14 декабря 2010

Пенсионерам предложили спонсировать инновации

Валерия ВАСИЛЬЕВА

Помощник президента Аркадий Дворкович предлагает российским пенсионерам спонсировать развитие высоких технологий в России. Средства Пенсионного фонда нужно пустить на покупку облигаций Роснано и Российского венчурного фонда, уверен Дворкович.

«У нас постепенно появляется долгосрочный капитал. Мы надеемся, что он будет трансформироваться год за годом в финансовые инструменты, доступные для инновационного бизнеса», — пояснил свою идею помощник президента. Деньги ПФР, о которых идет речь, — это 731 млрд. рублей, находящиеся сейчас под управлением Внешэкономбанка и приносящие прибыль в виде 8,4% годовых. Будучи вложенными в Роснано, эти средства могут приносить куда больший прирост, полагает Дворкович.

Однако Минфин к этому предложению отнесся критически. Пенсионный фонд, который и без того находится в дефиците, не может стать источником средств для инноваций, поясняют чиновники министерства. Более того, вложения в высокие технологии рискованны, а в России еще не создана отлаженная система венчурного финансирования.

Но когда-то эту систему отлаживать надо, а по-новому вложенные, пусть и с большим риском, деньги ПФР, возможно, могли бы не только помочь модернизации экономики, но и восполнить, наконец, дефицит пенсионного бюджета. Так полагают сочувствующие предложению Дворковича экономисты. Артель аналитиков обратилась за комментариями к экспертам.

Сергей Цыпляев, экономист, президент Фонда «Республика»: «Я бы не стал играть в рисковые мероприятия с деньгами пенсионных фондов».

— Вообще говоря, пенсионные вложения отличаются тем, что их можно будет потом вернуть с прибылью, вложить в выгодный бизнес. Естественно, что чаще всего пенсионные деньги используются в наименее рисковых мероприятиях. А вот инновационные и всяческие подобные вещи – в этих вложениях большая прибыль, но там и очень высокие риски. Я бы не стал играть в рисковые мероприятия с деньгами пенсионных фондов. Это первое. А во-вторых, развитие инновационной экономики, все эти направления – они достаточно малы по объему. И я не знаю, сколько туда можно денег закачать и каков будет результат. В общем, это достаточно рискованно и заниматься этим не стоит.

А нормальная экономика создается бизнесом. Нужен бизнес и предприниматели, которые заинтересованы в тех или иных разработках. Да, государство может создавать условия для этих вещей, регулировать всевозможным образом, но если государство будет впрямую заниматься инновациями, думаю, будет плохой результат. Ведь бюрократы не в состоянии понять и просчитать, где может быть прорыв. Это бывает в совершенно неожиданных местах. А все остальное оказывается подготовительной работой. Поэтому я бы оставил все эти рискованные штуки за частными людьми. И не вводил бы туда пенсионных денег.

Я думаю, эти деньги нужно было бы разделить на части, какую-то часть — в очень консервативный вариант, какая-то часть – в менее консервативный и какая-то часть – в более рискованный. У нас экономика сырьевая, и я подозреваю, что иных вариантов более-менее разумного зарабатывания денег для сырьевой экономики мы предложить фактически не можем, все остальное – это экзотика.

Владимир Барканов, председатель бюджетно-финансового комитета Законодательного собрания Санкт-Петербурга: «Пенсионные деньги нужно только в российских национальных государственных банках».

— Государственные и пенсионные деньги следовало бы, конечно, размещать только в наших отечественных государственных банках. А покупать облигации «Роснано» и других венчурных компаний в сегодняшней ситуации небезопасно, они достаточно рисковые с точки зрения размещения капиталов. Так что, я повторюсь, размещать эти деньги нужно только в российских национальных государственных банках: в Сбербанке, ВТБ, Внешэкономбанке. И больше их никому не давать. А «Роснано», на мой взгляд, сегодня не может восполнить свои деньги, которые ему дали из бюджета. Не может показать рентабельность проектов, рассказать о том, что эти проекты действительно стали успешными. У нас нет таких примеров, поэтому, я считаю, что мы еще не созрели до того момента, когда наша отечественная экономика даст зарабатывать на рисковых операциях с венчурными фондами или на новых национальных проектах — таких, как «Роснано».

Оксана Дмитриева, депутат Государственной Думы, первый заместитель фракции «Справедливая Россия»: «Эффективным механизмом инновационного развития страны могло бы стать целевое финансирование прорывных проектов».

— Аркадий Дворкович прав в одном – объем вложений в инновации в нашей стране должен быть не пятнадцать миллиардов, выделенных на Сколково, а триллион – полтора триллиона рублей. В озвученном помощником президента предложении есть три важные
составляющие, которые стоит рассмотреть отдельно друг от друга. Первая – инновационное развитие действительно требует больших средств от государства, больше триллиона рублей. Деньги, выделяемые сейчас на инновации из федерального бюджета совершенно не сопоставимы с  тем объемом средств, который реально требуется для значительных прорывов в этом направлении.

Вторая составляющая – это возможность использования средств Пенсионного фонда, а именно накопительной части пенсии как ресурса для инноваций. Я — противник накопительной обязательной пенсионной системы как таковой. Она создает эффект «двойного бремени», когда одновременно приходится копить средства для своей пенсии и выплачивать пенсии нынешним пенсионерам и является причиной дефицита Пенсионного Фонда.

Фактически мы приходим к механизму кругооборота денег в государстве: дефицит Пенсионного Фонда покрывается за счет дотаций из федерального бюджета (они уже превышают полтора триллиона рублей), а около полутриллиона рублей из пенсионных взносов граждан направляются на накопления и обесценение. Не лучше ли все деньги от пенсионных взносов оставлять в Пенсионном фонде, чтобы они шли на выплату нынешним пенсионерам, а высвободившиеся средства федерального бюджета направлять целевым образом на инновационное развитие страны? Если мы хотим эффективно решать вопросы инновационного развития, зачем идти окольным путем с большим количеством финансовых посредников? В-третьих, вложения в «Роснано» и Российскую венчурную компанию через покупку их облигаций – не самый эффективный, на мой взгляд, способ поддержки российских инноваций. В стране есть уже хорошо зарекомендовавшие себя фонды, по сути, являющиеся венчурными. Это Фонд поддержки малых научно-технических предприятий и Российский фонд технологического развития. Вот эти структуры стоит развивать как инновационные венчурные фонды и не сокращать их финансирование, как сейчас, а увеличивать в разы. Со стороны государства эффективным
механизмом инновационного развития страны могло бы стать и целевое финансирование крупных, прорывных инновационных проектов.