлось удерживать неимоверными усилиями, чтобы мы не скатились в пропасть.

Это всё, на мой взгляд, политические трупы, которые в преддверит выборов хотят как-то себя реанимировать. Не будет у них сколько-нибудь серьёзной поддержки, а не то что побед на выборах, это совершенно очевидно. Потому что они уже показали свой потенциал, свой уровень. Перспектив у них, по моей оценке, нет никаких. Они сейчас, во-первых, все перегрызутся — потому что они прекрасно понимают, что им, по последним директивам Медведева, возможно, дадут одно место в Думе, как партии-участнице, и не более того. Вот за это одно место они и будут биться.

Их заявления о том, что так называемая системная оппозиция способна только обслуживать администрацию президента – это тоже много раз апробированный способ. Никакой новой идеи я здесь не вижу. Как можно ниже опустить, как можно сильнее оболгать всех своих политических соперников, особенно тех, которые показали, что они только и являются серьёзным оппонентом сегодняшней власти.

Что касается массовых акций протеста – апрель не за горами, посмотрим. Если они рассчитывают, что им удастся повторить опыт Калининграда (массовые выступления в декабре 2009 — январе 2010 годов. – Ред.), то напрасно. Там политических требований было всего процентов десять. Кроме того, в Калининграде очень много всего совпало в тот момент, но всё равно больше 10 тысяч человек там не собрали, и то только однажды… За Немцовым, я уверен, не пойдут, за Касьяновым – тем более. Какие-то маргинальные группки, конечно, есть, но это ничтожно малые проценты, которые не дадут им воскреснуть из прошлого.

Илья Яшин, сопредседатель московского отделения Партии народной свободы (от движения «Солидарность»): «Мы можем сотрудничать с «Яблоком» на выборах в Петербурге, но в Москве – едва ли».

— Перспективы регистрации нашей партии лежат не в юридической, а исключительно в политической плоскости. Зарегистрируют или нет – это на 100% зависит от политического решения администрации президента. Мы наблюдаем серьёзное давление на органы юстиции; в качестве примера можно привести высказывание Путина во время его так называемого общения с народом, где он обрушился с резкой критикой на лидеров нашей партии, и говорил, что «их цель – прийти к власти, мы этого не допустим». На мой взгляд, это совершенно недвусмысленное давление. Тем не менее, мы намерены выполнить требования закона, хотя и считаем их драконовскими и антидемократическими; собрать как минимум 45 тысяч членов партии, создать в необходимом количестве региональные отделения в субъектах Федерации – по крайней мере, для того, чтобы продемонстрировать обществу, что мы не просто болтаем языком. У нас есть серьёзный организационный потенциал. Кроме того, даже в случае отказа в регистрации мы получим моральное право на критику всей партийно-избирательной системы, на призыв к бойкоту выборов или к какому-то другому решению. В случае же, если мы не попробуем пройти все процедуры и принять участие в выборах, наши избиратели скажут нам: «Вы даже не пытались!».

То, о чём мечтает Илья Яшин

Набор людей в партию идет довольно активно. На протяжении долгого времени демократов критиковали именно за неспособность к объединению, к коллективному действию, а тут неожиданно для многих наших сторонников демократы сели за стол, договорились, создали безлидерскую структуру, не делят власть. Это вызвало, надо сказать, эмоциональный всплеск среди сторонников демократического движения. Приходят новые люди, записываются… Я думаю, мы увидим довольно перспективных молодых политиков, которые присоединятся к нам. И в этом смысле есть некоторый оптимизм, связанный с перспективами массовых выступлений весной. Подготовка к апрельскому митингу уже началась.

У нас нет председателя, ни у кого нет «контрольного пакета». Всё решается на паритетных началах. Есть несколько знаковых фигур, абсолютно равнозначных. Это, конечно, создаёт управленческие трудности – авторитарной организацией управлять гораздо проще, но с другой стороны, в этом и очевидные плюсы. Когда нас спрашивают о программе, то я отвечаю, что она совершенно точно появится к июню, когда планируется общедемократический съезд коалиции. Тогда же будет выдвинут единый кандидат в президенты, что очень важно.

Илья знает все нюансы уличной политики

Если говорить о совместных с «Яблоком» списках кандидатов в депутаты, то это вопросы обсуждаемые. В «Яблоке» есть люди, с которыми очень сложно договариваться, но они в основном представлены в федеральном руководстве этой партии. В Петербурге с «Яблоком» у нас вполне может быть выстроено взаимное сотрудничество: здесь «Яблоко» всё-таки ведёт себя более или менее прилично. Не думаю, что питерское «Яблоко» будет вести избирательную кампанию так же позорно, как, например, была проведена кампания на выборах в московскую городскую Думу, где Митрохин (федеральный лидер «Яблока». – Ред.) стал едва ли не большим адвокатом Лужкова, чем «Единая Россия».

  • Владимир Соловейчик

    Спасибо Валерии Стрельниковой за очень качественный текст!

    Безусловно, в моих глазах лидеры ПНС, такие, как Андрей Пивоваров или, к примеру, Илья Яшин политически честнее и человечески порядочнее, нежели всякого рода амосовы и курносовы, психически здоровее, чем новодворские и явлинские, и потому, несмотря на идейно-политические разногласия, являются куда более достойными оппонентами, чем прихлебатели нынешней власти, ищущие, как правило, сугубо непыльную чиновничью должность с хорошим окладом или вожделенный депутатский мандат, либо и вовсе одержимые банальной антикоммунистической истерией.

    Но в политические перспективы ПНС я не очень верю. Исходя из исторического опыта России, в том числе и первой ПНС («кадетской»), о вождях которой блестяще сказал В.И. Ульянов-Ленин: «Вы боитесь народной страсти, вы боитесь толпы… А между тем вся та свобода, которая еще есть в России, завоевана только «толпой»»… Опыт всех революций учит, что дело народной свободы гибнет, когда его вверяют профессорам».