11 декабря 2010

Идеология или религия?

Валерия ВАСИЛЬЕВА

Национальная идея стране нужна, но не такая, которую можно выразить в виде набора социально-политических и экономических ориентиров, а такая, которая звучит как молитва и имеет форму креста. России нужна не идеология, а система духовных ценностей, заявил патриарх Кирилл.

«Иногда говорят, что страна не может жить без идеологии. Я задал себе вопрос: так ли это? И подумал — это неправда! – с такого обращения начал свое выступление патриарх Московский и всея Руси Кирилл на торжественном приеме у губернатора Краснодарского края Александра Ткачева. — Самая сильная идеология была в СССР. Почему она была сильной? Почему она выжила три поколения, а другая идеология, в Германии, — только одно? Потому что идеология, которая существовала в нашей стране, эксплуатировала христианскую идею!». «Союз» коммунистов и православных, по мысли святейшего, заключался в том, что среди первых было немало верующих, и то обстоятельство, что они не могли посещать храмы и «в духовном смысле были загнаны в подполье», не означало, что коммунисты стали атеистами. Наоборот, уверен патриарх, коммунисты «сохраняли систему ценностей, сформированную в православии, и идеология эксплуатировала именно эту систему ценностей».

Поэтому, подытожил глава Русской православной церкви (РПЦ), «нам не нужно больше никакой идеологии. У нашего народа есть сильная, ясная христианская система ценностей!». Нужно только «возродить нравственное чувство в людях».

Правда, возможно, «отречение» от идеологических интересов необходимо РПЦ и по еще одной очень интимной «имиджевой» проблеме – замечают некоторые аналитики. Дело в том, что среди скандальных документов, опубликованных на сайте Джулиана Эссенджа WikiLeaks, есть и те, которые напрямую указывают на идеологичность и даже крайнюю политизированность Русской православной церкви. Причем, если верить этим документам, политическую идеологию РПЦ едва ли можно назвать демократической. «Главная роль РПЦ заключается в пропаганде официальной политики правительства» — об этом, как свидетельствуют документы опубликованные WikiLeaks, заявил глава отдела внешних церковных связей РПЦ архиепископ Иларион в беседе с американским послом Джоном Байерли. В своей депеше американский дипломат отмечает, что, будто цитируя документы «Единой России», Иларион путает авторитаризм со стабильностью, отмечая, что «русским всегда нравилось иметь стабильную и сильную фигуру наверху», критикует эксперименты с демократией середины 90-х, называет выборы 1996 года «катастрофой».

Называя РПЦ «важным действующим лицом» в жизни страны, Иларион заметил, что патриарх Кирилл не просто «символический глава», но может оказывать влияние на основные события в России, включая политические.

Так что же имеет в виду патриарх Кирилл, предлагая сегодня отказаться от идеологии в пользу религии? С этим вопросом Артель аналитиков обратилась к политикам, церковным деятелям и правозащитникам.

Виталий Милонов, депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга (фракция «Единая Россия»):«Эти ценности были залогом стабильности нашей страны многие века. И если этого не поможет, то нам уже ничего не поможет».

— Думаю, Патриарх высказал идею, которая уже давно в обществе имеется, и мы отказались от этой идеи, хотя она была залогом стабильности нашей страны многие века. А отказ от этой идеи привел нашу страну к коллапсу. Поэтому только возвращение к исконным идеям, исконным традиционным ориентирам,  могут спасти нашу страну. Потому что она изначально построена как государство с сильной доминантой православных идей. Я – «ЗА»! Я двумя руками «ЗА»! Я думаю, мы способны еще к ним вернутся. А государство должно декларировать близость христианским ценностям отдельно от церкви. Речь не идет о церквях!  В школах нужно ввести курс основы православной культуры, то есть нужно с малолетства эти знания, эти ценности людям прививать,  а у нас в школах учат всему, чему угодно, даже ненужным вещам, например, вопросам, как вести себя с мальчиками, с девочками, еще с кем-то, но нужному не учат. А с этого начинать надо! И если это не поможет, то нам уже ничего не поможет!

Андрей Кураев, диакон, профессор Московской духовной академии: «Идея христианских ценностей действительно лежит в основе нашего мироощущения».

— Всё правильно! Национальную идею нельзя создать, вот так вот взять – и создать какую-то интеллектуальную группу, и она вам за год ее придумает и объяснит всему населению – оказывается, вот предмет вашего упования. Национальную идею можно только осознать, если она действительно уже есть, уже осознана в качестве таковой. Так же как любая культура – это то, что растет через поколения. Поэтому, если мы хотим отрефлексировать национальную идею, значит, нужно обратиться к истории русской мысли. И здесь мы увидим, что, в общем, эта идея действительно есть. Это, с одной стороны, идея православия, а с другой стороны – идея семейных ценностей. А чтобы к ним вернуться, надо иметь, конечно, определенное мужество сопротивляться западным идеям – очередным гей-парадам, движению чайлд-фри (без детей) и так далее. И начинаться это должно еще в школе или в армии. Например, можно совсем иначе использовать видеотехнику. Показывать человеческие фильмы: документальные, исторические, научно-познавательные, доброе кино, семейное. А что касается церкви как проводника христианских идей – то тут, конечно, все в руках самих священников. От служителей, от священников требуется, чтобы они были не просто отправителями культа, а собеседниками для людей. Очень важно, чтобы жизнь прихода не сводилась только к службам, хотя, это, конечно, существенно. Но в каждом приходе должна работать система братства и сестричества, система общины.

Галина Михалева, доктор философии, директор Фонда содействия политическому просвещению и изучению современной политики: «Мифическим христианским ценностям я бы предпочла идею, связанную конституционным консенсусом между демократией, правами человека и правовым государством».

— Странное высказывание, которое, с одной стороны, содержит, конечно, здравый смысл в части, где речь идёт о христианских ценностях. Вся западная цивилизация основана именно на этих ценностях. И этого забывать нельзя – это с одной стороны. С другой стороны, христианские ценности к советскому времени совершенно никакого отношения не имеют, более того, советская власть усиленно боролась с церковью, с ее иерархами, и Ленин начал собственные репрессии с расстрела духовенства. А впоследствии церковь стояла под очень жестким контролем, и многие церковные лидеры были сотрудниками Комитета госбезопасности. Кроме того, нужно учитывать, что у нас все-таки страна многоконфессиональная, есть  не только четыре наших так называемых официальных религии, но и многие другие конфессии. И в этом смысле надо быть очень осторожным с насаждением христианских ценностей. Это старая болезнь нашей православной церкви, которая исторически всегда была очень связана с государством. Я бы лично предпочла другую национальную идею, связанную с гражданством и с конституционным консенсусом по поводу основным ценностей, которые связаны с демократией, правами человека и правовым государством.