23 декабря 2010

Каждый петербуржец получит от Смольного 15 кило соли

Алексей ДЬЯЧЕНКО

Беспомощная самоотверженность властей Санкт-Петербурга в борьбе с зимней стихией была продемонстрирована в докладе главы Комитета по благоустройству Андрея Подобеда на недавнем открытом заседании городского правительства. Чиновник ждёт весны, точнее – весеннего солнца, которое растопит снежные завалы. Но до весны ещё надо дожить. И это — не фигура речи. Как средство борьбы с пресловутой наледью городские власти намерены использовать соль. На складах находится 44 тонны соли для разбрасывания на дороги, ещё 30 тонн должны подвести в самое ближайшее время, отрапортовал Подобед.

Таким образом, городское правительство собирается высыпать на улицы Северной столицы 74 тонны соли. В пересчете на одного жителя это составляет примерно по 15 килограмм. Вопрос, солить или не солить, на повестке дня вообще не стоит. Озвученные по итогам прошлого сезона намерения решить проблему наледи на дорогах с помощью новой техники, инноваций, изобретений и увеличением армии «специалистов ручного труда» так и остались в виде слов. Напомним, что в марте 2010 года директор Центра благоустройства Сергей Булах обещал, что в зимний период 2010-2011 годов дорожники будут пробовать новые методы борьбы со снегопадами и обледенением. Главным оружием в этой борьбе должны стать покрытия из солевых растворов, способствующие постоянному стаиванию снега и льда с поверхности асфальта. Городское правительство имело обширные планы по приобретению дорожной техники: на их исполнение администрация Петербурга ассигновала более 4 миллиардов рублей. Булах весной сообщил, что будет закуплено около 900 единиц дорожной техники, из них 330 специальных машин для нанесения растворов на асфальт. Технология изготовления растворов извлечена из опыта Германии, где по данному принципу работают с 1970-х годов.

На деле Петербург, как и прошлой зимой, буксует в дорожной снежной каше, скользит и падает на обледеневших тротуарах, получает сосульками по головам и крышам машин. Уборочная техника либо существует лишь номинально, либо простаивает неизвестно где. Дворников не хватает. Сейчас их в Санкт-Петербурге около 10 тысяч, а нужно ещё столько же.  И единственной надеждой городских властей является использование соли, так как она идеально вписывается в действующую концепцию борьбы с осадками: «само как-нибудь растает». Правда, подобная мера имеет множество недостатков, из-за которых в европейских городах, например, предпочитают обходиться без неё. К чему может привести применение соли, Артель аналитиков попросила рассказать экспертов, знакомых с данной проблемой.

Валерий Конон, врач высшей категории, пульмонолог: «О вреде здоровью от обычной соли мне ничего не известно».


— Я считаю, что опасности от соли для здоровья человека нет. Мы же ездим летом на юг, на море и там вдыхаем морскую соль, а это обычная бытовая соль, которой посыпают улицы всю жизнь,  с советских времен. Об опасности каких-то других реагентов, которые могут применять для борьбы со снегом, мне сказать трудно, так как я не знаю их химический состав и время распада соединений. На эту тему нужно говорить со специалистами аллергологами, если они знают состав таких смесей, конечно. Но о вреде здоровью от обычной соли мне ничего не известно. А вот башмаки летят, да и резина на машинах тоже. Это точно.

Галина Герцева,  руководитель отдела защиты прав потребителей Управления Роспотребнадзора по Санкт-Петербургу: «Никаких жалоб, связанных с использованием антигололёдных реагентов, не поступало».


— Используемые для посыпки улиц реагенты должны изучаться в лаборатории. И мы предпринимаем какие-то меры, только если будет получено соответствующее заключение. К нам за последние 3-4 года никаких жалоб, связанных с использованием антигололёдных реагентов, не поступало. Для того чтобы такую жалобу подать, потребитель должен провести независимую экспертизу обуви, которая была в носке, и получить соответствующее заключение о причинах её повреждения. За 15 лет моей работы подобных обращений к нам не припоминаю.

Алексей Ковалёв, депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга (фракции «Справедливая Россия»): «Соль разрушает дома».


—  Считаю, что использование соли на улицах очень опасно. Даже пищевая соль может быть опасна для одежды, автомобилей и жилых домов. Любое соединение, растворяясь, вступает во взаимодействие с веществами в стене дома. Специалисты утверждают, что в результате таяния солевых смесей образуются реагенты, которые разъедают кладку стен и приводят к развитию микозов, что в итоге приводит к разрушению конструкций дома. Если мы боимся различных реагентов, образующихся из-за выхлопных газов, то зачем добавляем к ним ещё и те, что используют для ускорения таяния снега?
Нужно искать решения, опираясь на западный опыт, где умеют обходиться и без соли. Например, фины посыпают гранитной крошкой. У нас это невозможно, так как произойдёт засорение канализации,  в Финляндии она приспособлена для подобного, а у нас нет. Нужно не только варьировать антигололёдные составы, но и менять систему уборки улиц. Если в каждом дворе будет дворник, то он может утром посыпать дорожки, а вечером их убирать, например. Я знаю, что городское правительство выбирало наименее опасные из веществ, но в любом случае — они опасны. Только по-разному. Нужно системно подходить к проблеме, но пока она у нас не решена.

Дмитрий Артамонов, руководитель Санкт-Петербургского отделения «Гринпис»: «Чем чаще будут убираться улицы, тем меньше понадобится любых реагентов».

— У использования соли в качестве меры борьбы со снегом есть два непосредственно экологических последствия. Первое — засоление почвы. В результате разбрасывания соли часть её попадает в землю. У нас в городе очень плохо приживаются деревья из-за загрязненности воздуха и почвы, в том числе и в результате засоления. Это, в свою очередь, уменьшает количество зелени и сказывается на чистоте воздуха, которым мы дышим. Второе последствие — попадание солей в реки и каналы, а затем в Финский залив. Происходит изменение солёности, сказывающееся на водных организмах. Хотя соль в сравнении с промышленными загрязнениями не является главной проблемой, тем не менее, свою лепту всё же вносит.
Непосредственно на здоровье человека эта соль какого-то прямого воздействия не оказывает, но нужно понимать, что в природе всё взаимосвязано. Из-за её использования заметно ускоряется разрушение автомобилей, и их приходится чаще ремонтировать. А вот уже автомобильная промышленность оказывает сильное воздействие на окружающую среду, так как включает совокупность самых разнообразных химических, металлургических и иных предприятий. И чем чаще мы меняем детали в машинах, тем больше оказывается объём промышленных загрязнений. Пусть и не в самом Петербурге, но он есть.
Нужно понимать, что главное в решении проблемы борьбы со снегом и льдом не в выборе конкретного реагента. Можно использовать соль, можно, как в Европе, гранитную крошку, которая даёт возможность повторного применения. Главное здесь — наладить нормальную работу, логистику транспорта, так как чем чаще будут убираться улицы, тем меньше понадобится любых реагентов.

От редакции. Американцы и европейцы тоже несут миллиардные убытки из-за коррозийного воздействия соли на автомобильные кузова и бетонные конструкции. Как было подсчитано, срок службы железобетонного моста, регулярно поливаемого солью, составляет пять лет – вместо запланированных двадцати. В Америке первыми догадались обрабатывать улицы ещё до возникновения гололёда. На 60 – 90% смесь состоит из гравия, золы или резиновой крошки, на 30% – из соли, остальное – адсорбенты и ингибиторы. В Канаде дворники выходят на работу с термометрами, замеряющими температуру дорожного покрытия, и работник может сходу определить, какой реагент и как разведённый может быть использован на нужной улице. В Германии запатентовали новый абразивный материал – эйфельскую лаву, добываемую в Рейнских горах. Она не оказывает коррозионного действия, не поражает органы дыхания и не вредит растениям, а, наоборот, стимулирует рост зелёных насаждений. В Англии используют ту же натриевую соль, но разбавляют её не столько песком, сколько опилками и мокрым известняком.  Самым современным реагентом сейчас считается ацетат кальция и магния – он вполне безопасен с экологической точки зрения. В США эта смесь поначалу вызывала сложности: легкие кристаллы сдувало с дорог, в итоге образовывались пыльные тучи. Но потом изготовители научились его гранулировать таким образом, что частицы стали квадратными. Этот состав оказывает коррозийное воздействие на металл в пять раз меньше, чем хлорид натрия, и всего в два раза больше, чем вода. Правда, и стоит он в пять раз дороже обычной соли.  Все западные снегоуборочные технологии объединяют два условия: соли рассыпают только на оживленных магистралях, а при температуре ниже -10 ° С не разбрасывают вообще.

  • http://facebook Ирина Дондэ

    Ребята, вы о чем? Поговорить о вреде или пользе здоровью от соли можно, если нет других проблем или слишком много свободного времени… У меня второй год течет с потолка вода, бывшая снегом на крыше, и я уже даже не пишу и не звоню никуда. В прошлом году, когда рухнул потолок в спальне — счастье, что днем и рядом с кроватью. писала Матвиенко и прокурору Петроградского района и даже получила письмо от помощника г-на Миронова о контроле над безобразиями, творящимися в Петербурге и т.д. Обещали починить крышу и даже потолок — был составлен акт и пр… В этом году, в декабре же — история повторяется в виде фарса — все то же и там же, крыша, потолок, кастрюли, ведра… И тихое отчаяние, никому не пишу, не звоню, т.к. сохраняю нервы и здоровье, т.к. результат заранее равен нулю, к чему же тратить время и здоровье на общение с циничной, потерявшей чувство реальности и советь властью? течет крыша над всеми четырьмя квартирами в доме 1903 года постройки, а нам говорят, что таких домов на Петроградке слишком много, другими словами, вам, ребята, не повезло, Петроградский район, знаете ли… Старый, дореволюционная завтройка… А как же Париж? Боюсь сказать, Лондон и прочие Лиссабоны? Зимы нет? Именно там, если вдруг снег, это стихйное бедствие и к нему, как известно, в отличие от северных городов — это мы! — не готовы! Но экспертно заявляю, крыши не текут не там, где не бывает зимы, а там, где заботятся о гражданах чиновники, нанятые этими гражданами, т.е. нами, исполнять именно эту работу- защищать, своевременно делать ремонт, строить дороги, ремонтировать их вовремя, в общем, все то, что они — питерские чиновники — не делают. Тихое отчаяние граждан, вроде меня, тщетность усилий, трата времени и здоровья на иллюзии, что тебя услышат и работу свою сделают. За наши деньги.