30 декабря 2010

В чём причина московского авиационного коллапса?

Алексей ДЬЯЧЕНКО

Перечень побед стихии над российским менеджментом и вертикалью власти пополнился. К традиционно неготовым к зиме коммунальщикам, то и дело допускающим коллапс энергетикам добавились авиаторы. Их работа в московском регионе оказалась практически парализована разбушевавшейся стихией.

В результате сильного обледенения проводов, происходили обрывы и отключения электричества. Это ещё более усугубило ситуацию, спровоцированную нехваткой реагентов, техники для очистки взлетно-посадочных полос, недостаточным количеством жидкости против обледенения самолётов. В итоге вылеты массово задерживались, а пассажиры были вынуждены томиться в аэропортах в унизительных условиях.

По данным ассоциации туроператоров России, задержки коснулись более 20 тысяч человек. В аэропорту «Домодедово» ситуация была самой напряжённой. Здесь было прервано энергоснабжение из-за аварии, но пассажиры продолжали туда прибывать. По заявлению министра транспорта Игоря Левитина, из «Домодедово» не смогли вылететь 10-12 тысяч человек.

В другом аэропорту – «Шереметьево» — от задержек рейсов пострадали около десяти тысяч человек. Главный санитарный врач России Геннадий Онищенко объявил 29 декабря, что все терминалы переполнены, в залах не хватает мест, люди спят на полу. В СМИ появилась информация, что пассажирам пришлось платить за возврат своего багажа, сданного при регистрации.

Наибольшая часть задержек пришлась на рейсы «Аэрофлота» — были отменены 202 рейса. Гендиректор крупнейшей российской авиакомпании Виталий Савельев сетовал на дефицит жидкости против обледенения, которой обрабатывают самолеты. По его словам, реагент производят за границей, и из-за увеличения расходов запасов хватит лишь до 31 декабря.

Правда, как оказалось, причины, парализовавшие авиаперевозки в регионе, не были такими уж неожиданными. Например, источник в структурах ВВС сообщил Артели аналитиков, что катастрофические для гражданской авиации погодные явления никак не повлияли на боеготовность и работу служб военной авиации в московском регионе. Для военных изменения погодных условий не являются такими критичными, так как имеются специализированные службы, которые занимаются анализом и прогнозированием возможных изменений погоды, поэтому ничего неожиданного не произошло. «В тех районах Московской области, где подобные погодные явления могут происходить, мы заранее подготовились и имели всё необходимое, — сказал источник, — и никакого дефицита жидкости для борьбы с обледенением у нас нет». Слова военных лишний раз подтверждают мнение, согласно которому причиной транспортных проблем московского авиаузла стали вовсе не природные катаклизмы, а служебное несоответствие ряда ответственных лиц гражданской авиации, а проще говоря – их головотяпство.

В свою очередь Олег Буленков, заместитель начальника инспекции по безопасности полётов ГТК «Россия», считает, что произошедшее в Москве предугадать было «практически невозможно». «У нас одно время не хватало жидкости для борьбы с обледенением самолетов, потом не хватало реагентов для очистки взлётной полосы, потом техники, — разъяснил он Артели аналитиков. — Сейчас у нас всего хватает и не будет неожиданностью, если подобная ситуация случится у нас в регионе. Но готовы мы или нет, проверить может только время и природные явления. Думаю, к чему-то подобному были готовы все авиакомпании, но не в такой степени, в какой это произошло».

Артель аналитиков попросила прокомментировать ситуацию в московских аэропортах петербургских политиков.

Виталий Милонов, депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга (фракция «Единая Россия»): «Нечего улетать на Новый год во всякие бангкоки».


— У нас всегда находят оправдания: жуткие погодные условия, которые вызвали перебои с электроэнергией, недопоставка реагентов… Это показывает, что транспортная инфраструктура находится в состоянии неоправданной эйфории. Она только-только на ноги встает, только-только зарождается. Эффективность транспортной системы демонстрируется именно в таких вот условиях. Должен быть огромный запас прочности. Как у моста. А здесь не было даже двукратного запаса. Понятно, что люди ищут различные отговорки. Мол, уровень лётной подготовки военных гораздо выше гражданских, к тому же у них гораздо меньше ограничений в полётах: ну, потрясет их немного в воздухе, ну попрыгают десантники с высоты на два метра выше, чем нужно. К тому же, уровень комфорта гражданских перевозок должен быть гораздо выше, чем военных рейсов…

Да, кстати, я считаю низкими и непорядочными заявления Оксаны Дмитриевой о том, что, когда люди мучаются в аэропортах, Борис Грызлов летает на пустом самолете. Нужно ещё посмотреть, как летает Сергей Миронов. Но самое плохое в гуманитарном аспекте — не было обеспечено гуманное отношение к людям. В аэропортах продавали бутылки с обычной водой за несколько сотен рублей. Вот Русская православная церковь организовала гуманитарную помощь, помогла детям, которые томились в аэропортах. Вывод прост: нечего улетать на Новый год во всякие бангкоки. Нечего там делать и неизвестно, что там в Бангкоках можно подхватить.

Владимир Гольман, депутат Законодательного Собрания Санкт-Петербурга (фракция «Справедливая Россия»): «Это обычный наш системный кризис».


— Из-за чего порушилась Саяно-Шушенская ГЭС и случилась трагедия в «Серой лошади»? Из-за того, что во главе хозяйства у нас стоят непрофессионалы. В нормальных условиях отключиться электричество в аэропортах просто не может, так как там трехстороннее питание. Если отключается один источник, то происходит переключение на другой. Руководство этих предприятий обязано было проигрывать подобные сценарии развития событий, а раз оказались не готовы, значит, в руководстве находятся бездари и профаны. Поэтому дальше и пошло: не смогли оперативно исправить проблему, не справились с потоком людей, не сумели организовать нормальные условия пассажирам.

Президент у нас является специалистом римского права, но применить эти его знания для управления страной мы не можем. Так что главная причина — управлением у нас в стране занимаются непрофессионалы, и это главное.

Геннадий Озеров, депутат Законодательного Собрания Санкт-Петербурга (фракция «ЛДПР»): «Самое противное — какието мародеры скупили воду, чтобы продавать её людям втридорога».


— Могу высказаться как инженер-механик. В своё время сгорела подстанция в Москве, отключилось электричество. Это произошло ровно по тем же самым причинам — безалаберность, попустительство и очень низкий коэффициент безопасности. Никакой новизны в произошедшем не было. Компании начали расширять материальную базу, строить терминалы, но запаса безопасности практически не было. Мне сейчас даже стыдно перед иностранцами, что отключился целый аэропорт, и там не смогли очистить взлётно-посадочную полосу. Над инфраструктурой надо работать и над моралью общества. Там люди скупали воду, чтобы потом её в 10 раз дороже продать застрявшим пассажирам. Так что над обществом тоже надо работать.