27 октября 2010

Кавказ-2010: новые лидеры, новые теракты

Екатерина СЕМЫКИНА

В 2010 году количество преступлений экстремистской направленности на Северном Кавказе выросло в четыре раза — заявил заместитель генерального прокурора РФ Иван Сыдорук.

В этом году в Северо-Кавказском федеральном округе было зарегистрировано более 350 преступлений экстремистского характера, в результате этих преступлений погибли более 200 сотрудников правоохранительных органов и военнослужащих.

Последний громкий теракт — нападение на парламент Чеченской республики, когда в Грозном находился глава МВД РФ Рашид Нургалиев — закончился гибелью 3 и ранением 17 человек. Теракт в Грозном, до того считавшемся оплотом безопасности на Кавказе, совершила группировка Хусейна Гакаева.

Отметим, что еще в августе в чеченском подполье наметился глубокий раскол. Из подчинения так называемому верховному эмиру Кавказа Доку Умарову вышли несколько полевых командиров во главе с бывшим телохранителем Шамиля Басаева Хусейном Гакаевым. Они заявили, что не хотят воевать за абстрактный кавказский халифат.

«Их идея – внутричеченский сепаратизм, то есть Чечня выделяется из северокавказского фронта и борется за свою независимость», — пояснил сопредседатель Российского конгресса народов Кавказа Деньга Халидов.

На верность новому лидеру присягнул и находящийся в Лондоне Ахмед Закаев. Он распустил свое «правительство в изгнании» и заявил, что готов сотрудничать с военным крылом подполья. «Наши бойцы чеченского сопротивления и их командиры осознали тупиковость того пути, по которому их вел Доку Умаров, и вышли из его подчинения. Мы сегодня сделали шаг навстречу консолидации всех здоровых сил чеченского сопротивления», — заявил в Лондоне Ахмед Закаев. Комментируя всплеск террористической активности на Кавказе в интервью интернет-журналу «Новый смысл», эксперты сходятся в опасениях, что в ближайшее время она будет только нарастать.

Руслан Мартагов, специальный корреспондент газеты «Северный Кавказ» (г. Грозный): «Чеченское сопротивление скоро будет пользоваться мощной поддержкой со стороны европейского сообщества!»

— Всплеск террактов, который мы наблюдаем в последнее время, прогнозировался и предсказывался многими, — отметил в интервью Артели аналитиков Руслан Мартагов. — Все идет по нарастающей, и идет только по одной простой причине — Кремль не предпринимает никаких более усилий для борьбы с терроризмом, кроме силовых действий. О каких усилиях я говорю? Во-первых, терроризм — это идеология. Идеология, направленная на то общество, среди которого она работает. И эффективно противопоставить ей можно только идеологию, которую разделяет большинство этого общества. Но сегодня мы ничего в этом плане не видим, никаких усилий убедить кавказское общество в том, что терроризм нужно остановить.

Что же касается последних событий, которые произошли в Чечне, то они кардинально меняют всю ту стратегию, которая до сих пор исповедовал так называемый Эмират Кавказ и которую более или менее оправданно использовали в своей риторике российские власти. Выйдя из состава Эмирата Кавказа, выйдя из подчинения Доки Умарова, чеченское сопротивление уже никаким образом не подходит под определение «террористы», «экстремисты» и так далее. Картина кардинально поменялась. А в составе Эмирата «Кавказ» их связывали с пресловутой Аль-Каидой, Бен Ладаном, его эмиссарами, его правой рукой, его левой рукой. Сегодня чеченское крыло сопротивления выступает в роли национально-освободительного движения. Может быть, их и после отделения можно было бы рассматривать как экстремистское, как какое-то террористическое движение, но, поймите, они воюют против власти, навязанной вопреки воле общества. Если бы мы провели в Чечне свободные выборы и позволили какой-то одной идеологии одержать верх в лице своего представителя на пост президента этой республики, вне всякого сомнения, не было бы сепаратизма, и война против этой власти была бы морально не оправдана и не поддержана обществом. Но когда сепаратисты воюют против навязанной обществу власти, они пользуется определенной симпатией, не безоговорочной, конечно.

Еще один аспект, недалек тот момент, когда чисто чеченское сопротивление будет пользоваться мощной поддержкой со стороны европейского сообщества! Первый признак этого – введение Грузией безвизового режима для жителей Северного Кавказа. Это было сделано только после того, как чеченское сопротивление вышло из Эмирата «Кавказ». И  это еще только начало.

И еще,  почему произошел раскол в стане эмиратчиков? Дело в том, что стратегия этого Эмирата была очень выгодна конъюнктуре Рамзана Кадырова на посту президента Чечни. Потому что он в принципе выстраивает государство под тот идеал, которого они добиваются: шариатское правление, шариатские нормы в общественной жизни и так далее. Поэтому террористическая активность на территории Чеченской республики была сведена к минимуму. Таким образом движение словно говорило, что Чечня — уже их завоеванный плацдарм, и какая разница, кто там — Кадыров, Магомедов или еще кто. И мы можем повернуться к ней спиной и заняться остальными регионами Кавказа. Вот все эти 10 лет, пока мы верили сказкам из телевизора о том, что Кремль справился с терроризмом на Кавказе, эмиратчики спокойно занимались своими делами. То есть эти 10 лет власти им подарили. Однако чеченцев не устраивала такая ситуация, потому что убивали их родственников, сжигали их дома, и власть, которую они ненавидят, была под носом. Поэтому они сказали Умарову до свидания. Все, кто воюет против этой власти — наши друзья, а мы займемся своими делами. И, к сожалению, недавний теракт в чеченском парламенте — это только начало. И, безусловно, количество таких актов будет нарастать. Будут какие-то периоды затишья, но в целом все будет идти по нарастающей.

Бузжигит Кучмезов, этнополитолог (г. Нальчик): «Разжигание террористического пожара на Кавказе выгодно коррумпированным московским чиновникам».

— Сами руководители кавказских республик признаются, что на Кавказе происходят беспредел и беззаконие, — заявил Артели аналитиков господин Кучмезов. —  И совершенно очевидно, что управлять этими процессами эти руководители не могут. Это просто  временные назначенцы — политического или даже полукриминального характера. С другой стороны, хотя они и не могут эту ситуацию исправить, они могут в ней участвовать.

Ведь и взрывы, теракты и все эти процессы — это продолжение финансовых интересов  криминальных и политических кланов. Во всяком случае, в нашей республике это именно так. Теракты имеют разное происхождение: одни из них носят криминально-религиозный характер, другие — криминально-политический. Последние конкретно инспирированы местной властью, чтобы поддержать в глазах Кремля имидж «горячей точки». На Северном Кавказе это практикуется очень часто. Это нужно местным властям, чтобы их не переназначили просто так, чтобы сочувственно относились к их проблемам. Ведь чем больше взрывов — тем больше финансовой поддержки приходит из Москвы на борьбу с терроризмом и т. д. Разжигание террористического пожара на Кавказе очень многим выгодно,  не только кавказским криминальным элитам, но и московским коррумпированным чиновникам, которые контролируют все финансовые потоки к «горячим точкам».

Особенно контрастно ситуация в российских кавказских республиках выглядит по сравнению с зарубежным Кавказом. Недели две назад я был в Грузии — несмотря на объективно не очень простую ситуацию, а именно конфликт власти и оппозиции, наличие экономических, политических и серьезных социальных проблем, там обстановка несравнимо лучше и спокойнее, чем в России. Никаких взрывов, никаких криминальных разборок. И это нормально и естественно, а то, что происходит на Кавказе в России — искусственно разжигаемая ситуация.