23 ноября 2017

Виолета ТОМИЧ: «В Словении дух самоуправления не исчез»

Доктор исторических наук, профессор факультета международных отношений Руслан КОСТЮК

На постюгославском пространстве радикальные левые не пользуются сегодня большим влиянием. Пожалуй, только в Словении силы, находящиеся левее социал-демократии, организованно представлены в парламенте. Мы беседуем с заместителем координатора партии «Левица» («Левая»), руководителем партийной фракции в Национальном Собрании Словении Виолетой Томич.

Руководитель фракции партии «Левица» в Национальном Собрании Словении Виолета Томич 

Руслан КОСТЮК. Уважаемая госпожа Томич, в июне в вашей стране образовалась единая левая партия — «Левица». Не могли бы Вы сказать, что предшествовало этому событию?

Виолета ТОМИЧ. Уже с 2014 года в нашем национальном парламенте действовала депутатская группа «Объединённых левых» (ОЛ). Эта трёхпартийная коалиция была создана к законодательным выборам 2014 года, на которых она набрала немногим менее 6% голосов, почти столько же, сколько и партия «Социал-демократы», до этого доминировавшая в левом движении Словении.

Виолета Томич: Мы является сторонниками нового креативного социализма, социализма XXI века.

ОЛ был электоральным союзом моей партии — Партии за устойчивое развитие Словении (ПУРС), Инициативы за демократический социализм (ИДС) и небольшой Демократической лейбористской партии. Мы действовали на уровне коалиции как в масштабе всей Словении, так и на муниципальном или районном уровнях, где наши товарищи также избирались советниками. Но «национальную силу» нам придали именно результаты парламентских выборов-2014, после которых ОЛ получили шесть депутатских мандатов.

Переговорный процесс объединения занял полтора года, надо было подготовить уставной и программный документ, получить поддержку рядовых членов наших объединений и согласовать коллективные руководящие органы. Немалую методологическую поддержку мы получили от Партии европейских левых (ПЕЛ), которой принадлежим в Европейском Союзе (ЕС).

В конечном счёте, объединительный процесс завершился успехом. Учредителями новой партии, «Левицы», стали ИДС и ПУРС, но туда вошли также отдельные независимые активисты молодёжного, социального и рабочего движения. Я уверена, это был шаг в правильном направлении; шаг, призванный повысить авторитет и привлекательность левой идеи в словенском государстве.

Если говорить о идейно-политических основах ОЛ, а ныне «Левицы», что следует здесь особенно подчеркнуть?

Прежде всего то, что мы является сторонниками нового креативного социализма, социализма XXI века. С уважением относясь к старой социал-демократической традиции, революционным преобразованиям прошлого (включая революцию 1917 года в вашей стране, но учитывая и ошибки и недостатки, которые были ей присущи) или югославской модели самоуправляющегося социализма, мы отдаём себе отчёт в том, что все прежние модели имели ограничения и не смогли обойти исторических тупиков. В некоторых случаях реальная практика их реализации очень сильно отличалась от гуманистических идеалов социалистической перспективы.

Виолета Томич: Исторически в Словении имеется хорошо подготовленный, обученный рабочий класс, даже сегодня у нас промышленный сектор даёт свыше трети национального богатства. 

Наша молодая партия, «Левица», вписывается в восприятие гуманного демократического социализма, что в нынешних условиях не тождественно социал-демократическому мировоззрению. Мы разделяем принципы демократии участия, устойчивого развития и уважения природы, самоуправления, эгалитаризма и миролюбия. Человеческое общество далеко от совершенства, но это лишь означает, что задачи тех, кто относит себя к левым не в разрушении, а в преобразовании — у себя дома или в масштабе Европы. Вот почему «Левица» без колебаний присоединилась к Партии европейских левых и приняла участие в недавнем Марсельском форуме европейских прогрессивных левых: мы выступаем за трансформацию также на интернациональном уровне, поскольку убеждены — сегодняшний мир очень взаимозависим, и от соотношения сил в Европе, в мире зависит благополучие отдельно взятых стран и народов.

Я хотел бы узнать Вашу точку зрения: почему из всей бывшей Югославии на сегодня лишь в Словении заметна деятельность радикальной левой политической силы?

Нет, мы не претендуем на монополию; схожая нам по ценностям партия действует, например, в соседней Хорватии. Но я думаю, Вы правы, потому что на парламентском уровне в масштабах экс-Югославии видят только словенский пример. И это удивляет некоторых иностранных журналистов, поскольку по всем рейтингам наша небольшая страна считается самой процветающей на всём пространстве посткоммунистической части Европы.

Виолета Томич: В Словении всё ещё немало бедных людей, у нас давно не повышался минимальный размер оплаты труда, безработица среди молодёжи если и сократилась по сравнению с кризисным пиком, всё ещё высокая.

Я не буду оспаривать эту точку зрения, потому что, действительно, в терминах макроэкономической логики и соотношения зарплат, нынешнего стабильного экономического роста это утверждение кажется верным. Но если сравнить нас с нашими прямыми альпийскими соседями, итальянцами и особенно австрийцами, то тогда приходят иные размышления. В Словении всё ещё немало бедных людей, у нас давно не повышался минимальный размер оплаты труда, безработица среди молодёжи если и сократилась по сравнению с кризисным пиком, всё ещё высокая.

Но есть и иные объяснения. Исторически в Словении имеется хорошо подготовленный, обученный рабочий класс, даже сегодня у нас промышленный сектор даёт свыше трети национального богатства. И на местном уровне, поверьте, в Словении ещё сохранились коллективные предприятия. То есть в Словении дух самоуправления не исчез. У нас много студентов, не разделяющих ценности консерватизма или безбрежного либерализма. Вообще, координатор «Левицы» Лука Месеч — сам молодой человек, ему 30 лет. Иными словами, имеется достаточная социальная база для деятельности такой партии, как наша.

В зарубежной левой прессе я читал, что ещё в рамках коалиции ОЛ вы отдавали приоритет не столько парламентской работе, сколько внепарламентским методам борьбы…

Я тут скажу, что нужно уметь успешно сочетать эти формы. Ведь если партия не имеет своих парламентариев, как она будет пытаться отстаивать свои принципы и привлекать новых сторонников? Но это правда — мы не зацикливаемся на работе в Национальном Собрании.

Виолета Томич: Мы проводим гражданскую кампанию, одновременно поддержанную левой прессой и левыми депутатами Национального Собрания, требуя от закрыть т. н. налоговые гавани, благодаря которым за все годы независимой Словении из страны утекли более 50 миллиардов евро.

В качестве примеров наших социальных действий я Вам приведу несколько, относящихся как раз к самым последним месяцам. Мы организовали национальную кампанию за возмещение студентам сумм, которые они перечисляли в фонды медицинского страхования. «Левица» стояла у истоков общенациональной петиции с требованием повысить до 700 евро минимальный размер оплаты труда в Словении, сегодня составляющий 613 евро. Это позор — даже пожарные в некоторых сельских районах зарабатывают в нашей стране ниже 700 евро в месяц! Подобное увеличение оплаты труда сразу коснулось бы до 120 тысяч словенцев.

Мы проводим гражданскую кампанию, одновременно поддержанную левой прессой и левыми депутатами Национального Собрания, требуя от закрыть т. н. налоговые гавани, благодаря которым за все годы независимой Словении из страны утекли более 50 миллиардов евро. Также мы, будучи последовательно интернационалистской партией, выступаем против случаев немотивированных высылок их Словении беженцев, оказавшихся здесь по гуманитарным обстоятельствам… Если Вы и Ваши друзья найдёте возможность и время посетить Словению, Вы смогли бы на деле увидеть, что активная гражданская активность и парламентская работа «Левицы» могут идти рука об руку.

Как я понимаю, внешнеполитическая линия, защищаемая «Левицей», для словенского истеблишмента считается «антисистемной»?

Это так, потому что мы смело говорим то, что думаем. Мы выступаем за глубокую трансформацию Европейского Союза, который должен стать союзом народов и наций, а не бюрократов и владельцев капитала. Прежде всего надо ставить на социальное измерение европейской интеграции, не забывая о том, что надлежит покончить с пресловутым дефицитом демократии в Союзе. Вместе с тем, я как человек, ещё хорошо помнящий козыри старой югославской дипломатии, убеждена, что запираться в европейскую скорлупу было бы опасным самообманом. Мы можем и должны развивать дружеские отношения с Россией, иметь свою позицию на средиземноморском направлении, не забывать о феномене «поднимающихся» государств.

Виолета Томич: Мы выступаем за глубокую трансформацию Европейского Союза, который должен стать союзом народов и наций, а не бюрократов и владельцев капитала. 

Нас не любят «системные» партии, потому что мы твёрдо занимаем позицию против принадлежности Словении НАТО. Почему сегодня, когда нашему государству никто реально не угрожает, мы должны жить в ситуации риска, опасаясь, что словенские солдаты могут положить свои жизни вдалеке от своей родины за интересы заокеанского «хозяина» НАТО? Ни я, ни мои товарищи — мы не имеем ответа на этот вопрос.