22 октября 2016

Эмиль ПУЖЕ: «Демократизм ведёт к подавлению сознательного меньшинства»

Выказывая механическое и материалистическое понимание такого явления, как любовь к Родине, французский синдикалист Эмиль Пуже подвергает очень жёсткой критике идею либеральной, парламентской демократии, противопоставляя ей, по сути, теорию элит: «Прогресс, как доказывает всё историческое прошлое человечества, совершается усилиями революционного меньшинства. Демократизм же ведёт к подавлению сознательного меньшинства бессознательным или малосознательным большинством».

Либеральной демократии Пуже противопоставляет принципы демократии органической, основанной прежде всего на профессиональных объединениях работников: «Профессиональное объединение трудящихся не есть объединение, созданное искусственным путём; оно зарождается и развивается неизбежно во всякой среде, где есть наёмные рабочие и предприниматели. Объединение трудящихся встречается и в древности, и в средние века, и в наше время». Отстаивая этот принцип, синдикалист Пуже предвосхищает многие современные антилиберальные «новые правые» идеи…

Редакция Sensus Novus

Работа «Основы синдикализма». Продолжение

Патриотизм

Эмиль Пуже (1860-1931)

Эмиль Пуже (1860-1931)

В гражданском воспитании народа буржуазия стремилась пробудить патриотический дух, преданность отечеству. Чисто отвлечённая связь, соединяющая людей, случайно родившихся в изменяющихся границах определённой территории, стала считаться самой священной. Народ стали учить, совершенно серьёзно, что самый лучший день в жизни человека тот, когда он погибнет за отечество, при помощи разных гипнотизирующих средств музыки, военных песен, блестящих мундиров и орденов, народ приучили защищать то, чего у него не было: отечество. На самом деле: патриотизм можно объяснить лишь тем, что человек имеет известную долю общественного богатства и потому он должен вместе с другими защищать эту долю от посягательства другого народа. Но большинство пролетариев не обладает ничем, у большинства рабочих нет ни клочка национальной земли, ни фабрики или мастерской.

Во время старого режима военное ремесло было таким же ремеслом, как и другие (только более варварским), и армия воюющих была просто шайкой корыстолюбивых людей или искателей приключений, воевавших за известную плату. После Великой Революции правительство придумало для народных масс новый налог — налог крови под видом обязательной воинской повинности.

Всеобщая воинская повинность объяснялась тем, что родина или отечество является общей матерью всех граждан и что её защита должна быть «делом всех». Но, в действительности, отечество было матерью лишь для немногих, для большинства же народа оно было мачехой, заставлявшей народ приносить только жертвы и охранять привилегии правящих. Национальные узы олицетворением которых служит армия в наше время, в действительности, являются средством защиты не общих интересов всей страны, а классовых интересов богатых против притязания трудящихся масс.

Патриотизм можно объяснить лишь тем, что человек имеет известную долю общественного богатства и потому он должен вместе с другими защищать эту долю от посягательства другого народа. Но большинство пролетариев не обладает ничем.

Из всего этого вытекает, что гражданские чувства — в высшей степени антиобщественны; принять их как социальную основу общественной жизни, — это значит продолжать строить общественную жизнь на тех же основаниях, на каких она строилась в варварском обществе.

Демократизм

Захватив политическую власть в свои руки, буржуазия не подумала разрушить ту систему угнетения, какая была организована дворянством под видом централизованного государства. Буржуазия ограничилась лишь тем, что перекрасила фасад государственного здания в другой цвет и заставила народ поверить, что это новое учреждение.

Чтобы воспрепятствовать развитию экономических организаций трудящихся и помешать сплочению рабочего класса на экономической почве, буржуазия постаралась не только задушить всякие проявления в этом отношении, но поспешила направить внимание народа в другую сторону и создала учение о демократизме, то есть о том, что весь народ может принимать участие в политической власти.

Но, в действительности, в обществе полезными и необходимыми являются лишь экономические функции. Каждая же посторонняя группировка, каждая политическая форма, являются надстройкой, создаваемой для власти и эксплуатации народа, а потому вредные для народа.

Но этого народ ещё не сознавал в эпоху Великой Революции, и потому его легко было обмануть.

Для того, чтобы воспрепятствовать развитию экономических организаций трудящихся и помешать сплочению рабочего класса на экономической почве, буржуазия постаралась не только задушить всякие проявления в этом отношении, но поспешила направить внимание народа в другую сторону и создала учение о демократизме, то есть о том, что весь народ может принимать участие в политической власти. Эта уловка так хорошо удалась, что понятие политического равенства, самое призрачное из всех, в течение целого столетия служило и служит ещё и теперь верным средством для успокоения народных масс; хотя не нужно очень большого ума, чтобы понять, что капиталисты и пролетарии, землевладельцы и бедняки ничуть не равны между собою. Равенство не могло осуществиться в жизни от того, что и богатый и бедный стали пользоваться одинаковым правом голосования.

Демократическая ложь до такой степени вошла в сознание народа, что даже теперь очень многие из народа продолжают искренно верить в то, что рабочий класс может добиться своего освобождения демократическим путём.

Демократический обман продолжается! Демократическая ложь до такой степени вошла в сознание народа, что даже теперь очень многие из народа продолжают искренно верить в то, что рабочий класс может добиться своего освобождения демократическим путём. Сравнивая значение народных масс в жизни страны с количественной слабостью правящего меньшинства, эти люди думают, что достаточно будет развить народные массы, чтобы народ восторжествовал в силу естественного большинства. Демократы убеждены, что когда у власти станут представители рабочих и крестьян, то всё будет хорошо. Но это глубокая ошибка.

Бессилие и неспособность парламентов, их незнание народных нужд настолько общеизвестны, что об этом не стоит распространяться. То же самое с городскими к сельскими Думами. Вот уже более четверти века сельские управления во Франции находятся в руках самих крестьян, крупные землевладельцы нисколько не противятся этому, так как отлично знают, что благодаря организации современного государства сельские управления ничего не могут изменить коренным образом.

Во многих городах, в рабочих районах, городские думы также находятся в руках социалистов и представителей рабочих, но польза для рабочих от этого не большая. Социалистические городские думы не смогли провести в жизнь ни одной реформы, выставленной в их программах. Кроме этого, демократизм имеет ещё к другую отрицательную сторону: там, где вера в демократизм сильна, пролетариат направляет всю свою энергию на политическую борьбу, пренебрегая экономической организацией. Хозяева сумели извлечь из этого пользу, не встречая на своём пути активного сопротивления профессиональных организаций, они понижали заработную плату, удлиняли рабочий день к т. д.

Там, где вера в демократизм сильна, пролетариат направляет всю свою энергию на политическую борьбу, пренебрегая экономической организацией. Хозяева сумели извлечь из этого пользу, не встречая на своём пути активного сопротивления профессиональных организаций.

На севере Франции в городах Рубэ, Армантьере и других, где есть или были социалистические городские думы, заработная плата ужасно низка. В Арденнах тоже самое, хотя там и были основаны многочисленные профессиональные союзы, но совершенно поглощённые политикой, они не могли вести успешную борьбу с предпринимателями.

Ко всем этим недочётам демократизм прибавляет ещё один самый важный: прогресс, как доказывает всё историческое прошлое человечества, совершается усилиями революционного меньшинства. Демократизм же ведёт к подавлению сознательного меньшинства бессознательным или малосознательным большинством. Следовательно, демократизм со своим правом всеобщего голосования и с политическим господством народа стремится укрепить экономическое рабство рабочего класса.

Уклонение рабочего экономического движения с верного пути могло быть только временным. Профессиональное объединение трудящихся не есть объединение, созданное искусственным путём; оно зарождается и развивается неизбежно во всякой среде, где есть наёмные рабочие и предприниматели. Объединение трудящихся встречается и в древности, и в средние века, и в наше время. Но везде это объединение было подавляемо привилегированными классами, боявшимися распространения таких союзов, но никакие запреты и гонения не могли искоренить у рабочих стремления к профессиональной организации. Под той или другой формой, под тем или иным названием, профессиональные союзы рабочих продолжали жить и развиваться.

Прогресс, как доказывает всё историческое прошлое человечества, совершается усилиями революционного меньшинства. Демократизм же ведёт к подавлению сознательного меньшинства бессознательным или малосознательным большинством.

Нечего удивляться, что профессиональный союз обладает такой жизненностью, полное уничтожение таких организаций невозможно даже по тому одному, что для этого потребовалось бы уничтожить одновременно и всё общество. Буржуазия вынуждена была признать за рабочими право союзов и профессиональной свободы. И это право было добыто рабочими упорной борьбой.

Продолжение следует

Работа «Основы синдикализма»:

Часть 1. «Профессиональный союз является органической клеткой всякого общества»

Часть 2. «Кто хочет быть потребителем, тот должен стать производителем»

Читайте также:

Эмиль ПУЖЕ: «Синдикат не руководствуется эгоистическими целями»

Алексей БОРОВОЙ: «В синдикализме рабочий — творец»

Юбер ЛАГАРДЕЛЬ. Интеллигенция и синдикализм

Алексей ЭТМАНОВ: «Профсоюза вне политики не бывает»

Дмитрий ТРУДОВОЙ: «Активист профсоюза должен быть безбашенным»