10 декабря 2010

Санкт-Петербург пока не стал станицей Кущевской

Валерия ВАСИЛЬЕВА

МВД под конец года в очередной раз присвоило Северной столице криминальный статус. По данным этого министерства, Петербург входит в тройку лидеров страны по числу тяжких преступлений.

Прокуратура города откликнулась на тревожный сигнал «горячей линией». Специальная телефонная линия, призванная принять сигналы  по вопросу организованной преступности, пройдёт завтра, 10 декабря,  в прокуратуре Санкт-Петербурга. Об этом сообщила пресс-служба надзорного ведомства.

На форумах тема роста числа тяжких преступлений в Петербурге обсуждается пока довольно вяло. Быть может потому, что факты, приведённые МВД, — чисто статистические, без расшифровки и подробностей. Организованные преступные группировки совершили в РФ с января по ноябрь текущего года в общей сложности около 20 тысяч тяжких преступлений (что, к слову, почти на треть меньше, чем за аналогичный период прошлого года), говорится в краткой характеристике состояния преступности, опубликованной вчера на сайте МВД. Но именно Петербург занимает вторую строчку в списке регионов, где чаще всего совершаются преступления с использованием оружия, уступая только Дагестану. В чём причина резкого ухудшения криминогенной обстановки в городе на Неве? Артель аналитиков обратилась с этим вопросам к представителям власти и СМИ.

Андрей Константинов, председатель Союза журналистов Санкт-Петербурга, директор агентства журналистских расследований: «Петербург – не криминальная столица и никогда ею не был. Этот слоган придумали политики»

— Дело в том, что сам по себе слоган «Криминальная столица» был диким. Петербург никогда не лидировал по показателям преступности, этот слоган был запущен в связи с тогдашней политической интригой. В Петербурге никогда не было самой мощной концентрации организованной преступности –  в этом плане с Москвой трудно конкурировать. По абсолютным показателям Москва – в два раза больше. Ну как мог Петербург лидировать? По коррупционной составляющей как можно было обогнать федералов? У нас не сажали генпрокуроров и не снимали их за эротические забавы. А вы вспомнили эту старую историю  «Петербург – Криминальная столица», и заговорили о ней, как будто это так и было.

А я уже много лет говорю о том, что это была такая выдумка политтехнологов. И это было связано с одной простой вещью: когда губернатор Владимир Яковлев решил идти на второй срок, развернулась острая политическая борьба. А ведь 90-е «лихими» назывались из-за гангстерских войн, а не из-за групповых преступлений люмпенов. Грабежи, налёты, — их стало больше, в эту сторону стала мутировать преступность. Потому что когда было очень много настоящих банд, они, грубо говоря, заполняли собой очень много пространства, и поэтому не нужно было в таком количестве совершать налёты на инкассаторов. К тому же за последние 10 лет в корне изменилась ситуация, потому что журналисты стали больше работать – больше цифр, больше правдивой информации на страницах газет и экранах телевизоров. И если там, в 90-х годах, это всё трудно добывалось и всё утаивалось, то сейчас это достаточно спокойная работа, не нужно секретных файлов каких-то открывать. Поэтому нужно учитывать все эти факторы.

Аркадий Крамарев, депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга (фракция «Единая Россия»), бывший начальник Главного управления внутренних дел Санкт-Петербурга: «Не думаю, что у нас какая-то повышенная криминогенная обстановка. По крайней мере, по 12 человек, как в Краснодарском крае, у нас не убивают».

— Петербург не был и в настоящее время не является криминальной столицей. Потому что статистика – это не самое надёжное средство для того, чтобы измерять уровень преступности. Всё зависит от того, как часто обращаются в органы милиции. У нас обращаются часто, значит и регистрация происходит более полная, чем в других местах. А по сравнению с «лихими 90-ми» – хуже не стало. Где получше, где похуже – меняется постоянно. Вот давайте посмотрим на итоги года, хотя это тоже будет статистика, но хотя бы приблизительно впечатление она создаст. Не думаю, что у нас какое-то повышенное криминогенное состояние. По крайней мере, по 12 человек, как в Краснодарском крае, у нас не убивают.