21 декабря 2010

Выборы в Белоруссии прошли неспокойно

Валерия ВАСИЛЬЕВА

Последние события в Белоруссии легко выражаются в цифрах: 80% голосов принесли победу на президентских выборах Александру Лукашенко, 80% оппозиционных кандидатов в президенты задержаны и избиты. День выборов закончился шествием сторонников оппозиционных кандидатов и его жестоким разгоном.

По официальным данным, за действующего президента Александра Лукашенко проголосовали 79,7% избирателей. Но оппозиционеры заявили о массовых фальсификациях результатов голосования. Кандидат Ярослав Романчук заявил, что по данным российского «Агентства эффективных коммуникаций Inside», за Александра Лукашенко проголосовало 37,8%, за оппозиционных кандидатов в целом — 42%». В частности, по словам Романчука, 10,4% поддержали Андрея Санникова, 9,6% — Романчука, 9,2% — Владимира Некляева, 3,1% — Григория Костусева, по 4,2% Алеся Михалевича и Николая Статкевича, за Виталия Рымашевского 1,4%.

«За Лукашенко!» — голосование на дому в деревне Васильково (45 км от Минска)

Кандидат в президенты Владимир Некляев, заявив, что официальные итоги голосования «не имеют ничего общего с реальностью», возглавил оппозиционное шествие от своего офиса на Октябрьскую площадь Минска. В колонне было несколько десятков человек, в основном молодёжь. Они несли флаги с надписью «За Некляева» кампании «Говори правду!» и бело-красно-белые флаги. Как сообщает «Интерфакс», при выходе на улицу Немига дорогу колонне перегородил автобус с ОМОНом. Были применены шумовые гранаты, несколько человек сотрудники милиции положили на снег и задержали, а Некляеву бойцы ОМОН нанесли черепно-мозговую травму.

Владимир Некляев после удара дубинкой находился без сознания

Несколько тысяч человек (белорусская оппозиция говорит, что 100 тысяч) всё-таки дошли до Октябрьской площади, где устроили митинг, на котором объявили о создании народного движения за свободные выборы без Лукашенко. Примерно в 23 часа на площади полностью выключили свет, а до этого в Белоруссии был отключён вход во все социальные сети в интернете, чтобы оппозиционеры не могли координировать свои действия. Некоторые участники пытались прорваться в Дом правительства, били в здании стёкла, что спровоцировало столкновения со спецназом. В результате сотни  человек (от 600 до 1000) были задержаны и избиты, в том числе известные журналисты и кандидаты в президенты Санников, Константинов, Статкевич, Римашевский. Сообщается о десятках раненых. Прокуратура Белоруссии возбудила уголовное дело по статье «массовые беспорядки». Как сообщила жена Некляева Ольга, ночью её мужа увезли из больницы неизвестные. О том, где он сейчас находится, она не знает. Жена кандидата Андрея Санникова — Ирина Халип, во время задержания успела по телефону сообщить в комментарии «Эху Москвы», что её избивают.

Народный гнев или провокация спецслужб?

«То, что начали ломать двери и бить окна в Доме правительства – это провокация. И однозначно там наблюдается след силовых структур. Пока, правда, не могу сказать, чей след более отчетливый – белорусских структур или российских. Но одно бесспорно, это – провокация. Интересно было бы рассмотреть лица этих людей, думаю, заинтересованные ведомства «своих» узнали бы без труда», — заявил отпущенный на волю экс-кандидат Григорий Костусев в интервью радио «Свобода».

Всех задержанных пытали всю ночь, заявляет оставшийся на свободе кандидат в президенты Ярослав Романчук, он считает, что самое главное сейчас —  добиться освобождения людей и обратиться к международному сообществу, чтобы не оставляли ситуацию в Белоруссии без внимания. При этом Романчук осудил действия ряда альтернативных кандидатов, по его словам, действительно организовавших беспорядки в Минске: «Из-за того, что они, на мой взгляд, поступили, мягко говоря, крайне необдуманно, страдаем мы все, и власти сегодня готовы «закатать в асфальт» все ростки демократии, все политические партии!».

На Октябрьской площади в Минске

В момент, когда в Минске разворачивались драматические события, наблюдатели от Госдумы и Совета федерации России заявляли, что голосование проходило без нарушений. «Если бы не финальные эпизоды после выборов, которые могут быть по-разному оценены в зависимости от политических предпочтений и отношения власти к оппозиции, сами выборы прошли спокойно с предсказуемым итогом, — пояснил первый заместитель председателя комитета Госдумы РФ по делам СНГ Константин Затулин. —  Мы в России, которая только что пережила всплеск насилия и беспорядков на Манежной площади и то, что было после нее, принципиально не можем поддержать несанкционированные митинги!»

Александр Лукашенко уже официально носит звание вновь избранного главы государства, его инаугурация состоится до 19 февраля 2011 года. 20 декабря Госдепартамент США объявил, что Вашингтон не может признать результаты выборов президента Белоруссии легитимными. Ранее в ОБСЕ заявили, что не видят возможности позитивно говорить о выборах в Белоруссии и серьезно разочарованы тем, как проведен подсчет голосов.

Артель аналитиков попросила экспертов прокомментировать события в Минске.

Игорь Карней, корреспондент Белорусской службы радио «Свобода»: «Для «оранжевой революции» настроения у нас не созрели»

— Для «оранжевой революции» явно настроения у нас не созрели, то есть за 16 лет Лукашенко установил абсолютно авторитарную модель правления, которая не поддается корректировке, по крайней мере, в ближайшее время. Да к тому же есть очень сильный аппарат противодействия, то есть, силовые органы, грубо говоря, настолько заточены на подавление оппозиции, любых протестных настроений, что противостояние системе достаточно опасно и в плане личной жизни. На примере событий 19 декабря видно, что задержать 600 человек или больше, не составляет никакого труда. Четыре года назад около полутора тысяч было задержано и арестовано за участие в массовых акциях протеста. Все эти задержания потом влияют на положение конкретного человека: студентов выгоняют из вузов, рабочих – с предприятий, всё завязано на контрактной системе, поэтому разорвать контракт с человеком не составляет труда. В течение нескольких минут человек просто теряет работу, и это основная причина того, что люди не участвуют в массовых акциях, и достаточно осторожно относятся к высказыванию своей позиции. То есть это всё может иметь последствия для жизни человека. Поэтому надеяться на то, что в ближайшее время будут какие-то изменения, достаточно сложно. Но здесь большое значение имеет внешнее влияние, то, как будет себя вести Запад, и то, как будет себя вести Россия. Так как режим Лукашенко привязан и к российской сырьевой базе, и к западным кредитам, оставаться в виртуальном пространстве, в независимом положении, Лукашенко сложно.

Борис Кагарлицкий, директор Института глобализации и социальных движений: «Лукашенко сейчас укрепит свои позиции через выборы и поставит Кремлю довольно жесткие условия»

— Я думаю, что ничего такого чрезвычайного в Белоруссии не произойдет, потому что этот сценарий – выборы, обвинения в фальсификации, протесты, против которых репрессии – это тот самый сценарий, который повторяется в Белоруссии при каждых выборах, и, мне кажется, что ничего в этом смысле принципиально нового тут нет. Хотя, в этом дежа-вю есть всегда риск ошибиться. Именно потому, что всё постоянно повторяется, и ты думаешь, что всё одно и то же, а может случиться что-нибудь не совсем обычное, есть в этом опасность. Но мне все-таки кажется, что ничего чрезвычайного не произойдет, что все останется пока под контролем, потому что всё-таки основой оранжевой революции является не выступление каких-то толп народа на площадях, это по большей части оформление процесса и способ придать перевороту некую легитимность, вовлекая в него население. А суть «оранжевой революции» — в расколе элиты и в том, что одна часть элиты, в том числе, правительственной, пытается отстранить другую от власти. Я не вижу подобного раскола сейчас в Белоруссии. И, по крайней мере, он не принял еще такие масштабы, которые бы сделали «оранжевую революцию» реально возможной.

Что касается отношений с Россией, то Лукашенко сейчас укрепит свои позиции через выборы и выставит Кремлю достаточно жесткие условия. Потому что на самом деле диктовать Лукашенко условия достаточно трудно. Хотя Белоруссия очень нуждается в российском рынке, в дешевых российских энергоносителях, но не надо думать, что только Белоруссия зависима от помощи. Да, Белоруссия получает низкие цены, но дело не только в том, что мы субсидируем Белоруссию, это преувеличение. Россия и «Газпром» держат цены для Белоруссии потому, что Белоруссия осуществляет транзит и газа, и российских товаров на западные рынки.  Поэтому отношения России и Белоруссии далеко не односторонние.

Кроме того, Россия нуждается в белорусских товарах. Более того, Россия крайне нуждается в белорусской сборке – ведь Белоруссия, как известно, сборочный цех страны, ещё с советских времен. То есть, когда мы говорим о том, что Белоруссия очень нуждается в российском рынке — это правда, но тут есть нюансы, так как российские поставщики очень нуждаются в белорусском спросе. Это стабильный спрос, и товары, переработанные в Белоруссии из российского сырья, возвращаются обратно в Россию. Если этот цикл будет нарушен, то в России пострадает очень большое количество промышленных предприятий. А если белорусская продукция будет замещена китайской или еще какой-нибудь, то она уже будет делаться без российского сырья. То есть в этом смысле, разрыв торговых отношений между Россией и Белоруссией ударит по России, может быть, меньше, чем по Белоруссии, но все равно очень болезненно. Если Россия и субсидирует Белоруссию, то она её субсидирует в своих интересах, для своей выгоды. Если бы это было иначе, то ни копейки Белоруссия бы не получила.

Георгий Сатаров, президент Фонда прикладных политических исследований «ИНДЕМ»: «До следующих выборов вряд ли что-нибудь произойдёт»

— Массовые выступления против результатов выборов — это для нынешней Белоруссии вполне закономерно, потому что, с одной стороны, против Лукашенко явно растёт общественное недовольство, с другой стороны – это режим традиционной диктатуры, которая держится за власть любыми средствами, что и продемонстрировал этот разгон. Что касается прогнозов, мне кажется, что наиболее вероятен сценарий каких-то серьёзных изменений в результате следующих выборов. А до этого вряд ли что-то произойдёт