27 января 2013

Франсуа ФОРТАССЕН: «Равенство для всех подразумевает право на брак для всех»

Руслан КОСТЮК, доктор исторических наук, профессор факультета международных отношений СПГУ

Бывший председатель генерального совета департамента Верхние Пиренеи, сенатор от Левой радикальной партии Франсуа Фортассен

Левая радикальная партия (ЛРП) является на сегодня третьей по влиянию силой во французском левом движении. В её рядах действуют 12 депутатов и столько же сенаторов; ЛРП делегировала в состав кабинета Жан-Марка Эйро трёх представителей, включая одну из ключевых фигур нынешнего правительства – министра юстиции Кристиан Тобира. ЛРП известна в политических кругах Пятой Республики как сила, сконцентрированная на отстаивании республиканских принципов, светскости в образовании, защиты прав человека и гражданских свобод. У партии сформулирована компетентная программа в культурной сфере. И сегодня мы беседуем с преподавателем по специальности, бывшим председателем генерального совета департамента Верхние Пиренеи, сенатором от ЛРП Франсуа Фортассеном на темы, связанные с гуманитарным измерением французской внутренней политики.   

Господин Фортассен, в последнее время Францию захлёстывают дискуссии о спорном законопроекте, предусматривающем введение брака для лиц одного пола. Хотелось бы узнать точку зрения вашей партии на этот счёт.

— Правая оппозиция, и вместе с нею «Национальный фронт», желают институализировать и увековечить неравенство, реализуя свою политическую стратегию. Устраивая манифестации и прочие акции против законопроекта, они отказывают людям, имеющим отличную от традиционной сексуальную ориентацию, в праве на счастье. Я уверен: равенство для всех подразумевает предоставление возможности заключать брак всем без исключения. Одновременно левые радикалы согласны со сформулированным Франсуа Олландом ещё в ходе предвыборной кампании обещании предоставить парам одного пола право на усыновление детей.

Горизонты нового тысячелетия открывают перед передовыми обществами новые вызовы и новые свободы. Помимо указанного Вами вопроса, я бы также выделил следующие права: право свободно и с достоинством принимать решение об уходе из жизни, право ребёнка узнавать своё происхождение, право на приём лёгких наркотиков, в особенности, в терапевтических целях. Естественно, развитие индивидуальных прав не означает отказ от борьбы за права социальные – даже в нашей стране женщины до сих пор в среднем зарабатывают на 20% ниже мужчин. Мы выступаем за законодательное закрепление прав для женщин и молодых людей в том, что касается занятости и социальной активности. То же самое касается правил социальной адаптации для инвалидов разных возрастов.

Вопрос миграции также является одним из ключевых водоразделов среди современных французских политиков….

—  И в данном случае мне приходится констатировать, что правые отказывают людям в равенстве для всех. Посмотрите, сейчас они готовы собирать петиции против предвыборного обещания левых предоставить всем постоянно проживающим свыше пяти лет иммигрантам право принимать участие в местных выборах. Это предложение соответствует духу гуманитарной политики, но наша оппозиция говорит о политиканстве… Значит, для неё важно, чтобы Франция оставалась в перегородках, чтобы её жители разделялись на первый и второй сорта, чтобы усиливать коммунитарные трения в обществе. Сегодня всем ясно, что и Франция, равно как вся Европа, является мультикультурной и многорасовой — это определяет движение к будущему.

Устраивая манифестации и прочие акции против законопроекта, разрешающего гомосексуалам заключать браки и усыновлять детей, правые отказывают людям, имеющим отличную от традиционной сексуальную ориентацию, в праве на счастье, считает Франсуа Фортассен

Посмотрите непредвзято на этническое происхождение современных французских деятелей культуры — музыкантов, артистов, писателей, взгляните на национальные сборные по футболу и баскетболу, да на всё то сообщество индивидуумов, которое создаёт общественное богатство в самых различных сферах. Вы сразу поймёте, в состоянии ли сегодня наша нация обходиться без иммиграции. Как и мои товарищи по Левой радикальной партии, по французской левой, я принципиально убеждён, выражаясь словами президента Франсуа Миттерана, что «иммиграция — это не проблема, иммиграция — это шанс». Вопрос в том,  как воспользоваться этим восхитительным шансом. Прежняя власть говорила о ставке на «желаемую иммиграцию», но эта политика не сумела поставить заслон нелегальной иммиграции и всем правонарушениям, тесно связанным с нею. Мы исходим из того, что иммиграционная политика должна быть в корне ответственной, согласованной на уровне ЕС. Но главная вещь — она должна быть повёрнута к людям, решившим связать свою жизнь и работу с Французской Республикой. Мы обязаны содействовать социальной адаптации этих иммигрантов, а тем, кто желает этого — следует содействовать в том, чтобы сделаться французами. И это соответствует великой республиканской идее. Я убеждён в том, что при нормальном регулировании иммиграция способна приносить Франции благо.

  Сенатор Фортассен, общеизвестно, что левые радикалы всегда уделяют очень большое внимание проблематике образования. Я был бы благодарен за Вашу оценку: что должна в сегодняшних условиях представлять левая образовательная политика?

— Вы наверняка знаете, что исторически во Франции учителя и преподаватели в целом составляют тот общественный слой, который считается твёрдой базой для левых сил. Так было и сто лет назад, и в эпоху «Народного фронта», и во время правления генерала при де Голля. Так остаётся и сегодня. Я как преподаватель, не в первом при том поколении, убеждён: дело тут не только в традициях и верности «учительского сословия» светским принципам образования. Понимаете, те, кто занят в республиканском образовании, они очень хорошо знакомы с тем, что есть правая политика в отношении школ и университетов: отказ от автономии, сокращение расходов, внедрение рыночных и финансовых механизмов, пренебрежение к молодым преподавателям.

Во время президентской кампании господин Олланд верно говорил, что французское образование должно засиять по-новому. Да, для этого нужно постоянно инвестировать в школы, лицеи, университеты, не забывая об исследованиях и новых технологиях. Нужно всё время помнить, что республиканское образование служит будущим поколениям, и поэтому эта отрасль нуждается в новом качественном скачке, который должен затронуть всю систему, на всех уровнях.

Сегодня всем ясно, что и Франция, равно как вся Европа, является мультикультурной и многорасовой — это определяет движение к будущему, убеждён Франсуа Фортассен

Мы, левые радикалы, в данном отношении предлагаем следующие меры. Расширение общественной возможности раннего образовательного старта, с двух-трёх лет — имейте в виду, что сегодня у нас почти 2,5 миллиона малышей до трёх лет; речь о реновации яслей и самой начальной школы. Далее. Необходимо установить полноценное равенство во французской школе для школьников и в том, что касается гармоничного преподавания отдельных дисциплин. Также необходимо усовершенствовать деятельность лицеев, повышать степень профессиональной подготовки в средних учебных заведениях. Также следует гарантировать гражданам право на переобучение в течение всей их профессиональной деятельности. Разумеется, ключевым нашим лозунгом остаётся демократизация университетской жизни и запуск комплексных мер по поддержке молодых преподавателей. Кроме того, по многим показателям затрат на исследования Франция отстаёт от ведущих научных держав. Необходимо как можно быстрее ликвидировать это порочное отставание.

Как левые предполагают модернизировать французскую культурную модель?

— Я бы хотел заметить, что правыми у власти — если брать не их слова, но дела, — культура рассматривалась как вторичный сектор общественной жизни, тогда как для меня и моих товарищей она является основой всей цивилизационной эволюции. Культура — та область человеческих отношений, которая в наибольшей степени, очень сильно, поражена глобализацией. И тут  есть свои преимущества, но и свои недостатки. Расцвет культуры приводит к скачку в образовании и информационных технологиях, но господство глобализации означает угрозу для народных и гражданских форм культуры. Скажем, Франция страдает от засилья американских фильмов, музыки, в целом от конкуренции американского аудиовизуального сектора. Иными словами, культурная глобализация — это одновременно и шанс, и вызов.

Понимаете, мы не можем игнорировать эти вызовы; вот почему я убеждён, что французская, да и европейская в целом культурная модель нуждается в защите и развитии. Это, в конце концов ,— долг сегодняшних политиков. Необходимо изучение детьми со школы различных культурных аспектов, поощрение артистических форм в университетах. Граждане с молодых лет имеют право разбираться в том, что такое интеллектуальная собственность.

В нашей партии считают, что пришло время выработать и принять во Франции, а затем в Европейском Союзе, статут профессионального артиста. Если говорить о культурной модели будущего, в ней аудиовизуальное пространство не должно быть разделено между ведущими финансово-промышленными группами. Необходимо более глубоко помогать народным и провинциальным театрам, музеям, артистическим коллективам. Так мы будем содействовать культурному разнообразию во Франции и в Европе, так мы не дадим самобытным формам культуры умереть под натиском Рынка. Да, пришло время действовать во имя того, чтобы защитить и модернизировать французскую культурную модель. Но я убеждён, что без скоординированных действий во всех странах Европейского Союза успеха на данном направлении будет достичь очень и очень сложно.

 

  • Юрий Бобров

    Весьма информативно в смысле представления о том, что такое европейские «левые» сегодня.