12 октября 2013

Джанлука ИАННОНЕ: «Правое и левое — устаревшие взгляды на политику»

Колен ЛИДДЕЛ

Джанлука Ионноне

Джанлука Ионноне

«Каза Паунд» (“Casa Pound” — «Дом Паунда») — итальянское политическое движение, взявшее в название имя американского поэта и сторонника фашизма Эзры Паунда. Но него навешивают ярлыки, вроде «экстремисты», «расисты» и «неофашисты». Однако это движение, основанное в 2003 году, на самом деле — более сложное и интересное явление, особенно с точки зрения альтернативных правых. Это движение строится на принципах коллектива и инициативы снизу в политике, сосредотачиваясь на культуре, создании сообществ и разнообразии деятельности его членов, а также и на традиционной уличной политике. Это интервью было дано Джанлукой Ианноне в начале 2011 года для одной из моих статей.

— «Каза Паунд» — пока не достаточно известная организация в англоязычных странах, даже в кругах политических активистов правого крыла. Не могли бы Вы, Джанлука, рассказать нашим читателям о своём движении? Сколько у вас членов? Какой поддержкой вам удалось заручиться?

— Прежде всего, отождествление «Каза Паунд» с правым движением несколько поверхностное. «Каза Паунд Италия» (КПИ) — это политическое движение, сообщество, организованное для содействия социальному прогрессу. Оно начинается справа и проходит через всю политическую панораму. Правое и левое — по сути, два устаревших взгляда на политику. Мы нуждаемся в рождении нового синтеза. КПИ включает более 4000 участников по всей Италии, но его сторонников и симпатизирующих с каждым днём становится больше… Задумайтесь только: «Блоко Студенческо», наша студенческая организация, получила 11000 голосов в Риме и его провинции, Лацио, на студенческих выборах.

— Пожалуйста, расскажите немного о себе лично и об основных этапах своей жизни.

— Я родился в августе 1973 года и начал политическую деятельность в возрасте 14 лет в рядах “Fronte della Gioventu” (Молодёжном фронте) в Акка Ларенции — одном из округов в окрестностях Рима. С того времени я никогда не переставал быть частью этого мира. Был журналистом с 1999 года, я работал на телевидении и радиостанциях, а также писал в местных газетах о международных конфликтах, о литературе, кино и музыке.

— Почему вы стали политически активистом? Было ли какое-то событие, акция или человек, побудившие вас к политической деятельности?

— Говоря по правде, ничего такого не было. Я думаю, это была просто судьба.

Джанлука Ионноне (второй справа) со своими товарищами

Джанлука Ионноне (второй справа) со своими товарищами

— Каковы основной курс и задачи «Каза Паунд»: как на ближайшее время, так и на долгосрочный период?

— КПИ работает над всем, что касается жизни нашей нации: от спорта до взаимопомощи, культуры, и, конечно же, политики. Что касается спортивного направления, то у нас есть футбольная команда и академия, мы занимаемся хоккеем, регби, боксом, бразильским джиу-джитсу, плаванием с аквалангом, спортивным туризмом, спелеологией и альпинизмом. Относительно взаимопомощи: мы имеем команды первой помощи, мы осуществляем сбор средств для народа, мы обеспечиваем поддержку сиротам и матерям-одиночкам. Телефонная линия «Dillo to CasaPound» («Расскажи это в Каза Паунд») действует в течение 24 часов в сутки для предоставления бесплатных консультаций по юридическим и налоговым вопросам. В сфере культуры: мы поддерживаем авторов и организовываем презентации книг; у нас есть свой художественный клуб, театральная школа, проводим бесплатные уроки игры на гитаре, бас-гитаре и ударных инструментах; мы создали собственное художественное направление под названием -турбо-динамизм, мы имеем собственное издательство, десятки магазинов и сайтов. В политическом пространстве мы выдвигаем различные законодательные инициативы, такие как Mutuo sociale (социальный заём), Tempo di essere Madri (Время быть матерями). Мы против приватизации водопроводов и многого другого. Говорить о КПИ всегда сложно, поскольку всё это и есть «Каза Паунд». Всё это составляет наши задачи и проекты на данный момент и на тысячелетия.

— Имеете ли вы какие-то весомые связи с группировками или партиями вне Италии?

— Нет.

— Насколько важны идеи Паунда для вашего движения? Почему вы взяли его имя, в название вашего движения?

— Эзра Паунд был поэтом, экономистом и художником. Эзра Паунд был революционером и фашистом. Эзра Паунд был вынужден страдать за свои идеи; его на десяток лет бросили за решётку, чтобы он не мог говорить. Мы видим в Эзре Паунде свободного человека, который дорого заплатил за свои идеи.

Джанлука Ионноне в Кении

Джанлука Ионноне в Кении

Эзра Паунд — имя, которое постоянно связывают с антисемитизмом. Кое-кто склонен автоматически усматривать в обращении к его имени возобновление призывов к антисемитизму. Могли бы вы прояснить позицию «Каза Паунд» в отношении евреев и Израиля?

— Связывать Эзру Паунда с антисемитизмом — значит, полностью искажать действительность. То же самое касается обвинений в этом «Каза Паунд» — это лишено всякого смысла. Это правда, что мы выступаем против политики Израиля в отношении палестинцев, против бомбардировки мирных жителей, против эмбарго на международную торговлю. Говорить это не означает быть антисемитом, это значит — анализировать факты.

— Вы также известны своей антиростовщической риторикой. Большинство вменяемых людей выступают против чрезмерного ростовщичества, однако выступаете ли вы против ростовщичества всех видов? Если нет, то где заканчивается конструктивный кредит и начинается разрушительное ростовщичество?

— Ростовщичество — худшее из всех вещей. Это только голова спрута. Именно оно, ростовщичество, спровоцировало войны, которые сейчас начинаются вокруг Средиземного моря, и которые, в свою очередь, вызвали нелегальную иммиграцию и разруху. Именно оно творит безработицу и долги. Именно оно является угрозой для будущего наших детей, что делает их слабыми и готовыми к резне.

— По моим впечатлением о «Каза Паунд» — это организация, построенная на принципе инициативы снизу, и успешно действующая на «арене уличной политики» с маршами, парадами и мероприятиями, которые в гораздо большей степени развивают идентичность и общность, чем через общепринятые выборы. А в англоязычных странах уличная политика правых имела негативные последствия в прошлом, дав возможность ведущим средствами массовой информации обрисовать в крайне негативном образе Национальный фронт 70-х годов и позже — Британскую национальную партию (БНП). Именно поэтому БНП избегает сейчас улицы как политической арены. Успех вашего движения наталкивает на мысль, что улица является приемлемой политической ареной для правых в Италии. Что вы об этом думаете? Какие именно отличия сделали это возможным?

— Прежде всего, Англия никогда не была фашистским государством. Это составляет большую культурную разницу. Также, я отмечал выше, КПИ работает над десятками проектов, применяя различные методы: от конференций до демонстраций, распространяя информацию и плакаты. Важным является порождение контр-информации и захвата территории. Это и есть фундамент для создания сети сторонников, а не сосредоточение на выборах. На выборах вы становитесь соперником групп с солидным финансированием, и в конечном итоге получаете избранными одного или двух человек, а значит, ничего не можете изменить. Политика для нас — это сообщество. Это вызов, самоутверждение. Для нас политика означает: каждый день становиться лучше. Если мы не видим вас, это потому что вас здесь нет! Именно поэтому мы присутствуем на улицах, в компьютерах, в книжных магазинах, в школах, в университетах, в гимназиях, на вершинах гор и газетных киосках. Именно поэтому мы в культуре, социальной работе и спорте. Это постоянная работа.

На входе в "Каза Паунд" написаны имена тех, кто вдохновляет это движение

На входе в «Каза Паунд» в Риме написаны имена тех, кто вдохновляет это движение

— В силу разницы между Британией и Италией, Вы считаете, что для правых Объединенного королевства лучше избегать уличной политики? В этом контексте, каково ваше мнение о Лиге защиты Англии (English Defence League), группе, которая невозмутимо рассматривает улицу как свою арену или форум?

— Я думаю, что ЛЗА переходит за почву столкновения цивилизаций. У меня лично, как и у «Каза Паунд» в целом, это вызывает чувство отвращения. Если британские правые низведут себя до такого, тогда давайте-ка поговорим о футболе, так будет лучше.

Интервью взял Колен Лиддел для сайта «Альтернативная правая».