23 июля 2013

Эмманюэль МОРЕЛЬ: «Социал-демократия переживает немало болезней»

Руслан КОСТЮК, доктор исторических наук, профессор факультета международных отношений СПбГУ

Эммануэль Морель - один из лидеров левого течения французской соцпартии «Сейчас левые»

Эммануэль Морель — один из лидеров левого течения французской соцпартии «Сейчас левые»

Наш сегодняшний собеседник — Эмманюэль Морель, член Национального бюро Социалистической партии (СП), заместитель председателя регионального совета Иль-Де-Франс. Э. Морель — один из лидеров левого течения французской соцпартии «Сейчас левые». И наш разговор касается специфики позиций, занимаемых современными французскими левыми социалистами.

— Эмманюэль, в чём смысл существования левого течения в крупной социал-демократической партии, каковой является французская СП?

— Как человек с дипломированным историческим образованием я мог бы пуститься в историю европейского и французского социалистического движения и показать, что ещё в позапрошлом веке в национальных социал-демократических и рабочих партиях появились свои отдельные, в том числе левые течения. Но я позволю себе не делать этот исторический экскурс и сосредоточусь на дне сегодняшнем. И здесь я хочу сказать, что социал-демократия, социалистическое движение и  в силу исторических причин и в силу своей внутренней демократии является широким плюралистическим движением. Наша партия, СП, признаёт существование формальных и неформальных течений, тенденций, клубов. Мы, действительно, ещё перед съездом партии в 2012 году в Тулузе начали работу над оформлением организованного левого крыла, называющегося «Сейчас левые».

И наш демарш понятен. Дело в том, что социал-демократия во всё мире и в Европе в частности переживает непростой этап своей истории. Мы оказались перед вызовом множества социальных и политических проблем и тот ответ, который сегодня исходит из большинства партий социал-демократической ориентации, нас не удовлетворяет. Почему? Потому что этот ответ в общем вписывается модель неолиберальной глобализации, тогда как мы, считая себя социалистами не только по партийной принадлежности, но и по привязанности к определённой модели прогрессивного общества,  желаем бороться за лучший, более справедливый и передовой мир. И мы во Франции не одиноки в этом своём желании, потому что сейчас потребность в организации левых направлений в социалистических и социал-демократических партиях Европы весьма высока. Если мы не сумеем организоваться и выдвинуть стройную политическую концепцию, мы оставим «поле битвы» социал-либералам. Но хуже того, в этом случае никакая левая социальная альтернатива не будет возможна. Поэтому я убеждён, что смысл в существовании левых групп внутри социалистических партий есть; этот смысл носит и духовный, и политический характер. И  мы рады, что наше течение даже выступает как некая модель для некоторых групп левых социалистов и левых социал-демократов в других европейских государствах.

— Нам интересно было бы узнать, в чём специфика социально-экономического проекта вашего течения.

— Минувшей весной течение «Сейчас левые» обнародовало собственный документ — «План экологического и социального подъёма для Франции и Европы». Именно с этих позиций мы и отстаиваем собственные предложения. Очевидно, что нужно самим иметь связные и определённые позиции, если мы ставим задачу переорентировать социалистическое движение Франции и Европы влево, в сторону подлинно социальной альтернативы неолиберализму. Итак, мы предлагаем сделать особенный упор на создании во Франции рабочих мест, не менее 500 тысяч, и запустить план, нацеленный на стимулирование экономического роста. Это подразумевает, в частности, развитие крупных общественных инвестиций и инфраструктурных проектов, мы защищаем собственное понимание реиндустриализации по-французски и в то же время настаиваем на уважении природоохранных критериев. Кабинет Жан-Марка Эйро выделяет на «инвестиции будущего» около 12 млрд евро. Это хороший шаг, но он недостаточен, на наш взгляд, для полного преодоления кризиса. Мы лояльны нынешнему большинству, но не все действия Совета министров кажутся нам своевременны. Так, в июле и августе будет остро обсуждаться вопрос о пенсионной реформе. В предложенном правительством виде мы не считаем её своевременной.

Мы, левые социалисты, настаиваем на том, что левая политика должна проводиться и в масштабе ЕС. На июньском конвенте СП по Европе социалисты однозначно сказали, что необходимо бороться за новое прогрессивное большинство в Союзе. Отлично, это соответствует точке зрения наших товарищей. Тогда мы говорим — за дело: необходима борьба за европейский социальный договор, пересмотр функций Европейского Центрального Банка, запуск Европейского пакта роста, отказ от снижения коммунитарного бюджета, гармонизацию налогообложения по самому прогрессивному уровню, отказ от Трансатлантического экономического соглашения с Соединёнными Штатами… Мы видим, что Франция и Европа продолжают страдать от острых последствий финансового кризиса. Это требует иной, другой политики, политики более левой, более социальной  и даже более радикальной. И именно от социалистов зависит, сможет ли такая новая политика пробить себе дорогу.

— Более года многие в Европе были окрылены победой левых во Франции, но сегодня мы видим множество трудностей, с которыми сталкивается французское правительство. Как это влияет на  деятельность левых сил?

— Есть абсолютная логика в том, что после выборов 2012 года социалисты ощутили массу сложностей и проблем в своих отношениях с обществом. Сегодня почти везде в Европе мы наблюдаем высокую степень недовольства общественного мнения деятельностью своих правительств: и правых, и левых. Но мы действительно очень взволнованы тем фактом, что рейтинг доверия к главе государства и к правительству снизился до порога 30%, если не ниже.

Наше течение не представлено в составе Совета Министров, но мы являемся лояльными членами Социалистической партии и её проблемы — это и наши проблемы. Поэтому неудачи правительства, президентского большинства мы рассматриваем как свои неудачи и симптомы кризиса необходимо преодолеть как можно скорее. Как это сделать? На наш взгляд, левое правительство должно проводить левую политику. И многие реальные прогрессивные решения уже были приняты; упомяну здесь о решении отказаться от строгого закона, принятого при Николя Саркози о повышении пенсионного возраста; ввести высокий 75-процентный налог на сверхдостояния; запустить инвестиции, направленные на создание сотен тысяч рабочих мест… Но мне кажется, сейчас у правительства нет чёткого представления о том, как вывести Францию из нынешнего непростого состояния и при этом не позволить правой и крайне правой оппозиции нарастить политические мышцы к будущим битвам.

Наша тенденция всегда защищала концепцию единства сил французской левой. Вот почему в наших глазах перед лицом наступления правых, сейчас самое время переформатировать  парламентское большинство. Мы выступаем за розово-красно-зелёное большинство с включением представителей Левого фронта в Совет Министров. Я скажу, что при таком раскладе и наше течение было бы готово рассмотреть вопрос о делегировании представителя в правительство. Конечно, здесь не всё зависит от нас. Коммунисты и Левый фронт не готовы сегодня к вхождению в президентское большинство. Но мы знаем горькую истину: если проигрывают социалисты, значит, и все остальные левые оказываются в проигрыше…

— Эмманюэль, в мае появилась общий призыв вашего течения и левого крыла СДПГ в пользу «другой Европы». Как Вы думаете, встаёт ли речь о конституировании внутри Партии европейских социалистов левого полюса притяжения?

— Отрадно, что не толко мы в СП говорим о желательности сделать вираж для ЕС на 180 градусов сторону социальной Европы в условиях продолжающегося роста безработицы, сокращения социальных гарантий и падения производства. У истоков упомянутого обращения стоят представители нашего течения и Форума демократической левой, представляющего левое крыло Социал-демократической партии Германии. Но к обращению примкнули также товарищи из Италии и Австрии, не только члены социал-демократических партий, впрочем. Мы призываем к широчайшей конфронтации с европейской правой и вместе с тем к структурированию на европейском и национальном уровнях широких альянсов левых сил во имя отказа от мер жёсткой экономии.

Партия европейских социалистов — живой макроорганизм, в нём состоят социалисты и социал-демократы из всех стран-членов ЕС. Наш демарш интернационален, и мы действительно считаем, что условия для формирования левого полюса притяжения в рамках ПЕС созрели. Со временем, я полагаю, организационные связи окрепнут, и мы сможем представить своё видение этого полюса; будет ли он клубом, или организационные рамки будут шире — покажет время. Но мы должны артикулировать своё видение Европы будущего: и как левое течение в европейской социал-демократии, и как активисты социалистических партий, считающие, что пришло время суровой битвы с консервативными, правыми силами. И тогда, мы надеемся,  это будет способствовать преображению и очищению социал-демократии, переживающей сегодня немало болезней…