27 июня 2013

Дора АГУИРРЕ: «Революция, которая не пользуется поддержкой большинства, обречена»

Руслан КОСТЮК, доктор исторических наук, профессор факультета международных отношений СПбГУ

Дора Агуирре - руководитель Национальной комиссии правящего альянса по международным отношениям м депутат Национального собрания Эквадора

Дора Агуирре — руководитель Национальной комиссии правящего альянса по международным отношениям м депутат Национального собрания Эквадора

Из всех латиноамериканских стран, руководители которых заявляют о приверженности «социализму XXI века», наиболее прочные позиции власти имеют в Эквадоре. В феврале на президентских выборах в этой экваториальной стране убедительную победу одержал действующий Президент Рафаэль Корреа, а стоящая за ним политическая сила – движение Альянс «Гордое и суверенное Отечество» (PAIS) получил убедительное большинство  на выборах в Национальное собрание. Благодаря содействию товарищей из Международного секретариата Левой партии (Франции) нам удалось взять интервью с Дорой Агуирре — руководителем Национальной комиссии правящего альянса по международным отношениям депутатом Национального собрания Эквадора.

— Пожалуйста, попытайтесь сформулировать общие и специфические черты революционного процесса в Эквадоре.

— Наша страна, Эквадор, является очень сложным, не гомогенным обществом. Это относится и к его этническому составу (Эквадор представляет собой межрасовое и мультиэтническое сообщество), и к его социальной структуре. Для Эквадора до того, как он вступил в революционный процесс, было характерно наличие всех язв латиноамериканского капитализма, включая громадное социальное расслоение, абсолютно несправедливое распределение общественного богатства, высокий уровень коррупции и непотизма, всевластие олигархии. В такой ситуации начатая с приходом к власти Рафаэля Корреа гражданская революция могла носить лишь комплексный характер.

Когда наш президент говорит о том, что «революция на марше», это просто означает, что  она успешно развивается в разных областях — политической, экономической, социальной, этической и культурной. У нас действует новая Конституция, получившая убедительную поддержку на референдуме 2011 года. Она приблизила эквадорцев к власти, а политические институты — к обществу. Во главе республики стоит компетентный государственный деятель, имеющий международную репутацию экстраспециалиста в области экономики. Мы закрываем допуск к государственным и провинциальным должностям для тех, кто нарушал закон, присваивал чужое имущество и брал взятки. Мы, таким образом, очищаем родную страну! Важнейшим фактором остаётся высочайший уровень поддержки этих реформ в обществе. Я скажу, что революция, которая не пользуется поддержкой большинства, обречена на неудачу. Наша же революция, вписывающаяся в боливарианское движение, имеет сильную социальную поддержку. Я считаю, это происходит потому, что её цели совпадают с теми принципами и духовными поисками, которые характерны для автохтонных народов страны: коллективизм, социальная солидарность, уважение к природе, справедливость. Эта гражданская революция не привнесена к нам извне, она явилась ответом живых сил нации на вековое угнетение и несправедливость. Народ пришёл к выводу, что в его силах изменить реальность.

— Нам было бы очень интересно узнать о механизмах функционирования вашего альянса «Гордое и суверенное Отечество».

Из всех латиноамериканских стран, руководители которых заявляют о приверженности «социализму XXI века», наиболее прочные позиции власти имеют в Эквадоре

Из всех латиноамериканских стран, руководители которых заявляют о приверженности «социализму XXI века», наиболее прочные позиции власти имеют в Эквадоре

— В отличие от ситуации в Венесуэле или Боливии в Эквадоре за спиной у избранного президентом левого политического деятеля Рафаэля Корреа отсутствовала своя партия или единое политическое движение. И в 2006 году такое движение в формате альянса или коалиции было создано. И наш PAIS остаётся широким народным движение до сегодняшнего дня. В его рядах сейчас более полутора миллионов эквадорцев. Мы совмещаем разные типы членства, и индивидуальное и коллективное — в рядах альянса можно найти сотни социальных неправительственных организаций, профессиональные союзы, студенческие и молодёжные ассоциации, индейские объединения, организации женщин и так далее. В то же время, разные левые, демократические партии и движения, как, например, Эквадорская социалистическая партия, также участвуют в деятельности PAIS на регулярной основе. Двери нашего альянса открыты для всех, кто поддерживает курс на гражданскую революцию, кто верит в то, что демократия – дело всех и каждого, кто соизмеряет свою жизнь и деятельность с гуманистическими принципами.

Я хочу уточнить: альянс PAIS был создан как массовое народное движение в поддержку президентской политики Рафаэля Корреа. С тех пор он подтвердил своём место в качестве основной политической силы Эквадора, ибо мы располагаем внушительным большинством в Национальном собрании, в большинстве провинций и городов нашего Эквадора управление также в руках выдвиженцев альянса. Это громадный козырь, но и большая ответственность. И ещёмы это понимаем существует потенциальная угроза бюрократизации движения, превращения его приводной ремень президентского дворца. Но как правильно говорит наш президент, сами активисты PAIS должны решать судьбу движения. Поэтому на всех уровнях мы стараемся максимально децентрализовать деятельность движения, проводить регулярные ассамблеи членов и сторонников альянса, использовать механизмы «электронной демократии». Мы понимаем, что только так мы сохраним доверие и поддержку эквадорцев. И я на данный момент не вижу смысла трансформации в обычную политическую партию, это вряд ли принесло бы пользу революционному процессу.

— Как бы Вы определили место PAIS в левом движении Эквадора и Латинской Америки?

— Я напомню наше название нашего альянса – «Гордое и суверенное Отечество». Мы являемся одновременно патриотическим и левым движением, как иногда говорят политологи, социально-политического типа. PAIS не был и не будет единой партией с общей идеологемой. Здесь вы найдёте тех, кто верит в коммунизм, социализм, христианский гуманизм или синдикализм. Мы соединяем нашу приверженность проекту «социализма XXI века» и боливарианские традиции, а также заявляем о верности тем традициям, которыми вдохновлялись рабочее, аграрное, индейское движения Эквадора на протяжении долго исторического пути. Лично я длительно время до рождения PAIS участвовала в феминистском движении. Но наша борьба в реальности начала приносить живую пользу лишь после того, как Рафаэль Корреа вошёл в президентский дворец. И так могут сказать тысячи других активистов PAIS.

Альянс PAIS был создан как массовое народное движение в поддержку президентской политики Рафаэля Корреа

Альянс PAIS был создан как массовое народное движение в поддержку президентской политики Рафаэля Корреа

Громадной проблемой левого движения Эквадора до 2006 года была его разобщённость, групповщина, ориентация на сомнительные личности, расхождение между радикальным словом и беспомощностью в делах. Как и в других странах Америки, у нас были свои коммунистические, социалистические, левоцентристские партии. О некоторых из них сейчас вспомнят разве что историки. У нас в стране и сейчас есть партии и движения, которые с крайне левых позиций оппонируют PAIS. Это нормально для демократического общества. Но зачастую эти силы идут на поводу у олигархии. Мы же преданы единству  прогрессивных интеграторских сил в Латинской Америке, что подтверждает прямое участие альянса в работе «Форума Сан-Паулу» и в международном боливарианском движении. Эквадор стал частью глубинного движения народов Западного полушария за освобождение и мы горды тем, что заветы Освободителя выполняются в том числе на нашей земле.

— При всё видимом продвижении Эквадора на пути социального прогресса, в социально-экономической сфере, вероятно, остаются нерешённые проблемы. Какие из них, на Ваш взгляд, носят для сегодняшнего дня приоритетный характер?

— Позволю ещё раз отметить, что в момент, когда наш Рафаэль Корреа одержал свою победу в первый раз, Эквадор страдал не только от фантастической политической нестабильности и полного паралича власти, но и от тяжелейших социальных и экономических дисбалансов. С тех пор не прошли даже десять лет, поэтому, вы понимаете, что решить безболезненно все эти язвы старого общества было невозможно. Тем не менее, за последние годы, используя в том числе государственные средства, полученные за счёт продажи национальных сырьевых ресурсов, мы резко увеличили и в денежном исчислении, и в процентном соотношении бюджет на образование, здравоохранении и социальные программы. Как депутат я придерживаюсь того мнения, что и в последующие годы эти сферы должны оставаться приоритетными для правительства. Это же относится и к занятости; существует государственная программа, направленная на инвестиции в создании рабочих мест, в особенности в отдалённых и находящихся в уязвимом положении районах.

Обеспеченность эквадорцев достойным жильём также вписывается в один из главных социальных приоритетов президентства Корреа

Обеспеченность эквадорцев достойным жильём также вписывается в один из главных социальных приоритетов президентства Корреа

Также очень важным вопросом остаётся тема строительства жилищ. Мы отказались рассматривать эту проблему исключительно исходя из коммерческой точки зрения. Обеспеченность эквадорцев достойным жильём также вписывается в один из главных социальных приоритетов президентства Корреа. Но нужно понимать мы оперируем теми средствами, которые есть в бюджете. Обычные граждане зачастую ждут от властей большего, и это естественно. Отсюда встаёт вопрос о натуральном перераспределении общественного богатства. Но также и о том, что необходима дальнейшая реструктуризация тяжёлого внешнего долга, как и техническое обновление национальной индустрии в соответствии с требованиями нашего времени. Все эти вопросы взаимосвязаны. Но от их успешного разрешения зависит… не более не менее как судьба нашей революции!

— Внешняя политика Эквадора в последние годы — это яркий пример, показывающий, что и в международной области левая политика возможна. Пожалуйста, хотелось бы услышать Вашу позицию по этому вопросу.

— Да, революционный процесс многогранен и он был бы не полон, если бы мы обошли внешнеполитический фронт. Для такой страны, как Эквадор, которая была и экономически, и политически втиснута в неолиберальный порядок, активная международная деятельность, соответствующая идее Освобождения, это тоже серьёзный вызов. Мы все знаем, как сложно в современном мире проводить альтернативную внешнюю политику, нередко это просто опасно. Но эквадорцы поддерживают и внутреннюю, и внешнюю политику нашего президента. Прежде всего, они поддерживают многосторонний курс на региональную интеграцию, которую мы осуществляем в самых разных панамериканских организациях. Будущее за глубокой интеграцией латиноамериканских и южноамериканских стран, что не мешает, в то же время, реализовывать программы регионального измерения. Участие Эквадора в ALBA – это пример того, что мы учитываем важность народного измерения латиноамериканской интеграции.

"Как правильно говорит наш президент, сами активисты PAIS должны решать судьбу движения. Поэтому на всех уровнях мы стараемся максимально децентрализовать деятельность движения, проводить регулярные ассамблеи членов и сторонников альянса, использовать механизмы «электронной демократии»"

«Как правильно говорит наш президент, сами активисты PAIS должны решать судьбу движения. Поэтому на всех уровнях мы стараемся максимально децентрализовать деятельность движения, проводить регулярные ассамблеи членов и сторонников альянса, использовать механизмы «электронной демократии»»

Я всегда считала, что наша страна должна проводить суверенную внешнюю политику, но только сейчас это стало явью. Эквадор заставил говорить о себе с уважением тогда, когда возвысил свой голос в адрес преступлений израильтян на Ближнем Востоке, осудил политику вседозволенности Соединённых Штатов, поднял вопрос о ревизии несправедливого внешнего долга, руководствуясь чувством высшей справедливости, предоставил приют основателю «Викиликс» Джулиану Ассанджу. При прежних президентах такого не было. Значит, иная внешняя политика как составная часть гражданской революции возможна, желательна и она тоже сейчас на марше!