26 июля 2016

Жан-Люк МЕЛАНШОН: «Мы продолжаем верить в гражданскую революцию»

Основатель Левой партии (ЛП) европейский депутат Жан-Люк МЕЛЕНШОН

Основатель Левой партии (ЛП), депутат европарламента Жан-Люк Меланшон

До президентских выборов во Франции чуть менее года и реальная борьба партий и тенденций уже началась. На выборах 2012 года почётное четвёртое место с 11,1% голосов в первом туре занял кандидат Левого фронта (ЛФ) и основатель Левой партии (ЛП), депутат европарламента Жан-Люк МЕЛАНШОН. Сегодня известный европейский левый политик отвечает на вопросы обозревателя Sensus Novus – доктора исторических наук, профессора факультета международных отношений Руслана КОСТЮКА.

Руслан КОСТЮК: Дорогой Жан-Люк, похоже, идея с проведением общих левых первичных выборов для определения единого кандидата умерла?

Жан-Люк МЕЛЕНШОН: Я сам никогда не был сторонником такой формы выдвижения кандидата, как «праймериз». Это американская политическая традиция, мало пригодная для Франции и Европы в целом, да и к тому же закрепляющая в обществе идею президентства. Да, мы привержены единству левых и прогрессивных сил, но при наличии левой программы и подлинно левой политики.

С мая 2012 года правительство Социалистической партии (СП) осуществляет открыто социал-либеральную, антисоциальную политику. Политика нынешнего правительства Манюэля Вальса усиливает социальное насилие и напряжённость в нашем обществе, тогда как новый Закон о труде лишь показывает, что руководящая социалистическая команда не обладает больше авторитетом даже в своей политической семье. В этих условиях ни моя партия, ни коммунисты, ни экологическое объединение не могли поддержать предложение, исходящее от Жана-Кристофа Камбаделиса, 1-го секретаря СП.

На выборах 2012 года Жан-Люк Меланшон занял почётное четвёртое место с 11,1% голосов в первом туре / ©Francois Lafite/Wostok Press France, Lille 27. 03. 2012

На выборах 2012 года Жан-Люк Меланшон занял почётное четвёртое место с 11,1% голосов в первом туре / Francois Lafite / Wostok Press, France, Lille 27. 03. 2012

Лишь фарисейское политиканство заставило верхушку Социалистической партии продвигать идею «левых праймериз»: они осознают, что их «натуральный кандидат» сегодня даже не в состоянии претендовать на выход во второй тур. Было бы обманом, мошенничеством по отношению к французам, к нашим сторонникам, вначале в парламенте и на улицах требовать отмены антисоциальных законов, таких, как «закон эль-Хомри»(Закон о труде назван по имени министра труда Мириам эль-Хомри), требовать гражданской социальной мобилизации, чтобы потом в тиши кабинетов подписать с социалистами «президентский пакт» и торговать избирательными округами.

Лишь фарисейское политиканство заставило верхушку Социалистической партии продвигать идею «левых праймериз»: они осознают, что их «натуральный кандидат» сегодня даже не в состоянии претендовать на выход во второй тур.

Кроме того, я осознаю, что кто бы ни был будущим социалистическим кандидатом, президент Олланд, Вальс или министр Макрон — это лишь штрихи социал-либерализма. Я могу пожелать успеха своему давнему товарищу и нашему общему другу Жерару Филошу, но будем реалистами: сегодня не «фрондёры» делают игру в СП.

Если говорить о радикальном левом спектре, то на сегодня здесь единства мы не наблюдаем…

5 июня мы вывели не менее десяти тысяч сторонников на Пляс де Сталинград и этим показали свою решимость вступить в президентскую борьбу. Я никогда не страдал «президентской болезнью» величия, но я вынужден был вступить в битву-2017, видя глубокое разочарование левого народа в политике исполнительной власти и осознавая, что на данный момент силы радикальной левой оказались не на высоте своих исторических задач.

Мы осознаём в Левой партии, что ЛФ находится в состоянии системного кризиса, «Зелёные» атомизированы, а традиционные крайне левые оказались в состоянии забвения. Мы готовы с нашими партнёрами из ФКП и движения «Вместе» искать пути к переформотированию Левого фронта. Без вопросов! В то же время я вижу лимитированность прежних построений и настаиваю на будущем для гражданского надпартийного и базирующегося на индивидуальном членстве движения «Непокорённая Франция».

Мы осознаём в Левой партии, что ЛФ находится в состоянии системного кризиса, «Зелёные» атомизированы, а традиционные крайне левые оказались в состоянии забвения. Мы готовы с нашими партнёрами из ФКП и движения «Вместе» искать пути к переформотированию Левого фронта. Без вопросов!

Мы исходим из того, что нам нужно объединить всех тех, кто не хочет для Франции закона крупного капитала и Европейской Комиссии, господства олигархии, как национальной, так и трансъевропейской. В апреле 2012 года я имел честь, защищая цвета ЛФ, получить 4 миллиона голосов. Без фантазий, я верю, что в следующем году я могу рассчитывать на большее, вплоть до 8 миллионов голосов. Потому что французское общество находится в гневе, оно ищет выход и этот выход может и должен — в наших глазах — быть левым!

Безусловно, мы нуждаемся в поддержке ФКП и «Вместе», в их активистах, их профессионализме, их талантах. То же самое я говорю о тех социалистах, которые решатся разорвать с загнивающей СП. Мы будем ждать их дальнейших решений, но я уже получил немало голосов поддержки от руководителей коммунистических федераций в департаменте, открытую поддержку оказала бывший Национальный секретарь коммунистической партии, депутат Мари-Жорж Бюффе.

Я понимаю, что вопрос о соотношении сил в правом лагере имеет к Левой партии непрямой характер, и тем не менее было бы интересно узнать Вашу точку зрения на ситуацию у «Республиканцев».

Жан-Люк Меланшон: "Мы исходим из того, что нам нужно объединить всех тех, кто не хочет для Франции закона крупного капитала и Европейской Комиссии, господства олигархии, как национальной, так и трансъевропейской"

Жан-Люк Меланшон: «Мы исходим из того, что нам нужно объединить всех тех, кто не хочет для Франции закона крупного капитала и Европейской Комиссии, господства олигархии, как национальной, так и трансъевропейской»

В самом деле, это не моё аббатство. Но мы настроены на решительную борьбу с реваншем правых, который может стать лишь реакцией на безвольную и неамбициозную политику Франсуа Олланда и кабинетов Эйро и Вальса. Нужно очень чётко понимать, что в случае возвращения к власти «Республиканцев» через год Францию будут ожидать новые и более сильные ультралиберальные перспективы.

Именно Николя Саркози является в моих глазах лидером французской правой и наиболее реальным её кандидатом на следующих президентских выборах.

Я никогда не верил опросам и обычно оказывался прав. Да, они уже много времени дают пальму первенства мэру Бордо Алену Жюппе, это известно. Но — внимание: Жюппе, если он нравится некоторым фракциям крупного патроната и масс-медиа, а также бесхребетным центристам, столкнётся с жесточайшей конкуренцией со стороны Николя Саркози. У «Республиканцев» прежде всего будут голосовать, это моё мнение, идейно мотивированные консерваторы. И их выбором будет не Жюппе, но Саркози.

Я не предложу Вам пари, но моё мнение состоит в том, что именно Николя Саркози является в моих глазах лидером французской правой и наиболее реальным её кандидатом на следующих президентских выборах. Этот вариант был бы наиболее опасным для мира труда и для ассоциативного сообщества, поскольку Саркози является наиболее решительным в том, что касается разрушения «социальной Франции».

Как и Франсуа Миттеран, я верю в социальную Европу, но сегодня ЕС является той организацией, которая отвергает всё социальное. Мы должны покинуть НАТО, затормозить переговоры между ЕС и США о партнёрстве; нужно пересмотреть отношения с Соединёнными Штатами…

Однако мы не можем и не будем забывать и об иной опасности, с крайне правой стороны. Национальный фронт уже последовательно выиграл три электоральные кампании национального масштаба. Это не шутка. Вот почему в 2017 году мы должны организовать боевое противодействие как «классической» правой, настроенной на демонтаж социальных обязательств государства, так и крайне правым, идеи которых опасны, гнусны и отвратительны.

С какими магистральными идеями пойдёт ваша команда на выборы-2017?

Это ясно: без наличия проработанного и понятого обществом проекта победить невозможно. Этим летом я активно работаю вместе с известными французскими экспертами — экономистами, специалистами в финансовой сфере, юристами — над будущей программой. Тем не менее, эскиз уже имеет место. Прежде всего, как и четыре года назад, следует сказать: это народ должен начать путь перемен. Мы, если остаёмся левыми, продолжаем верить в гражданскую революцию, которая станет мирным и демократическим средством повернуть, покончить со страницей тирании финансовой олигархии и касты, которая ей служит.

Я всю свою политическую жизнь боролся с этим молохом — с Пятой Республикой. Я хотел бы быть последним президентом Пятой Республики. Это означает, нашу тотальную приверженность модели Шестой — парламентской и партисипативной республики. Гражданская революция будет означать полноценную, живую демократию на всех уровнях принимаемых решений.

Жан-Люк Меланшон: "Я всю свою политическую жизнь боролся с этим молохом - с Пятой Республикой. Я хотел бы быть последним президентом Пятой Республики. Это означает, нашу тотальную приверженность модели Шестой - парламентской и партисипативной республики"

Жан-Люк Меланшон: «Я всю свою политическую жизнь боролся с этим молохом — с Пятой Республикой. Я хотел бы быть последним президентом Пятой Республики. Это означает, нашу тотальную приверженность модели Шестой — парламентской и партисипативной республики»

Но сегодня французы более обеспокоены деградацией своего экономического положения и вытравливанием их социальных прав. Поэтому мы пойдём на твёрдые меры, способные положить конец обнищанию народных и средних классов. Я также убеждён, что нужно изменить модель потребления в соответствии с нормами экологического планирования.

Предстоят коренные изменения внешнеполитического характера. Нужно иметь смелость, учитывая реальное соотношение сил в Европе, выйти из тех европейских договоров, которые мешают осуществлять государственную поддержку экономики. Как и Франсуа Миттеран, я верю в социальную Европу, но сегодня ЕС является той организацией, которая отвергает всё социальное. Мы должны покинуть НАТО, затормозить переговоры между ЕС и США о партнёрстве; нужно пересмотреть отношения с Соединёнными Штатами, освободить их всей зависимости прошлых лет… Я убеждён: Франция имеет громадные «месторождения» занятости, изобретательности и экономического прогресса — не только для себя, но её новая модель развития могла бы стать полезной всему человечеству.

Народ должен начать путь перемен. Мы, если остаёмся левыми, продолжаем верить в гражданскую революцию, которая станет мирным и демократическим средством повернуть, покончить со страницей тирании финансовой олигархии и касты, которая ей служит.

Во время нашей встречи в Лиссабоне в апреле 2014 года, я помню, Вы выражали опасения, что ухудшение отношений между Европой и Россией из-за украинских событий может иметь тяжёлые последствия. Прошло уже более двух лет, и мы видим, увы, что «санкционная война» продолжается. Что нужно предпринять, чтобы уйти от этого?

Да, я помню, я тогда говорил, что, если Крым не достался США и НАТО, то это здорово. Я сейчас также убеждён: Европейский Союз во многом провоцировал поведение Кремля в Украине, но определяющим тут был фактор НАТО и ещё более — Соединённых Штатов.

«Холодная война» не должна повториться. Не нужно поощрять североамериканскую стратегию в отношении России, надлежит срочно покончить с политикой экономических санкций, желанием изолировать вашу страну. Это желание отвратительно и абсурдно.

Для всех сторонников социального прогресса во Франции заигрывание с НФ является оскорблением, но главное, это порочит имидж отдельных российских деятелей и во Франции, и во всей Европе.

В наших глазах нетерпимым является продолжающееся падение объёма франко-российских торговых отношений. Как член Европейского парламента, я считаю большой ошибкой прекращение регулярного политического диалога на уровне ЕС-Россия и между двумя нашими государствами. Это тем более нелепо, когда в Сирии Франция и Россия нуждаются друг в друге. К огромному сожалению, господин Олланд оказался не способен к проведению сильной политики в отношении российского государства.

Я поэтому понимаю, что в Москве на высшем уровне ожидают победы иного лагеря в 2017 году. Я ещё могу понять такие ожидания в отношении правых, поскольку, действительно, история последних десятилетий показывает, что отношения Франции и России шли более интенсивно, когда в Елисейском дворце, начиная от Де Голля, находились правые президенты. Но у меня и моих соратников вызывает большое удивление то, что часть российской властной элиты делает ставку на «Национальный фронт». Я не говорю о том, что победа мадам Лё Пен в следующем году невозможна, но нельзя забывать, что у истоков её партии стояли настоящие ревизионисты, фашисты, вишисты и даже те, кто не погиб в битве под Сталинградом. Для всех сторонников социального прогресса во Франции заигрывание с НФ является оскорблением, но главное, это порочит имидж отдельных российских деятелей и во Франции, и во всей Европе.

Читайте также:

Руслан КОСТЮК. Французский Левый фронт зовёт к «гражданской революции»