17 сентября 2013

Алессандро МОЛОН: «Мы научились слушать народ»

Руслан КОСТЮК, доктор исторических наук, профессор факультета международных отношений СПбГУ

Алессандро Молон, университетский преподаватель истории, депутат Федерального конгресса Бразилии от Партии трудящихся (ПТ)

Алессандро Молон, университетский преподаватель истории, депутат Федерального конгресса Бразилии от Партии трудящихся (ПТ)

Благодаря содействию наших французских товарищей, мы продолжаем серию интервью с представителями ведущих политических партий Латинской Америки. Наш сегодняшний собеседник — Алессандро Молон, университетский преподаватель истории, депутат Федерального конгресса Бразилии от Партии трудящихся (ПТ), ведущей политической силы современного бразильского общества.

— Для тех, кто не только  в Западном полушарии, но далеко за его пределами с сочувствием наблюдает за изменениями в Бразилии, размах июньских народных выступлений стал сильным шоком. Как бы Вы прокомментировали причины столь многочисленных социальных выступлений в крупных городах Бразилии?

Для партий, находящихся у власти в Бразилии, июньские события, пришедшиеся на дни проведения Кубка конфедераций по футболу, также не были ожидаемыми. Рациональный анализ проведён в нашей партии и среди сил, относящихся к президентскому большинству, и я попытаюсь дать целостную оценку происшедшему. Прежде всего, несмотря на реальные позитивные изменения к лучшему, имевшие место и при прежней администрации Лулы, и при Президенте Русеф — я имею в виду заметное снижение нищеты и последовательное уменьшение бедности, курс на ликвидацию «неблагоприятных» районов, качественное улучшение доступа населения к образованию, здравоохранению и переподготовке кадров, устранение имущественных и расовых перегородок в обществе, — в последнее время бразильское государство вошло в не самый благоприятный период развития.

Наш экономический рост застопорился (это касается и промышленных областей), инфляция, наоборот, ускорилась и покупательная способность оказалась в «зоне стагнации». Так называемый «средний класс» дезориентирован, в том числе пропагандой оппозиции: что он получает от нашего правления? Конечно, детонатором выступлений явилось внезапное повышение цен на общественный транспорт в Сан-Паулу, но это всё же — верхушка айсберга.

"Летние вызовы — это были вызовы не только президенту и правительству, не только Партии трудящихся, но и всем тем, кто относит себя к левому политическому спектру, даже если среди активистов социальных движений Сан-Паулу вы найдёте немало крайне левых. Не должно быть никаких иллюзий — ослабление президентского большинства и Партии трудящихся шло бы «под руку» с ослаблением всей бразильской левой"

«Летние вызовы — это были вызовы не только президенту и правительству, не только Партии трудящихся, но и всем тем, кто относит себя к левому политическому спектру, даже если среди активистов социальных движений Сан-Паулу вы найдёте немало крайне левых. Не должно быть никаких иллюзий — ослабление президентского большинства и Партии трудящихся шло бы «под руку» с ослаблением всей бразильской левой»

Если партии «президентского блока» не всегда умело действовали в плане коммуникации с гражданским обществом, наши политические противники использовали все промахи правительства. Я не хочу сказать, что протестные движения в июне были инструментом консервативной оппозиции, но я подчеркну, что она, так же как и откровенно крайне правые группировки, весьма охотно использовала народное разочарование в своих узкокорыстных целях. В то же время, мы сразу дали понять, что готовы к диалогу с обществом.

— Какие, на Ваш взгляд, уроки Ваша партия извлекла на будущее в связи с происшедшим?

— За все те годы, как представители Партии трудящихся находятся в системе исполнительной власти, мы научились слушать народ. Власти отказались от полицейского измерения реакции на манифестации. Когда манифестанты несли лозунг «Я не хочу футбольного мяча, я хочу школу», это побуждает к тому, что нужно уметь вовремя реагировать на гражданский запрос. И наш президент сразу же показала, что она понимает народное настроение. Были приняты принципиальное решение о широкой федеральной дискуссии по политической реформе, в которой нуждается наше общество; также глава государства Дилма Русеф приняла решение о том, чтобы получаемые от продажи нефти излишки из федерального бюджета были перераспределены на нужды образования и здравоохранения, в чём нуждаются особенно проблемные штаты нашей страны. После социальных выступлений был также принят план по реновации общественного транспорта, тогда как спорное решение о повышении цен было отменено.

Если говорить о главном уроке для Партии трудящихся, я бы сказал на этот счёт вот что. Когда десять лет находишься у власти, легко оказаться в застойном положении, оказаться, так сказать, «вне общества». Но Партия трудящихся — живая политическая сила, тесно связанная с обществом тысячами нитей. И мы поняли, что необходимо пользоваться не только наступательной тактикой, но и уметь успешно обороняться. Это очень важно с точки зрения предстоящих политических баталий, всеобщих выборов, намеченных на 2014 год. Политическая инициатива на время может ускользнуть, это нормально для свободного общества. Но если правительственные партии не в состоянии восстановить свои моральные позиции и показать гражданам, что их позиции соответствуют общественному запросу, в будущем это может привести для них к весьма негативным результатам.

— В 90-е годы известный теоретик марксизма Эрнст Мандел сказал, что если у антикапиталистических левых и есть как пример успешная демократическая партия, то это бразильская Партия трудящихся. Ваша партия уже свыше 10 лет является президентской. Скажите, повлияло ли это на внутреннее функционирование ПТ?

«В последнее время бразильское государство вошло в не самый благоприятный период развития. Наш экономический рост застопорился». На фото: Алессандро Молон с президентом Дилмой Русеф

«В последнее время бразильское государство вошло в не самый благоприятный период развития. Наш экономический рост застопорился». На фото: Алессандро Молон с президентом Дилмой Русеф

— Да, я знаком с этими словами и заверяю Вас в том, что не только Эрнст Мандел придерживался этого мнения. Моя партия была основана в 1980 году, она закалилась в борьбе против реакционной военщины и олигархии. С самого начала своего существования мы боролись за более справедливую и демократическую Бразилию, но это подразумевало, что на уровне своей партии мы также должны выстроить особую демократическую организацию.

Изначально мы разрешили существование отдельных внутрипартийных тенденций, со своими печатными органами и представительством в партийных инстанциях. Сейчас немало европейских левых партий формируют свои высшие партийные органы в соответствии с реальным соотношением в их рядах определённых внутрипартийных течений. Отлично, но мы практиковали это ещё в 80-е годы. Партия трудящихся была и остаётся подлинно народной партией, связанной с обществом тысячами нитей, имеющей солидное социальное представительство и крепкие связи с многочисленными социальными организациями — профсоюзными, студенческими, женскими, сельскохозяйственными…

Но нельзя сказать о том, что мы не имеем проблем в своём каждодневном функционировании. Вы знаете наверняка о тех горьких инцидентах, вызванных обвинениями в коррупции по отношению к отдельным деятелям Партии трудящихся на федеральном и региональном уровнях. Власть может испортить отдельных товарищей, но чтобы не заразить весь организм, нужно уметь вовремя избавляться от тех, кто поставил свои личные интересы выше ценностей нашей организации. Сейчас в рядах Партии трудящихся борются более миллиона 400 тысяч человек, я не могу ручаться за чистоплотность всех наших партийцев. Но тот факт, что нам продолжает доверять общество, говорит за то, что партия как целостный организм успешно преодолела испытание властью.

— Что можно сказать о состоянии единства левых сил Бразилии на данном этапе?

— Исторически, с самых первых дней нашей деятельности Партия трудящихся была силой, ориентированной на объединение всех прогрессивных сил нашего федеративного государства. Партия сама по себе является товарищеской организацией, объединяющей левых самых разных взглядов — вы и сегодня найдёте внутри Партии трудящихся марксистов, экосоциалистов, левых христиан, лейбористов, последовательных социалистов и т. д… Именно благодаря ежедневной борьбе на улицах и на производстве, умению действовать в социальном движении и профсоюзах Партия трудящихся превратилась в основную силу бразильской левой и впоследствии закрепила этот статус. Но мы одновременно предложили нашим товарищам — социалистам, коммунистам, трабальистам и другим — самые широкие и разнообразные варианты коалиционного партнёрства на уровне федерации, штатов, муниципалитетов. И мы традиционно выдвигаем единую кандидатуру на выборах президента и губернаторов в большинстве штатов, перед этим договариваясь о едином «правительственном контракте» с нашими партнёрами по левому лагерю.

Летние вызовы — это были вызовы не только президенту и правительству, не только Партии трудящихся, но и всем тем, кто относит себя к левому политическому спектру, даже если среди активистов социальных движений Сан-Паулу вы найдёте немало крайне левых. Не должно быть никаких иллюзий — ослабление президентского большинства и Партии трудящихся шло бы «под руку» с ослаблением всей бразильской левой. Вот почему мы говорим: необходимо укрепить фундамент уже имеющихся соглашений с правительственными левыми партиями. Но этого недостаточно: нужно бороться за единство всех бразильских левых партий, включая Зелёных, в том числе не представленных в правительстве и в президентском большинстве. Только так возможно отстоять прогрессивный путь развития и те социальные завоевания, которые были с трудом достигнуты после первой победы Лулы в 2002-м.

— Многие наблюдатели квалифицируют нынешнюю внешнюю политику Бразилии как весьма энергичную и эффективную. Для Вас как представителя ПТ, можно ли сказать, что современная внешняя политика Вашего государства соответствует ценностям левых сил, которые Вы защищаете?

 — Ваш вопрос достаточно сложен. Я исхожу из марксистского тезиса о взаимосвязанности внутренней и внешней политики. Мы очень хорошо помним, какую реакционную политику во внешней сфере проводили генералы до 1985 года. И тогда их проамериканская внешняя политика полностью соответствовала внутриполитическому курсу. Я могу утверждать, что при президентах Луле и Дилме Русеф Бразилия реализует подлинно самостоятельный внешнеполитический курс, авторитет нашей страны заметно поднялся, Бразилия много сделала для укрепления интеграционных систем в Латинской Америке.

Создание и успешное функционирование УНАСУР — пример реалистичной, прагматичной и в то же время соответствующей нашим глубинным принципам деятельности, направленной на единство стран зоны Южной Америки. Наш голос стал слышен далеко за пределами Западного полушария, участие Бразилии в «Большой двадцатке» или БРИКС способствует укреплению международного авторитета Федеративной Республики.

Мы должны, однако, оставаться реалистами. В президентское большинство в Бразилии входят не только левые партии. Позиции отдельных участников большинства по основам внешней политике могут иметь специфические нюансы — и необходимо учитывать всю эту специфику при реализации международной политики. Поэтому идеологический аспект здесь может временами уходить на задний план.

И если, скажем, мы не разделяем политической философии таких стран, как Япония, Россия или Индонезия, мы понимаем, что развитие отношений с ними — в условиях ставки, сделанной нами на мультилатерализм в международных отношениях (принцип международных отношений, основанных на механизмах многосторонних консультаций и соглашений — прим. ред), — взаимополезный процесс, выгодный бразильцам; так почему же отказываться от этого? Но в целом наши депутаты и сенаторы решительно настроены в защиту основ прогрессивной и эффективной внешней политики, реализуемой исполнительной властью.

Читайте также:

Руслан КОСТЮК. Как ПТ сделала Бразилию «любящим государством»

Дмитрий ЖВАНИЯ. Лула — первый в мире президент из рабочих

Руслан КОСТЮК. Виейра да КУНЬЯ: «Опыт бразильской левой очень успешен»