5 июня 2017

Юлкер РАДЗИВИЛЛ: «Социал-демократия может и должна обновляться»

Руслан КОСТЮК, доктор исторических наук, профессор факультета международных отношений СПбГУ

В сентябре в Германии состоятся парламентские выборы, результаты которых, без преувеличения, имеют общеевропейское значение. К выборам в Бундестаг уже вовсю готовятся ведущие левые партии ФРГ. Наша сегодняшняя собеседница — депутат берлинского земельного парламента, представительница Левого демократического форума (ЛДФ)-21, объединяющего левую тенденцию Социал-демократической партии Германии (СДПГ) Юлкер Радзивилл.

Депутат берлинского парламента, представительница Левого демократического форума (ЛДФ)-21, объединяющего левую тенденцию Социал-демократической партии Германии (СДПГ) Юлкер Радзивилл

Руслан КОСТЮК. Прежде всего, я думаю, нашим читателям будет интересно, если Вы вкратце расскажете о Левом демократическом форуме.

Юлкер РАДЗИВИЛЛ. Социал-демократическая партия — это народная партия с длинной историей, исторически объединяющая в своём общем доме социалистов и социал-демократов с разной политической философией и разными традициями. В ней всегда было место тем, кого относят к левой социал-демократии, при всей её исторической эволюции за последние полтора века.

В новом тысячелетии нашу традицию представляет Левый демократический форум – 21. Это децентрализованная и федеративная структура клубного типа внутри СДПГ. ЛДФ-21 окончательно оформилась в период канцлерства Герхарда Шрёдера, когда рядовые члены, активисты среднего звена или депутаты были обеспокоены тенденцией к эволюции партии в сторону центра. Те, кто в СДПГ не только защищают социалистическую традицию, отстаивают неомарксистский анализ, но также имеют комплексные и принципиальные предложения по модернизации всей Социал-демократической партии, в итоге объединились в этот форум.

Мы просто не можем добиться реализации своих социал-демократических принципов, возьмём ли мы вопрос защиты труда или налоговой политики, будучи младшими партнёрами христианских демократов.

Я не скрою, что уход из партии Оскара Лафонтена и его ближайших сподвижников явился мощным ударом по левому крылу в германской социал-демократии, но она выжила и даже закалилась. Более того: сейчас как никогда полезность и востребованность ЛДФ-21 очевидна. Это моё личное мнение, но его разделяют многие наши товарищи. Потому что прежняя тактика федерального руководства работает всё хуже. Мы просто не можем добиться реализации своих социал-демократических принципов, возьмём ли мы вопрос защиты труда или налоговой политики, будучи младшими партнёрами христианских демократов. Но то, что наши товарищи заявляют уже много лет, кажется, становится всё более понятно в партийных рядах. Через местные ячейки СДПГ, региональных и федеральных депутатов, через партийную прессу и социальные сайты мы доносим свою позицию до активистов СДПГ и до всего общества.

Приближаются сентябрьские выборы в Бундестаг. Кажется, что фаворитом на них является блок Христианско-демократического Союза (ХДС) и Христианско-социального союза (ХСС). На ваш взгляд, какие сюжеты будут реально доминировать в этой электоральной кампании.

Я думаю, вы знаете, что по меркам Европейского Союза Федеративная Германия представляет собой своего рода полюс стабильности. Это правда, что канцлер Меркель может в качестве козырей предъявить низкую безработицу, высокий уровень занятости, здоровую финансовую систему, макроэкономические бюджетные показатели. Тема массовой волны ближневосточных беженцев сегодня менее актуальна для общества, чем два года назад.

Сила ХДС и госпожи канцлера не только в их властных полномочиях, но зачастую она достигается за счёт слабости политического ответа тех, кто должен им оппонировать.

Я не буду утверждать, что немецкое общество сейчас так же политизировано, как, например, это было накануне воссоединения Германии. Но всегда в период федеральных кампаний мы являемся свидетелями всплеска интереса общественности к тем или иным социальным темам. Уже сегодня я могла среди них назвать проблематику строительства, развития инфраструктурных проектов, соотношения социальных отчислений и заработной платы, уровня социальных пособий, будущего немецкого среднего и высшего образования. Как видите, это те темы, по которым есть что сказать всем левым силам и особенно социал-демократам. Сила ХДС и госпожи канцлера не только в их властных полномочиях, но зачастую она достигается за счёт слабости политического ответа тех, кто должен им оппонировать. 

Левые социал-демократы в различных социалистических партиях Европы обыкновенно являются сторонниками единства левых сил, создания левых правительственных коалиций. Хотелось бы выяснить точку зрения ЛДФ-21 на этот сюжет.

Вы правы. Но если бы только от нашего убеждения и желания это зависело, новейшая история Федеративной Республики развивалась немного по-другому. Я напомню, что и в 2005 году, и четыре года назад наш форум при обсуждении в партии вопроса о «Большой коалиции» высказывал негативную позицию. Мы отдаём себе отчёт, что блок ХДС/ХСС уже не является той силой, которой он был в середине ХХ века или даже при Гельмуте Коле. Кстати, дрейф христианских демократов к центру уловило общество; отсюда мы видим солидную электоральную поддержку этого альянса и лично высокий персональный авторитет Меркель.

Но мы подчёркивали и подчёркиваем: если социал-демократы намерены осуществлять свою повестку, у них есть другой, более адекватный вариант коалиционных партнёров. Левый демократический форум считает таковыми «Зелёных» и партию «Левые». Мы имеем уже продуктивный опыт такого тройственного партнёрства в Тюрингии и с прошлого октября в столице Германии — Берлине. Как депутат столичного парламента, я понимаю всю сложность такого союза, даже его конфликтность. Однако политики с близким левой социал-демократией мировоззрением есть и у «Союза-90 / Зелёных», и внутри «Левых». И не только в Берлине.

Дрейф христианских демократов к центру уловило общество; отсюда мы видим солидную электоральную поддержку этого альянса и лично высокий персональный авторитет Меркель.

Когда мы говорим о повышении заработной платы, о новых инъекциях в образование, медицину, систему социального обеспечения, о новой экологической политике, о более гуманном и заботливом отношении к иммиграции, о необходимости перед лицом международных кризисов заняться ремоделированием внешней политики, при всех естественных разногласиях, вариант красно-красно-зелёного правительства с участием названных трёх партий является хорошим выбором. Единственное, я и мои товарищи опасаемся, что для заключения этого союза фатальным образом упущено время.

Когда ваша партия выдвинула в качестве кандидата в канцлеры Мартина Шульца, вскоре избранного председателем СДПГ, электоральный рейтинг СДПГ пошёл резко верх. Но сейчас опросы показывают уже другую тенденцию…

Социал-демократическая партия за последние десять-двенадцать лет понесла большие, даже жестокие потери. Это относится к падению численности её рядов, к электоральному провалу. Те, кто хорошо знают историю ФРГ до объединения, они в курсе того, что СДПГ располагала гораздо более мощной социальной базой, нежели сейчас.

Безусловно, имеется множество причин, почему в последние десять лет произошло это стремительное падение, тут есть объективные причины социологического характера тоже. Но тем, кто участвует в работах ЛДФ-21, очевидно, что избиратели и партийные активисты стали покидать СДПГ потому, что разуверились в партии. Наша главная, я бы сказала — фундаментальная, задача состоит в том, чтобы вернуть их обратно, заставив поверить в то, что восстановление СДПГ как мощной народной левой партии возможно.

Социал-демократическая партия за последние десять-двенадцать лет понесла большие, даже жестокие потери.

Когда в ситуации кризиса меняют лидера, можно представить себе, что сам этот эффект играет в пользу партии. Мартин Шульц к тому же обладает личными компетенциями, которые помогли ему вести эту кампанию. Он стал говорить о том, что СДПГ постарается попрощаться с ошибками прошлого и готова предложить работающим согражданам, пенсионерам, молодым, женщинам свой вариант ответственной социальной альтернативы…

Да, по итогам некоторых земельных выборов мы видим, что этот подъём оказался очень проблемным и неудача в исторически социал-демократической земле — Северном Рейне-Вестфалии — это очень серьёзный урок. Но он лишь показывает, что дело не только в первом лице кампании, что вся партия должна прийти в движение и — если хочет выиграть — СДПГ обязана показать избирателям новизну, творческий подход и уверить германских граждан в том, что её видение будущего может быть лучше, чем у христианских демократов.

В «Большой коалиции» СДПГ отвечает за внешнюю политику. Мы видели попытки Штанмайера и Габриэля не допустить деградации отношений с Россией, но вынуждены признать, что и политические, и экономические отношения ФРГ с Россией сегодня переживают глубокий упадок. Вы видите с точки зрения СДПГ альтернативу такой ситуации.

Безусловно. Все мы знаем, что сама восточная политика Германии всё ещё определяется импульсом, заданным социал-демократами, а именно — благодаря Вилли Брандту, который до конца жизни понимал, сколь важен советский (российский) фактор для Германии. Левая социал-демократия исторически поддерживала этот курс и, я бы ещё добавила, вносила свой посильный вклад в его продвижение в 1970-1980-е годы, и уже позже, в период канцлерства Герхарда Шрёдера.

Надлежит более энергично задействовать арсенал культурной дипломатии и потенциал неправительственных организаций.

Левый демократический форум имеет свой собственный подход к политике относительно России, событиям вокруг Украины и т. д. Если кратко, он заключается в том, что, признавая участие Германии в политике всего Европейского Союза по отношению к России, мы считаем, что история диктует нам необходимость действовать более энергично и смело. Здесь нельзя оглядываться постоянно на Брюссель или фактор Атлантического договора. У нас есть давние и очень выгодные экономические связи с Россией, находящиеся сейчас в состоянии падения.

Также мы убеждены, что надлежит более энергично задействовать арсенал культурной дипломатии и потенциал неправительственных организаций. Можно и дальше много рассуждать о том, что нам не импонирует во внутренней политике Кремля и что мы считаем недопустимым в его внешней политике. Но я помню, что уже один раз в истории, более ста лет назад, германская социал-демократия совершила фатальную ошибку, допустив всемирную войну… Вот почему сегодня именно на СДПГ лежит громадная историческая ответственность за дело продвижения мира.

Сегодня мы видим, что в разных социалистических партиях в Западной Европы происходит усиление позиций левых тенденций. Хотелось бы услышать Ваш комментарий на эту тему и понять, каковы у ЛДФ-21 связи с единомышленниками в других странах Европы.

То, что Вы отмечаете, соответствует действительности. Наша оценка в данном случае прямая: усиление левого направления в социал-демократии есть ответ на тупики и заносы социал-либерализма. Естественно, нас не могут на радовать такие события, как победа Джереми Корбина в Лейбористской партии, сенсационный успех лично мне знакомого и очень симпатичного политика Бенуа Амона на праймериз французских социалистов или ещё недавняя громкая победа близкого к нам по отстаиваемым позициям Педро Санчеса в ИСРП.

Да, если сейчас не имеется явных общих организационных рамок для данных течений в Европейском Союзе, хотя они (возможно, Вы знаете об этом) задумывались более 15 лет назад, всё равно мы стараемся поддерживать двухсторонние контакты как с единомышленниками в этих партиях, так и с левыми социал-демократами и левыми социалистами в странах Европейского Севера, Австрии, Бельгии. И я хочу сказать, что там тоже, пусть чуть более медленно, имеет место более левая волна.

Усиление левого направления в социал-демократии есть ответ на тупики и заносы социал-либерализма.

Мы разделяем общую приверженность партисипативной демократии, мы отстаиваем социальную ориентацию европейской интеграции, внутри Партии европейских социалистов левые тенденции защищают концепцию более справедливой, демократической и ответственной Европы. Мы имеем близкие по духу подходы к экологической теме. Наконец, нас также объединяет пацифизм и антимилитаризм, на этих принципах базировались наши взгляды уже многие десятилетия.

Оспаривая социал-либерализм и технократизм, утвердившийся во многих партиях левого центра как генеральное направление, мы в Левом демократическом форуме-21 твёрдо убеждены: социал-демократия может и должна обновляться, чтобы стать своей, стать привлекательной для молодёжи, для новых поколений избирателей. Такая социал-демократия XXI века, уверена, может снова побеждать.