3 ноября 2010

Почему Россия — не Франция

Екатерина СЕМЫКИНА

Акции протеста против пенсионной реформы парализовали Францию

Акции протеста против пенсионной реформы парализовали Францию

«Во Франции, например, повышают пенсионный возраст на два года, вся страна бушует. Если у нас повысят пенсионный возраст до 85 лет, то у нас и 85 человек в одном городе не выйдет. Ничего не произойдет», — заявил писатель Захар Прилепин в одном из недавних интервью.

Прав он или нет, можно будет проверить 5 ноября в Санкт-Петербурге на Пионерской площади, где партия «Справедливая Россия» будет проводить митинг против пенсионной реформы.

О сути пенсионной реформы можно судить по заявлению главы Минфина Алексея Кудрина, которое он сделал  в середине октября: «Поэтапное повышение пенсионного возраста возможно, но не за один год и не сейчас, а лет через пять. До 62 лет у мужчин можно обсуждать, а у женщин — ближе к 60».

Федерация независимых профсоюзов России сразу же высказалась резко против такой реформы, подчеркнув, что не видит никаких оснований для ее проведения. Сторонники нововведения  считают, что главным основанием  для ее проведения является наличие в Пенсионном фонде РФ дефицитной «дыры» размером в 1 трлн.руб. Если ничего не предпринимать, дыра эта будет расти и государство уже не сможет затыкать ее за счет федерального бюджета. По расчетам компании ФБК, при повышении пенсионного возраста до тех параметров, о которых говорил Кудрин, бюджет сможет ежегодно экономить около 100 млрд. рублей, сокращая тем самым дефицит Пенсионного фонда на 10–15% в год.

Глава Пенсионного фонда Антон Дроздов считает, рано или поздно России придется пойти на эту меру. Сейчас на пенсионные выплаты уходит порядка 10% ВВП. В ближайшие годы количество пенсионеров будет расти, а количество работающих уменьшаться. Поэтому дефицит будет только увеличиваться.

Как можно понять, к тому, чтобы высказать вслух то, что обсуждалось в правительственных кулуарах уже давно, российского вице-премьера подтолкнули события во Франции, где Национальное собрание, несмотря на многомиллионные акции протеста, все же решило повысить пенсионный возраст на 2 года: минимальный пенсионный возраст отныне – 62 года, максимальный — 67 лет.

Рост качества жизни европейцев и, как следствие, существенное увеличение средней продолжительности жизни уже давно поставили в повестку дня наиболее развитых европейских стран вопрос о повышении возрастной планки выхода на пенсию. Резкое обострение этого вопроса произошло, когда грянул мировой кризис и стало окончательно ясно, что «потонувшие» в социальных гарантиях страны «золотого миллиарда» попросту не выдерживают конкуренции с быстро растущими экономиками Азии и Латинской Америки, основа успеха которых – дешевый труд и тощий социальный пакет.

Волна, которая сегодня докатилась до Франции, будоражит Европу не первый год. В феврале 2007 года против повышения возраста выхода на пенсию протестовала Италия. Суть реформы, обсуждавшейся в этой стране, состоял в том, чтобы постепенно повысить пенсионный возраст (сейчас он составляет 57 лет, в будущем его планируется довести до 60 лет) и параллельно произвести незначительное сокращение суммы пенсий на 50-80 евро  (это необходимо из-за роста продолжительности жизни: нынешние пенсионеры находятся на содержании государства гораздо дольше, чем раньше, и эта нагрузка не может не сказываться на общем состоянии финансов).

В Германии с 2012 до 2029 гг. пенсионный возраст постепенно также вырастет: с 65 до 67 лет. О своем намерении увеличить возраст выхода на пенсию с 65 до 67 лет в начале этого года объявила Испания. С 2015 года до 63 лет (на 2 года) намерены повысить средний возраст выхода на пенсию в Греции. Поднять пенсионную планку с 60 до 65 лет до 2020 года планируют и в Нидерландах.

Что же касается России, то качество жизни в ней весьма далеко от европейских стандартов и гипотетическое увеличение пенсионного возраста, выглядит, по мнению некоторых экспертов, абсурдным. «Как можно планировать повышение пенсионного возраста мужчин до 62 лет, если, по данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), их средняя продолжительность жизни в России — 61 год, а до недавнего времени было вообще 59 лет?» — возмущается депутат Госдумы, экс-министр труда Оксана Дмитриева, напоминающая, что во Франции, на которую ссылаются сторонники увеличения пенсионного возраста в РФ, средняя продолжительность жизни мужчин — 77 лет.

Как в этой связи оценивать процитированные слова министра финансов Алексея Кудрина? Что это – «пробный шар» или готовая декларация о намерениях? Нуждается ли наша страна в этой реформе? И если повышение пенсионного возраста все же грянет, как отреагирует общество – так же, как французское, или как-то иначе?

Обо всем этом портал «Новый смысл», издаваемый «Артелью аналитиков», поинтересовался у экспертов, представляющих разные идеологические подходы к решению данной проблемы.

Никита Масленников, советник Института современного развития: «Те, кто проживут и без госпенсии, проживут достаточно долго, а кто действительно нуждается — до нее не доживут».

Что касается идеи повышения пенсионного возраста в России, то мне здесь многое непонятно. Конечно, министр финансов Алексей Кудрин может рассчитывать на женщин, потому что они у нас дольше живут, но если он надеется выиграть на мужчинах, боюсь, ему ничего не удастся. Предлагается для них установить планку – 62 года, как в Англии и во Франции. А у нас у мужчин средняя продолжительность жизни — даже не 59 лет. Наши мужчины начинают активно помирать и терять здоровье где-то в возрасте 27 лет, если не раньше. И, в общем, к 40 годам от российских мужчин немного и остается… Так что непонятно, из каких расчетов Кудрин делает ставку на мужчин. Может, конечно, у самого Кудрина так называемый возраст дожития окажется долгим, но большинству-то российских мужчин на «кудринский стандарт качества жизни» рассчитывать не приходится.

В Англии, к слову, люди состоятельные живут в среднем лет на 25-30 дольше, нежели те, кого можно условно назвать простолюдинами. И я подозреваю, что у нас с этой разницей в возрасте картина не лучше, а скорее хуже. То есть те, кто прекрасно проживет и без государственной пенсии, живут достаточно долго, а те, кто действительно нуждаются и ждут государственную пенсию (если предложенная Кудриным реформа будет осуществлена), просто до нее не доживут.

Вызовет ли повышение пенсионного возраста массовый протест в России? А кто будет протестовать? Я, например, не буду протестовать, потому что мне до пенсионного возраста, думаю, и так не дожить.

Владимир Федоров, депутат ЗакС Санкт-Петербурга, член (фракция КПРФ): «У нас тихо на кухне что-то между собой бухтят и ничего не делают».

— Я отношусь к идее повышения пенсионного возраста в России крайне отрицательно. В России очень низкая продолжительность жизни, по сравнению со многими другими странами — той же Францией или Японией. В России предлагать такие вещи — просто кощунственно! Это значит, Кудрин и окружающие его финансисты прикинули: пенсионная реформа, видно, проваливается, но деньги-то из Пенсионного фонда надо будет выплачивать, а фонд не только не вырос, но и не досчитывает триллион рублей. Значит, по логике чиновников, нужно сделать так, чтобы пенсию просто получать было некому. Если повысить пенсионный возраст, то значительная часть населения платить отчисления в Фонд будет, а до пенсии не доживет.

Каков возможный масштаб  протестного резонанса в российском обществе, если пенсионный возраст начнут повышать? Отвечаю, что «не знаю!». Россия — страна особая, и себя удивляем, и весь мир удивляем. Когда в западных государствах, той же Франции, из-за падения жизненного уровня, скажем, на 1%, миллионы людей выходят на улицы и требуют отставки правительства, у нас тихо на кухне обсуждают очередное ухудшение жизни, что-то между собой бухтят и ничего не делают. У нас перекрывали город в 90-х гг. не тогда, когда цены на бензин росли, а только тогда, когда этот подорожавший в 4 раза бензин вдруг исчезал с бензоколонок.

Дмитрий Травин, научный руководитель Центра исследования модернизации Европейского университета в Санкт-Петербурге: «Франции в России не будет».

— Я хотел бы отметить, что повышение пенсионного возраста в России — не инициатива Алексея Кудрина. Кудрин просто констатировал, что если мы не повысим пенсионный возраст, то тогда не хватит денег на выплату пенсионерам. Это просто экспертная оценка. Министр финансов не проявляет инициатив — он не оппозиционная партия в парламенте, это очень важно понять. Премьер-министр Владимир Путин вскоре после высказывания Кудрина заявил, что пенсионный возраст в России повышать не будут, и этот вопрос не обсуждается. Так что вопрос закрылся. А проблема осталась, естественно.

Я считаю, что нужно было бы провести серьезную пенсионную реформу накопительного типа. Та, реформа, которую мы декларировали в 2000-х годах, сегодня пришла к провалу. Поскольку понятно, что по-новому эту реформу делать уже никто не будет, то варианты выхода из сложившейся ситуации следующие.

Первый — ничего не делать, ничего не менять, делать вид, что проблемы нет. Тогда пенсии будут все больше отставать от средних заработков, потому что денег у государства нет на это.

Вариант второй: повысить пенсионный возраст. Тогда люди будут больше работать, но зато пенсионные деньги будут делиться на меньшее количество пенсионеров. Но если на это решение когда-нибудь пойдут, то надо признать, что оно жестокое — в России продолжительность жизни совсем не такая, как на Западе…

И есть третий вариант, который, я думаю, и будет в ближайшее время реализован. Поскольку пенсионеры — это ведущий электорат Путина, Медведева и «Единой России», то будут ужимать в бюджете другие расходы, а расходы на поддержание пенсий будут как можно дольше стараться сохранять. В общем, это не очень хороший вариант, но и не самый плохой. Он означает, что у нас очень скоро постепенно свернут все инвестиционные государственные программы, на чем-то еще будут экономить, скажем, на вооружении армии, а пенсии худо-бедно будут тянуть.

Так или иначе, Франции в России, я думаю, не будет. Ведь если в России вдруг надумают повышать пенсионный возраст, то нынешних пенсионеров это уже не коснется, зачем им протестовать. А вот будущие пенсионеры, те, кто сейчас работает, — не привыкли решать свои проблемы, как во Франции. У нас нет таких механизмов выведения людей на улицы, как во Франции. Думаю, что это будет в другом отражаться — что по мере того, как новые поколения будут подходить к пенсионному возрасту и сталкиваться с реальным фактом, что, вот уже 60 лет, а надо вкалывать,  — люди будут отворачиваться от голосования за нынешнюю власть и находить какие-то внутренние формы протеста, как игнорирование выборов вообще и т. д. Непосредственно это позиций власти, вроде бы не подрывает, но это приведет к тому, что сознательных сторонников у нынешнего режима будет становиться все меньше. Но правда только в том случае, если мы рассматриваем фактор пенсионного возраста изолированно и никаких других проблем не возникает. А если будут возникать другие проблемы: упадут цены на нефть, снизятся темпы роста качества жизни населения… Когда все вместе это сойдется, то здесь у власти могут быть некоторые неприятности.