2 декабря 2010

Что делать с иммигрантами?

Екатерина СЕМЫКИНА

В Совете Федерации обсуждаются проблемы законодательного регулирования миграционных потоков. Сенаторы пришли к выводу, что России «нужна новая концепция государственной миграционной политики».

Спикер Совета Федерации Сергей Миронов предлагает «создать механизмы, позволяющие регулировать величину и направления миграционного потока, быстро находить кадры необходимой квалификации или обучать их… Привилегированное положение в этом потоке должны иметь наши соотечественники». С нелегальной же миграцией следует бороться, ужесточая ответственность работодателя за использование нелегалов.

Какая миграционная политика нужна сегодня России? Существуют ли реальные механизмы влияния на миграционные процессы? То, о чём говорят в Совете Федерации и других органах власти — это только слова? Есть ли какие-то миграционные проблемы, которые сегодня упускаются из виду представителями власти и СМИ?

На эти и другие вопросы Артели аналитиков ответили специалисты.

Николай Межевич, профессор факультета международных отношений СПбГУ, заведующий лабораторией Института проблем региональной экономики РАН: «Никто не знает, сколько у нас сейчас мигрантов, и каких!»

— Сергей Миронов говорит всё верно, добавить надо только то обстоятельство, что наши соотечественники из Украины и Белоруссии – это практически наши соотечественники, это практически русские, они не испытывают никаких проблем в этнокультурной адаптации, к слову, как и большая часть молдаван. А вот если мы говорим о миграции из Средней Азии, вот здесь проблемы практически не решаемые, поэтому я могу только присоединиться к позиции господина Миронова. Во-первых, политики единой у нас нет, а, во-вторых, законодательство несовершенно. Но это уже претензии к самому Совету Федерации и даже в большей степени — к Государственной думе.

Что касается озвучиваемых некоторыми деятелями предложений об отказе от мигрантов в РФ вообще (сегодня это звучит), это, во-первых, глупо, а, во-вторых, утопично. Мы, к счастью, дожили до такого уровня экономического развития, до которого дошла Германия в конце 50-начале 60-х годов, когда немец в канализацию, грубо говоря, уже лезть отказывался, подметать улицы он не считал немецким делом. И в Германию потянулась турецко-югославско-албанская миграция. Причем, в значительной степени, безвозвратная. Поэтому, господин Миронов, опять же, прав: надо заниматься выстраиванием серьёзной линии, делать серьёзную аналитику по этому вопросу, потому что никто не знает, сколько у нас сейчас мигрантов и каких. И даже ФМС руководствуется цифрами по принципу «пол-потолок». «Легалы» более-менее еще видны, нелегалов не видно вовсе. Сейчас существует квотирование мигрантов. Но это не оптимальный механизм, потому что квота даётся просто на определенное число абстрактных людей, а я, например, исхожу из того, что в этой квоте надо учитывать фактор адаптации. Кто приезжает с прицелом  «заработать» — это одна ситуация, а кто приезжает с прицелом на то, чтобы стать россиянином – это другая ситуация. У меня есть знакомый молдаванин – он приехал с явной идеологической направленностью на адаптацию, на постоянное проживание. У него прекрасный русский язык, и он справедливо считает, что ему и с точки зрения коммерции, и с точки зрения политического спокойствия в свете так называемой «румынской темы» лучше жить здесь, в Петербурге, чем в Кишинёве. И, к сожалению, нет механизма, который бы позволил отличить такого мигранта, как этот мой знакомый, скажем, от выходца из Кулябского района Таджикистана, где живут люди иной цивилизации, действительно в чём-то чуждые нашему менталитету и нашей культуре. А СМИ увлекаются темами, связанными с драками и стрельбой из пневматики и мало фиксируют научное содержание, изменение демографии, общие тенденции. А общие тенденции в том, что поселениями мигрантов заняты уже целые территории города: в Москве это уже целые кварталы, в Петербурге – это тоже в перспективе, очевидно, произойдёт. Более того, целые сферы занятости постепенно становятся «этническими». И эти важнейшие социально-экономические процессы, безусловно, нуждаются в государственном осмыслении на всех уровнях, Сергей Миронов в этом абсолютно прав!

Каромат Шарипов, председатель Общероссийского общественного движения «Таджикские трудовые мигранты»: «В сегодняшней ситуации – не надо пускать мигрантов в Россию!»

— Мы заложники феодалов. Может быть, мои внуки когда-нибудь тоже станут феодалами, но я не вижу сегодня миграционной политики в России, которая бы работала. Сегодня мигранты в России — это бесправные выходцы из бывших стран СНГ, которые работают постоянно, почти без отдыха, и при этом практически ничего не получают. Зарплаты мизерные, но они не возмущаются, потому что не могут. А российская власть молчит, а если и говорит, то только о том, «какая же нехорошая сложилась ситуация вокруг мигрантов из стран СНГ». Я не понимаю, что за миграционная политика сегодня в России, при всем уважении к руководству страны! Я сам российский гражданин, и как гражданин я не могу понять одного, почему сегодня Россия не может посадить за стол переговоров пять президентов: Украины, Таджикистана, Узбекистана, Киргизии, Казахстана – из тех стран, откуда приезжают мигранты? В странах СНГ хаос, граница не закрыта, граждане, живущие в этих странах, не чувствуют себя защищенными со стороны своих собственных государств. Нет, я не говорю, что России нужно вмешиваться во внутреннюю политику этих государств — не нужно! Чтобы снять сегодня проблему миграции, России надо закрыть границу, и никто сюда не приедет. А так,  сплошное ущемление прав, только ложь, что у нас хорошие отношения с представителями стран СНГ и что в РФ будут защищать права трудовых мигрантов. Из СМИ льётся чистейшее вранье, от власти — тоже…

Россия не может без мигрантов? А мигранты не могут работать без закона! За 18 лет нельзя было закон придумать? Да это легко делается, в первую очередь, нужно заставить народ, который в регионах России живёт, работать, в том числе и в Москве. И только тогда, когда все будут работать, стоило бы попросить у своих друзей из СНГ какое-то определенное количество мигрантов. А в сегодняшней ситуации – не надо пускать мигрантов в Россию! А то граница открыта, а возвращаются эти мигранты на родину в гробах. Мигранты стали козлами отпущения, разменной монетой в играх политиков и силовиков. Надо российскому лейтенанту звание капитана получить, он «подставляет» под любую статью бесправного таджика и бросает его в тюрьму, надо капитану получить майора, и он бросает таджика в тюрьму, например, за наркотики, а надо майору получить подполковника – он сажает много невиновных таджиков в тюрьму!…

Я лично готов помочь и России, и Таджикистану в другом направлении – создать демократические принципы в отношениях между государствами СНГ. А той глупости и жестокости, которые существуют сейчас, нам не надо!

Лидия Графова, главный редактор журнала «Миграция — 21 век», член Комиссии по миграционной политике Правительства РФ: « Я считаю, что надо отменять квоты для малого и среднего бизнеса!»

— Естественно, всё, что сказал спикер Совета Федерации соответствует мнению экспертов, и я это мнение разделяю. Мы уже очень давно говорим о том, что необходимо всячески продвигать организованный набор трудовых мигрантов. И, разумеется, вину за нелегальных мигрантов, прежде всего, должны нести работодатели. А сегодня, как правило, работодатели уходят от ответственности, откупаются, и всё это падает на мигрантов, которые хотели бы вообще-то быть законными. Практика показывает, что основная часть наших бывших сограждан из СНГ приезжает с самыми добрыми намерениями, хотят работать. Но главная причина, главный корень зла, откуда у нас такая огромная нелегальная миграция – это громоздкая и вредоносная система квотирования. Сергей Миронов подробно на этом не остановился, но на самом-то деле, сегодня квотирование устроено так, что нужно почти что за год предусмотреть, кого ты зовёшь, и всё это проходит через огромное количество жерновов, и кому-то дают, кому-то не дают эти пресловутые квоты.  Вот эта система – это такая мощная наковальня, на которой буквально куются в массовом масштабе нелегальные мигранты из вполне добропорядочных граждан стран СНГ.

И особенно важно упорядочить это прокрустово ложе для малого и среднего бизнеса. Потому что если крупный бизнес может как-то предусмотреть (и уже практикуется организованный набор на большие предприятия), то предприниматель маленькой фирмы и среднего бизнеса оказывается брошенным нашей экономической системой в шторм, где совершенно нереально представить, что с его бизнесом будет завтра, а он должен до первого мая подать заявку на квоту! И потом, одно дело – оформлять заявку и проходить огромное количество инстанций для сотни человек, а другое дело, малый предприниматель, который хочет привлечь двух-трёх иностранцев, а ему надо пройти 15 (!) инстанций, заполнить огромную кипу бумаг, поставить печати, а потом ещё неизвестно, дадут ему или не дадут квоту на привлечение иностранной рабочей силы. В общем, это такая проблема, которую все, конечно, видят, но пока что реальных шагов по этому поводу нет. Я считаю, что надо отменять квоты для малого и среднего бизнеса. Но это нереально. Людей специально бросают в бюрократическую мясорубку, которая перемалывает финансы и судьбы.

Ещё важным мне кажется то, что на  заседании у Миронова было объявлено о том, что Межпарламентская ассамблея стран СНГ приняла, наконец, закон о посредниках. Пока что это модельный закон, и все страны, входящие в СНГ, должны будут ещё это претворить в своём национальном законодательстве. Но очень важно, что сделан этот шаг, потому что давным-давно пора отделить зёрна от плевел. Без посреднических организаций миграционная служба с миллионами мигрантов (слава богу, пока что к нам едут миллионы!) просто физически справиться не может, и поэтому помощь различных фирм нужна, но эти фирмы должны быть честными. А вот сейчас в том хаосе, который наблюдается, мы не имеем этого закона. Очень часто возникают фирмы-однодневки, которые «кидают» мигрантов, и вообще создают обстановку беззакония, в такой мутной воде проще наживаться на мигрантах и, конечно, на государстве.

Я беседовала с рядом экспертов, которые присутствовали на этих парламентских слушаниях, осталось ощущение надежды, что что-то изменится. Например, в декабре должно быть заседание правительственной комиссии по миграционной политике, я член этой комиссии, там тоже будет рассматриваться новый вариант концепции миграции. Но что реально изменится – не знаю, потому что нелегальная миграция, это такая очень вольготная, очень жирная кормушка для коррупционеров. Коррупция – это, к сожалению, по-прежнему наше всё сегодня…