20 октября 2010

Кремль ждет от Лукашенко осознания

Екатерина СЕМЫКИНА

В противостоянии российского руководства и белорусского президента наметился перелом — сообщили СМИ после того, как глава администрации президента РФ Сергей Нарышкин в беседе с белорусскими журналистами прозрачно намекнул, что кремлевская сторона готова помириться с Лукашенко, если тот хорошо ее об этом попросит.

«Нам важно осознание белорусским руководством того, что нынешняя предвыборная кампания, построенная на антироссийской риторике, наносит существенный ущерб взаимоотношению двух стран… Я не исключаю, что если это осознание произойдет, возможно и иное развитие отношений… Но это осознание должно произойти и на словах, и на деле», — заявил Нарышкин. Однако извиняться на словах Лукашенко не спешит, а на деле занят совсем другим: заключением долгосрочных многомиллиардных контрактов с другими странами.

Итогом переговоров Лукашенко с президентом Венесуэлы Уго Чавесом явилось то, что в ближайшие три года в Белоруссию будет поставлено 30 миллионов тонн венесуэльской нефти. И в дальнейшем «У белорусских НПЗ не будет нехватки нефти на протяжении 200 лет!» — пообещал Уго Чавес и пояснил: «Мы товарищи, и мы вместе строим альтернативу империализму».

Ранее в ходе поездки в Китай Лукашенко сумел там договориться об открытии для Белоруссии кредитной линии в 15 млрд. долл., которые начнут поступать в Минск уже с декабря этого года.

Комментируя в интервью Артели аналитиков «Новый смысл» действия белорусского президента и российских первых лиц, политологи сходятся во мнении, что все это — суть подготовка к президентским выборам в Белоруссии 19 декабря этого года.

Павел Шеремет, политический обозреватель издательского дома «Коммерсант»: «Лукашенко несет угрозу российским интересам в целом»

— Я считаю, что точка невозврата в отношениях Кремля и Лукашенко еще не пройдена, хотя к ней и подошли. Во многом это все спровоцировано действиями самого Лукашенко, его оскорбительными заявлениями в адрес российского руководства, его какими-то странными контактами с представителями российской оппозиции и другими моментами.

Но главная проблема в том, что из-за Лукашенко закрывается серьезный проект, на который Медведев и Путин делают серьезную ставку – единое экономическое пространство, Таможенный союз, единый рубль и т.д. Поэтому мне кажется, что нынешняя размолвка –  начало масштабных перемен в отношениях между нашими странами. Перемен в худшую сторону. Впервые за все эти годы в Кремле, в тандеме, в высшем российском руководстве есть четкое понимание того, что Лукашенко несет угрозу российским интересам в целом, и что либо нужно не платить этому человеку денег, либо менять на другого, чтобы и дальше решать свои вопросы.

Раньше все боялись повторения украинского варианта, оранжевой революции. А теперь пример Украины показал, что, в общем, все эти страхи бессмысленны и даже если в Белоруссии станет президентом человек типа Виктора Ющенко, ничего трагичного, с точки зрения интересов России, не произойдет. Поэтому я думаю, что нужно попрощаться с нынешним президентом Беларуси.

А Лукашенко сейчас просто не может справиться со своим эмоциональным состоянием. После того, как он осознал, что отношение России к нему изменилось, он пытается   истерикой переломить ситуацию, но делает только хуже. И все эти китайские-венесуэльские проекты – от безысходности.

Вячеслав Игрунов, директор Института гуманитарно-политических исследований: «Легитимно устранить Александра Григорьевича практически нельзя»

— Очевидно то, что перспектива длительного пребывания у власти Лукашенко Кремль не устраивает. Но что из этого следует, сказать трудно, потому что легитимно устранить Александра Григорьевича практически нельзя. В Белоруссии нет ни одного человека, способного стать ему реальным конкурентом на президентских выборах, даже если бы они проходили демократично. Смена Лукашенко возможна только в результате экстраординарных событий.

Но даже если альтернативный руководитель будет приведет к власти в результате каких-то гипотетических действий, он не станет гарантом стабильности. Не следует забывать, что Лукашенко пришел к власти в результате всенародного голосования. Несмотря на то, что он очень жестко обращался с оппозицией – и конечно, демократом его не назовешь (а кого можно назвать демократом на постсоветском пространстве?) – его рейтинги держатся на очень высоком уровне, и он владеет ситуацией в стране не меньше Путина. Заменить его на человека, поддерживаемого извне – значит рисковать. Рисковать стабильностью в Белоруссии и, в конечном счете, нашими стратегическими интересами. Лукашенко слишком своевольный человек, он жестко отстаивает свои интересы, но с этим надо считаться, просто надо находить компромиссы, общий язык. И если мы хотим иметь общее государство, если мы хотим иметь зону свободной торговли или единое таможенное пространство, то, на мой взгляд, требование Лукашенко, чтобы на этом внутреннем пространстве и нефтепродукты продавались, грубо говоря, по тем же ценам, по которым они продаются в России, справедливо. Постоянное стремление России сделать исключение именно для этого стратегического энергоресурса, на мой взгляд, неразумно в отношении Белоруссии. Здесь, я думаю, Лукашенко отстаивает не только национальные интересы, но и наши общие интересы, потому что только создание полностью гомогенного экономического пространства на территории РФ и Белоруссии позволит действительно соединиться нашим странам в единое государство.