28 октября 2010

Манифест Никиты Михалкова: служи, молись, люби и кайся!

Екатерина СЕМЫКИНА

Зачем кинорежиссеру Никите  Михалкову понадобилось выступать  с консервативным Манифестом? Эксперты строят  предположения. Так или иначе, для  общества, где почти не ведется общественная дискуссия, подарком будет даже Манифест Михалкова. Есть, что обсудить, – и на том спасибо.

Современное положение вещей Никита Михалков характеризует как «гремучую смесь из догоняющей Запад либеральной модернизации, произвола «местных начальников», «всепроникающей коррупции». «Люди устали выслушивать декларации о политической независимости, внимать призывам к индивидуальной свободе и верить сказкам о чудесах рыночной экономики. Эйфория либеральной демократии закончилась! Пришла пора — делать дело!» –  восклицает киномэтр в политическом Манифесте «Право и правда».

России нужна новая Конституция, основанная не только на правах человека, но и на правах народов, считает Никита Сергеевич. Во всех сферах российской жизни должны произойти кардинальные изменения, будь то экономика, политика или общественные отношения.  «Но прежде всего мы должны поверить в нашу Россию, укрепить дух нашей нации, восстановить позитивный образ нашей страны во всем мире», — призывает Михалков.

По его мнению, требуется переосмыслить роль и значение главных факторов материального производства — труда, земли, капитала и человека, рассмотрев их с точки зрения духовного единства права и правды. (Слова «право» и «правда» выделяются в Манифесте прописными буквами.)

Мировоззрение, которое должно сменить либеральное и позволит достичь целей, обозначенных в Манифесте, Михалков называет «просвещенно-консервативным». «Просвещенный консерватизм — это позитивное умение осмыслить прошлый и будущий мир вещей, свойств и отношений в должной и верной мере, а также способность эффективно действовать в современном мире, не разрушая его», — сказано в Манифесте.

Первой ценностной установкой, на которой основывается «просвещенный консерватизм», называется «следование справедливому закону и божественному порядку, заповеданному в правде». В конкретном преломлении — это укрепление вертикали власти, «лояльность к власти, умение достойно подчиняться авторитетной силе», «почитание ранга». Особо сильно надо почитать ранг президента, он и впредь должен назначать глав регионов и иметь широкие полномочия в рамках властной вертикали, считает Михалков.

Что касается партий, то их число должно быть сокращено до трех: консервативной, либеральной и социалистической. Михалков предлагает пересмотреть либеральные реформы с учетом того, что Россия – это  континентальная евразийская империя, а не национальное государство. «У России другой масштаб, другая мера, другой темп и ритм бытия. Нам нельзя торопиться. Воля и вера, знание и сила, мудрость и терпение — вот верный рецепт для любой российской власти, а тем более для власти, занимающейся реформами. Мы убеждены — тот, кто ратовал и ратует в России за скорые реформы, тот не понимает природы российской государственности и подрывает корневое бытие нации, личности и государства», — говорится в Манифесте. Экономика страны должна быть «регулируемой» и  представлять собой гибкое сочетание «рынка и плана».

Кроме того, кинорежиссер рассуждает о необходимости признания «греховности человеческой природы».

Некоторые эксперты сразу назвали Манифест Никиты Михалкова — предвыборным, своеобразным анонсом президентской кампании-2012. «Это заявление о том, что консервативная часть российского общества вступает в предвыборную гонку на стороне путинской вертикали», — заявил в эфире радиостанции «Эхо Москвы» независимый политолог Дмитрий Орешкин. Более того, с его точки зрения, «понятно, что это пишет не Никита Михалков: там слишком много слишком знакомых речевых оборотов, которые мы встречаем у профессора социологии Александра Дугина, например… Не зря это совпадает с недавно вышедшим его аналогичным выступлением, где он прямо называет Медведева западником и объявляет его опасностью для России».

Сам Михалков прогнозов о выборах не делает и в своем Манифесте говорит не о личностях, а принципах и ценностных установках, которые, по его убеждению, должны быть восприняты российским обществом.

Виктор Шендерович, писатель: «Михалков до сих пор гарцует на коне в гриме Александра III»

-Я не вижу, где там господин Михалков нашел «просвещение» на этих 64 страницах, или сколько там их было, — заявил Артели аналитиков господин Шендерович. — То, что он пропагандирует — классический, махровый консерватизм. Более того, основные тезисы манифеста Михалкова были пошлостью еще два века назад. «Особый» смысл русской государственности,  да над этим смеялись в пушкинское время, уже тогда говорить об этом было неприлично среди образованных людей. А что касается национальной ценности «почитания ранга», «подчинения авторитетной власти» — про это писал еще Салтыков-Щедрин в «Господах Ташкентцах»… То, что написано в этом Манифесте – это тезисы позапрошлого века, списанные с его самых черных, позорных, архаичных страниц. Господин Михалков предлагает это для будущего России? Россия и так отстала от цивилизованного мира, бог знает на сколько. Михалков предлагает законсервировать это окончательно, чтобы мы окончательно превратились в Узбекистан? Просто все нравственные ценности, о которых он пишет, на мой взгляд, реализованы в Узбекистане. Так можно просто присоединиться к Узбекистану, как в старом анекдоте говорилось: «Начать войну и сдаться». И стать Узбекистаном окончательно. Комментировать это всерьез, дебатировать, – странно и глупо.

Что же касается политического смысла этого сочинения, то думаю, что это выступление на стороне Владимира Путина. Это, безусловно, атака на либеральную риторику последнего времени. При Дмитрии Медведеве мы не стали жить в каком-то другом историческом времени, суть государственной политики не поменялась, но риторика изменилась. А Михалков эту риторику объявляет враждебной России. В этом смысле, это, безусловно, выступление на полянке Владимира Путина, это, без всякого сомнения, выступление за махровый консервативный курс, который вошел в историю России уже как «путинский курс».

До какой степени в этом «Манифесте» присутствуют личные амбиции Михалкова? Полагаю, они тоже присутствуют. Думаю, что он так и не слез с того коня, на котором в фильме «Сибирский цирюльник» в гриме Александра III ездил под громовое «Ура!». Мне кажется, он до сих пор так и гарцует в этом гриме.

Игорь Риммер, депутат Законодательного Собрания Санкт-Петербурга (фракция «Единая Россия»): «Никита Сергеевич любит обслуживать власть».

-Я люблю арабские пословицы. Например: «Сколько не говори «халва», слаще не станет». Нас уже словами накормили выше головы. И консерватизм просвещенный, и вертикаль, и нанотехнологии,  и модернизация, — отметил в беседе с Артелью аналитиков депутат Риммер. — Но каким будет механизм исполнения, никто нам не объясняет. Хотя лично к Михалкову я, честно говоря, отношусь с огромным уважением. Он личность, и даже его последний, совершенно провальный, «никакой» фильм не умаляет тех заслуг, которые у него есть: и «Неоконченная пьеса…» и масса других фильмов. Он, конечно, талантлив, и семья у него талантливая, и прочее. Единственное, что мне не нравится в Никите Сергеевиче — что он время от времени любит обслуживать власть. Никита время от времени выдает на слух действительно разумные мысли, но звучат они как нравоучения — немножко по-барски, свысока. У Слуцкого стихотворение такое есть: «Кто проповедь прочесть желает людям, тот жрать не должен лучше, чем они». А когда наши аристократы ума пытаются учить нас по-барски, снисходительно, будто выдавая истину в последней инстанции, меня это раздражает.

Хотя все понимают, что сегодня возрождение России возможно только в составе национальной идеологии, с возрождением духовно-нравственного стержня, который может объединить.  Поэтому то, что Никита Сергеевич высказывает какую-то идею, — я приветствую, я «за»! Ее можно править, ее можно оспорить. И то, что благодаря этому манифесту начнется какой-то разговор,  тоже хорошо, я «за»! Потому что сегодня такое убожество кругом и скудность мысли!..

Я не разделяю славянофильское мировоззрение Михалкова, я скорее прозападный. Но я тоже считаю, что у России особая судьба, особый строй мысли, и, наверное, мы не должны копировать все западное, а зачастую Россия копирует все в худшем варианте. Поэтому желание Никиты Сергеевича высказаться на эту тему, если это не является госзаказом, можно только приветствовать.

Екатерина СЕМЫКИНА