3 декабря 2010

Белая лента – это справедливо?

Валерия ВАСИЛЬЕВА

Каждый десятый россиянин – инвалид, всего в стране 14,5 миллионов людей с ограниченными возможностями. Об этом заявил руководитель партии «Справедливая Россия», председатель Совета Федерации Сергей Миронов. Он обратился к согражданам с призывом массовой акцией поддержать лиц с ограниченными возможностями: в Международный день инвалидов, 3 декабря, выйти на улицы с символическими белыми ленточками.

Это действительно важно для инвалидов, уверен Сергей Миронов, ибо моральная поддержка нужна им ничуть не меньше, чем поддержка материальная. «К сожалению, многие из них чувствуют себя просто изгоями в нашем обществе, — пояснил председатель Совета Федерации. — И речь не только о трудностях физического перемещения по нашим городам и учреждениям людям на инвалидных колясках. Дело в том, что наше общество старается не замечать этих граждан России, люди в прямом смысле слова шарахаются от инвалидов, боятся или стесняются оказать им элементарную помощь. Очень хочется, чтобы и власти, и граждане России более внимательно и открыто относились к инвалидам!».

«Думаю, что именно масштаб проблемы, которую слишком многие предпочли бы не замечать, породил позорный эвфемизм: люди с ограниченными возможностями. А ведь известно множество примеров, когда инвалиды доказывали неограниченность возможностей человека, поставленного судьбой в самые сложные обстоятельства. Вспомним героического Ирека Зарипова, ставшего триумфатором Паралимпийских игр 2010 года в Ванкувере, — напомнил Сергей Миронов. С точки зрения лидера «Справедливой России», «главным ограничителем для инвалидов в России является крайне агрессивная для них социальная среда, крайняя неприспособленность для них публичного пространства, а также равнодушие и безучастность». Миронов считает, что «в особенно тяжелой ситуации находятся люди с поражением опорно-двигательного аппарата. Для многих из них инвалидность означает фактический домашний арест. Не по приговору суда. А по приговору бездушия».

Сергей Миронов уверен, что государственная и муниципальная власть, а также предприниматели должны сделать доступными для инвалидов улицы и магазины, транспорт и развлекательные центры, а  социальную поддержку инвалидов нужно поднять до уровня, который бы позволял им жить достойной жизнью.

Что касается акции солидарности с инвалидами, то поучаствовать в ней, по мысли Миронова,  очень просто: «Кусочек белой ткани найдётся в каждом доме. Несложно прикрепить ленту на антенну автомобиля, на рюкзак, на дамскую сумочку. Женщины могут надеть белый платок, а мужчины положить в карман пиджака белый платочек или прикрепить ленту на лацкан. Не хочу никому навязывать какую-то единую для всех форму этого знака. Главное, чтобы как можно больше людей видело и знало, этим белым цветом мы выражаем солидарность с российскими инвалидами. И тогда каждая такая ленточка может поднять настроение десяткам людей, которые смогут её увидеть пусть даже из окон квартир».

По просьбе Артели аналитиков о  своём видении проблем инвалидов в России и отношении к акции с белой лентой рассказали ведущие эксперты.

Наталья Евдокимова, ответственный секретарь правозащитного совета Санкт-Петербурга: «Мы все толчёмся на одном месте, и в деле защиты прав инвалидов никуда не продвинулись».

Скоро исполнится три года, как наша страна не может ратифицировать Международную конвенцию по правам инвалидов, хотя обещает каждый год это сделать. Последний раз мы пообещали ратифицировать конвенцию к концу этого года, а сейчас молчим об этом. У нас даже в регионах России были созданы Конвенционные собрания представляющие и общественные организации инвалидов, и специалистов. Я была приглашена в одну такую группу, и мы усиленно занимались проблемами инвалидов весной этого года. Но сейчас замолчали о работе этой нашей группы, как и коалиционного комитета этих групп, как замолчали о ратификации конвенции по правам инвалидов. Почему? Да потому что для того чтобы её ратифицировать, необходимо выполнить несколько условий в стране, в которой она ратифицируется. Прежде всего, это доступность инфраструктуры для лиц с ограниченными возможностями,  — у нас с этим делом швах. Когда-то была принята программа по созданию доступной среды для инвалидов, она проработала свои три года, благополучно умерла, и, по-моему, на эту тему сейчас уже ничего не делается. Вторая очень важная вещь, которая должна быть сделана, чтобы ратифицировать эту конвенцию, ввести инклюзивное обучение инвалидов в стране. Это означает, что не нужно увеличивать количество специализированных учебных заведений для инвалидов с разной патологией, начиная от физических и кончая ментальной. У нас восемь видов  таких патологий, и очень много всяких разных коррекционных школ. А Европа от этого отказывается, как и весь мир, и приходит к так называемому инклюзивному обучению инвалидов, то есть обучению их в обычных школах, с обычными детьми, с детьми нормы. У нас только самое начало сделано в этом направлении, хотя, например, наш педагогический университет три года участвовал в общеевропейской программе по этой проблеме, и вот со стороны университета-то всё подготовлено для того, чтобы перейти к инклюзивному обучению.  Но в это надо вкладывать серьёзные деньги, ресурсы человеческие, материальные, создавать организации и прочее, прочее, прочее. Мы пока всё толчёмся на месте, ни там, ни там не продвинулись. Поэтому о ратификации пока замолчали скромненько, ничего о ней не говорим. Привлекать к этой теме внимание людей необходимо, потому что третьей задачей, для того, чтобы ратифицировать конвенцию, является изменение ментальности самих людей, потому что у нас очень часто в школах родители обычных детей не хотят, чтобы в класс, где учится их ребенок, приходили дети с какой-то патологией. То есть у нас проблем ещё выше головы. Если мы хоть таким образом, с помощью акции, привлечем внимание людей, а  не будет поставлена просто галочка, что мероприятие некое выполнено… Я надену что-нибудь белое, если найду.

Елена Бабич, депутат Законодательного Собрания Санкт-Петербурга (фракция ЛДПР): «Моя ленточка слишком маленькая и короткая».

— Я получила письмо с белой ленточкой, очень маленькой, очень коротенькой. Не поняла, куда её вешать, она такая маленькая, коротенькая, жёсткая такая. Меня, честно говоря, как-то это очень поразило, немножко даже как-то неприятно, если честно. Во-первых, у нас есть георгиевская ленточка, и это уже у нас очень хорошо в подсознании работает, что мы наследники Победы, и мы должны чествовать наших ветеранов, наших победителей, гордиться ими. То есть с ленточкой у нас уже есть определенный ряд ассоциаций, и он выстраивается именно с георгиевской ленточкой и с Победой. А когда в солидарность с инвалидами нам предлагают ту же ленточку, но только белую, то какой-то диссонанс идёт очень неприятный, потому что георгиевская ленточка – это Победа, а белый цвет – это цвет капитуляции. Белый флаг. Мне просто кажется, что это не очень удачная идея. Мы должны помогать инвалидам, мы должны делать их жизнь полноценной, обязаны для инвалидов создавать такие условия, чтобы они не чувствовали себя инвалидами и максимально их приближать к нормальной социальной жизни, социализировать их должны. Но не выражать таким образом солидарность с инвалидами. То есть получается, что это торжество инвалидности? Вообще, если честно, у нас в стране не выгодно быть здоровым человеком. У нас очень многие люди стремятся стать инвалидами. Кто-то себя калечит, чтобы подаяние на улицах просить, я знаю много случаев, когда врачи подходят к инвалидам на улицах и говорят: «Ваш дефект можно исправить, вам можно помочь». А они говорят: «А как мы тогда будем жить? Мы умрём тогда с голоду? Мы ничего не можем, кроме как просить милостыню». У нас люди часами проходят всякие ВТЭКи, чтобы получить льготы по инвалидности. Хотя мы должны стремиться к тому, чтобы у нас инвалидов было как можно меньше, и из инвалидов мы должны по возможности максимально сделать здоровых людей. Если у кого-то отсутствует конечность,  значит, протезы должны быть такие, чтобы никто и не заметил, что этот человек инвалид. Вы знаете, я всегда выражаю такое восхищение депутатом Солтаном! Преклоняюсь перед ним! Ведь этот человек инвалид! А он стал депутатом, и уже скольких созывов! И кто-нибудь когда-нибудь догадается, что он инвалид? Он по коридорам бегает быстрее здоровых депутатов. То есть он не то, что в социуме, но еще и помогает другим! Вот к чему мы должны стремиться! Мы должны создавать все условия, чтобы инвалиды себя не чувствовали неполноценными. А эта акция психологически неудачно продумана. Ну придумали бы что-нибудь другое, какой-то объединяющий символ другой, какой-то знак. Вот смотрите, у нас День семьи сразу ассоциируется с ромашкой. Должен быть какой-то символ, более конкретный, более четкий. Попадание должно быть. А здесь у меня было неприятное ощущение, когда я в руки взяла ленточку. И я не планирую её прикреплять, потому что я считаю, что этот символ неудачный, да и должны быть другие методы помощи инвалидам. Должно быть что-то всё-таки другое. Вот в БКЗ будет замечательный концерт. Мне уже отзвонились многие и сказали, что они едут, и сказали спасибо за концерт, за предоставленные автобусы. То есть людям приятно, люди довольны. Проблема, конечно, эта стоит очень остро, и должны быть у нас и пандусы везде нормальные и многое другое. Чтобы у нас люди имели все возможности вести нормальный образ жизни по максимуму. Есть параолимпийские игры, танцы колясочников – вот к чему мы должны давать возможность приближаться! А сказать: «Граждане инвалиды, мы с вами солидарны!»? Ну что это? Я не до конца понимаю. Я очень переживаю, когда вижу человека, который как-то пострадал и сейчас не может быть полноценным гражданином, и у меня всегда есть желание помочь, и психологически, и другим способом. А то многие люди опускаются и теряют желание жизнь. А задача общества дать понять, что инвалидность – это не приговор!

Александр Ржаненков, председатель Комитета по социальной политике Санкт-Петербурга: «Перед тем, как что-то сделать, спроси, надо ли мне это? Лучше объединить усилия и поработать».

— В Петербурге проводится уникальная акция «Город равных возможностей», и в ней участвуют люди разных профессий и социальных групп. Она отличается от всех остальных тем, что граждане не просто получают возможность бесплатно в киноцентрах посмотреть хорошие фильмы, в театрах — кассовые постановки, на хорошей площадке послушать рок-концерт, а делают это так, чтобы любое действо было интересно и удобно для человека, от школьника до старика. Если говорить на языке чиновника, мероприятия доступны для  посещения так называемых маломобильных групп населения. А это и пожилые люди, и мамочки с детьми, и те, кто получил травму, и люди с ограниченными возможностями здоровья. И, конечно, на мероприятия акции приходят все, кто неравнодушен. Мы понимаем всю проблему труднодоступности множества объектов мегаполиса, но мы также знаем, что эта проблема получает своё разрешение. Но, как известно, разруха начинается не с мест общественного пользования… И чтобы не допустить разрухи в умах, мы и проводим нашу информационную культурно-просветительскую акцию, о которой подробно можно узнать на  сайте www.spb-family.ru или просто в Интернете.

Готов ли я прикрепить белую ленточку 3 декабря в Международный день  инвалидов? К сожалению, я не имел возможности спросить у самих инвалидов,  надо ли это им. Дело в том, что как-то раз я услышал замечательную «социальную» фразу, которая помогает работать: «Перед тем, как что-то сделать для меня, спроси, надо ли мне это?» Давайте, лучше, объединим усилия и  поработаем, каждый на своем месте!

Дмитрий Дубровский, кандидат исторических наук, правозащитник, гражданский активист: «Любая демонстрация солидарности с людьми, ущемленными в своих фундаментальных правах — часть убеждений любого правозащитника, гражданского активиста».

— В целом, я бы сказал, что обычно такие акции довольно эффективны, потому что  демонстрируют не только целевой группе, в данном случае, людям с ограниченными возможностями, озабоченность их положением. Проблема, на мой взгляд, в том,  что сама по себе акция, как-то уже стала весьма обычной, кажется, даже слегка  банальной, и защитники города, и патриоты победы, все, так или иначе, эти ленточки носят.

Хотя, в целом, такие акции обществу, безусловно, нужны. Другой вопрос, что вряд ли такие акции изменят отношение к людям с ограниченными возможностями, которых упорно называют инвалидами. Принято иронизировать по отношению к языку политической корректности, но инвалид понимается как человек, который чего-то не может. А человек с ограниченными возможностями означает, что его возможности ограничены извне, политикой государства или невниманием общества, а никак не его собственными качествами. Например, обратите внимание, какое количество учебных заведений может похвастаться пандусами и лифтами? А ведь из-за этого люди, которые передвигаются на колясках, не имеют реального доступа к образованию. В прямом смысле — не имеют доступа! Таким образом, общество лишает их важного социального лифта. Собственно, именно это делает их инвалидами, а не определенное свойство или качество.  Потому что общество во многом остается тоталитарным, с обожествлением культа  патологически здорового, подчеркнуто лишенного недостатков тела. Любое отклонение от жёстко очерченной «нормы» — это патология, «ненормальность», инвалидность. Именно поэтому почти невозможно, например, добиться обучения детей с дополнительными нуждами в обычных школах, потому что зачастую начинают протестовать ….родители, требуя «убрать этих уродов». Как-то я не уверен в том, что простое повязывание ленточки поможет. Для инвалидов требуется своего рода coming out, наконец, выход наружу, опубликование своего порядком  дискриминационного положения в современном российском обществе. Но я всё равно приму участие в этой акции. Потому что любая демонстрация солидарности с людьми, ущемленными в своих фундаментальных правах — часть убеждений любого правозащитника, гражданского активиста.