19 ноября 2012

Ллуис САЛЬВАДО: «Каталония станет независимой социальной республикой»

Руслан КОСТЮК, доктор исторических наук, профессор факультета международных отношений СПбГУ

Заместитель Генерального секретаря партии «Республиканские левые Каталонии»

25 ноября в важнейшем автономном сообществе Испании – Каталонии – пройдут региональные законодательные выборы. Находясь проездом в Барселоне, мне удалось взять интервью у заместителя Генерального секретаря партии «Республиканские левые Каталонии», существующей уже более 80-ти лет и борющейся за независимость Каталонии от Испании. Эта партия традиционно играет важную роль в левом движении каталонского сообщества. Итак, на вопросы отвечает Ллуис САЛЬВАДО.

– Товарищ Ллуис, мой первый вопрос носит, так сказать, бытовой характер. Я немногим более суток нахожусь в вашей прекрасной столице, Барселоне, но когда я вижу переполненные утром вагоны метро, заполненные по вечерам кафе и таверны в разных частях города, более высокие, чем в Париже цены на транспорт или музеи, я хочу спросить: так в чём же для Каталонии проявляется финансовый кризис?

– Ну, конечно, если бы Вы остались в Испании подольше и посетили, скажем, аграрные районы Андалузии или заброшенные рабочие пункты Астурии, Вы, уверен, испытали бы более неприятные впечатления… Тем не менее, не буду Вас обманывать: Каталония, самый богатый регион Испанского государства, переносит нынешний кризис всё-таки менее болезненно, чем остальная часть страны. Ещё совсем недавно наш регион, если брать средний статистический доход на душу населения, сопоставляли с Австрией. Отсюда и те высокие цены, о которых Вы упоминаете. Но эти цены – отчасти и результат или следствие нынешнего кризиса.

Но всё-таки правда в том, что и Каталонию кризис затронул. С 2008/2009 финансового года в целом автономный внутренний продукт упал на два процента, покупательная способность держится в лучшем случае на том же уровне, тогда как инфляция растёт. Многие действующие в Каталонии финансовые учреждения потеряли прибыли и сократили своих сотрудников. Наконец, в сельской местности и маленьких городках разорилось немало тех, кто занимается семейным производством, различными ремёслами или занят в аграрной сфере. Но у нас – небольшое по численности сообщество, чуть более 7,5 млн человек, и даже такие, по испанским меркам нетяжёлые, последствия весьма заметны. Кроме того, никогда за последние десятилетия в Каталонии не было столь много молодых безработных, как сейчас.

– Хорошо. Мой второй вопрос – о партии, которую Вы представляете – «Республиканские левые Каталонии», «РЛК». Думаю, в России мало кто знает о ней; поэтому прошу Вас вкратце рассказать о её специфике и основных позициях.

Разумеется. Тем более, что вскоре состоятся выборы в автономный парламент Каталонии, после которых зарубежные журналисты непременно как-то вспомнят о нас. Наша партия имеет богатые традиции, «РЛК» была образована более 80 лет назад, в 1931 году. Наша партия активно боролась и за республиканскую форму правления и в  то же время – за государственный суверенитет Каталонии. При этом с самого начала мы ощущали себя именно левой, социальной партией. Отсюда название. В годы гражданской войны «РЛК» принимала участие в деятельности и испанского, и каталонского правительств. Потом были долгие годы подпольной борьбы против режима Франко, для части наших товарищей это были десятилетия тяжёлой эмиграции. Возможно, у вас в России об этом не знают, но вплоть до начала процесса демократизации в Испании, существовало правительство Каталонии в изгнании. И «РЛК» неизменно входила в его состав и играла в нём действенную роль.

11 сентября 2012 года, по разным оценкам правоохранительных органов, потребовать отделения от Испании на улицы вышли от 600 тысяч человек до полутора миллионов. Оценка организаторов — два миллиона человек

После 1975 года мы возвратились к легальности, и с тех пор для себя используем лишь законные формы борьбы. При этом мы не говорим, что всё решается в парламентах, ибо народ – вот главный источник законности. На сегодня «РЛК» располагает десятью мандатами в автономном парламенте, в местных органах власти работают более полутора тысяч членов нашей партии. На испанском уровне мы имеем трёх депутатов, четырёх сенаторов, в Европейском парламенте у нас также имеется представитель. Поскольку партия входит в Европейский свободный альянс, где представлены формации, отстаивающие право своих народов на независимость, наш товарищ участвует в одной депутатской группе вместе с Европейскими Зелёными. Но мы однозначно левая партия, для которой важнейшими и принципиальными вопросами были и остаются борьба за демократию, социальный прогресс, свободы и права человека, в частности, право на свой язык и культуру. Очевидно, что стержневой, стратегической целью нашей партии является именно независимость Каталонии…

Но вот тогда, пожалуйста, ответьте: что для Вас и вашей партии означает стремление к независимости Каталонии?

– Вот это фундаментальный вопрос. Я прекрасно помню, как ведущая испанская пресса двадцать лет назад, описывая распад СССР, комментировала: ну, в свободном демократическом мире такое невозможно. И когда сегодня в разных уголках Барселоны я встречаю трудовых иммигрантов, выходцев из Украины, Молдовы, Сербии или Македонии, я задаюсь вопросом: пошёл ли на пользу этим народам распад их ранее единых государств? Не думаю, что ответ тут может быть исключительно позитивным. Наша партия исторически привержена принципу каталонской политической государственности, это правда, но зря некоторые издания в Мадриде классифицируют нас как каталонских националистов. Быть сторонником государственности своей нации и националистом – не одно и то же! Более того, вся наша история показывает приверженность «Республиканских левых Каталонии» интернационализму и солидарности.

Так вот, переходя к поставленному Вами вопросу: я и мои товарищи не являемся сторонниками «любой государственности». В своё время наши предки защищали Испанскую Республику. Потому что она несла более прогрессивный проект общества, чем те, кто сражались против неё на стороне Франко. Мы абсолютно лишены антииспанских предрассудков. В конце концов, какие у нас могут быть претензии, допустим, к наёмным трудящимся Севильи? Проблема в том, что нынешняя форма и содержание Испанского государства уже не в состоянии нести прогресс народам, проживающим в этом государстве. Безработица, бюджетные сокращения, удары по пенсионному законодательству, ультралиберальные модификации законодательства о труде – это всё идёт из Испании. Мы боремся не просто за полный суверенитет каталонского сообщества, а именно за социальную республику свободных граждан, способных отстаивать высокие социальные нормы. Уверен, Каталония станет независимой социальной республикой. Со временем, да. Но посмотрите на сегодняшнюю Европу, даже помимо нас: датские северные острова, Шотландия, Страна Басков маршируют в сторону независимости. И этот марш убыстряется потому, что народы данных территорий не принимают неолиберальные реформы, диктуемые их центральными правительствами.

Партия «Республиканские левые Каталонии» существует уже более 80-ти лет и борется за независимость Каталонии от Испании

В документах вашей партии неизменно подчёркивается важность построения именно демократической Каталонии…

Согласен. Современная Испания гораздо ближе к демократии, чем франкистское государство, но и нынешняя модель далека от идеала. Испанцы в целом, и жители Каталонии в частности, каждый день чувствуют дефицит социальной и экономической, культурной и даже политической демократии. Всё больше людей склонны не участвовать в выборах, кризис переживают профессиональные союзы и ассоциативные движения. А движения недовольных, протестующих молодых людей в Мадриде, Барселоне, Сарагосе – это не признак кризиса политической системы? Мы не хотим, чтобы в будущем каталонское государство оказалось в плену тех же стереотипов, что и испанское государство в целом.

Но если мы не желаем, чтобы у нас была безработная молодёжь, оставленные обществом старики и существующие на нищенские пособия работники и «полуработники» – значит, необходимо сделать демократическую  конструкцию всеобщим правилом. Это означает – обращение к партисипативной демократии и региональным или республиканским референдумам по вопросам, представляющим всеобщий интерес; полноценное равенство полов, особенно в зарплате или семейной жизни; примирение рынка с потребностями окружающей среды, уважение прав группы ЛГБТ; реальную интеграцию в каталонское общество иммигрантов, тех, кто желает тут не только трудиться, но жить полноценной жизнью. Это подлинно демократический и прогрессивный проект, который мы предлагаем каталонской нации в партийной «повестке дня».

– Я знаю, «РЛК» весьма активно взаимодействует с Испанской социалистической рабочей партией (ИСРП). Как Вы оцениваете сегодняшний уровень отношений с испанским левым движением?  

– Я упомянул о нашем интернационализме. Те, кто предшествовал современному поколению «РЛК», боролся за установление республики, кто воевал против Франко, затем терял своих товарищей в подполье, боролся за восстановление демократии во всеиспанском масштабе – они делали это рука об руку с рабочими социалистами, коммунистами, профсоюзами; исторически у нас установились теснейшие отношения с левыми политическими партиями Галисии и Страны Басков. Я ясно подчёркиваю: мы рассматриваем себя как составную часть левых сил Испанского государства. Это бесспорный факт.

Но я хочу одновременно скорректировать: мы,разумеется, имеем комплексные отношения и с Испанской социалистической рабочей партией – но если говорить о комплексном сотрудничестве, речь идёт всё-таки, прежде всего, о Социалистической партии Каталонии,СПК. Эта партия на правах региональной единицы входит в ИСРП, но каталонские социалисты сегодня склоняются к модели федеративного государства, они имеют собственные экономические и социальные преференции. СПК исторически играет роль первой по численности и влиянию левой партии Каталонии. СПК имеет, в частности, сильнейшие позиции в Барселонской агломерации. Даже если мы с нею не имеем на данный момент единой позиции в отношении окончательного государственно-политического статуса Каталонии, это не мешает рассматривать друг друга как политических союзников, партии, совместно борющиеся против политики нынешнего автономного правительства. Точно в той же степени это относится к тем политическим формациям в Каталонии, которые на испанском уровне ориентируются на «Объединённых левых».

РЛК борется за «полноценное равенство полов, особенно в зарплате или семейной жизни; примирение рынка с потребностями окружающей среды, уважение прав группы ЛГБТ; реальную интеграцию в каталонское общество иммигрантов». На фото: манифестация РЛК против ядерной энергетики

Итак, 25 ноября предстоят важнейшие автономные выборы в Каталонии. В чём, на Ваш, взгляд, заключается их главная ставка?  

– Для объединённых в коалицию двух партий, выступающих в рамках Конвергенции и Союза – в противостоянии испанистским тенденциям и стремлении каталонского народа к полноценному политическому суверенитету. Но мы говорим нашим дорогим избирателям: они, то есть автономное правительство, лицемерят! Ранее они довольствовались лишь автономистскими лозунгами, но кризис делает своё дело: теперь те, кто выражает интересы, прежде всего, каталонского патроната и его гетерогенной клиентелы, как будто проснулись и увидели: в обществе – поворот в сторону независимости. Даже их умеренные избиратели в массовом количестве участвовали в миллионной манифестации в Барселоне в поддержку независимой Каталонии. И вот теперь эти люди пытаются шантажировать Мадрид. Но что они предлагают взамен? Независимость от Мадрида им нужна для того, чтобы уже без опеки центра проводить, по сути, ту же ультралиберальную политику бездефицитного бюджета, сокращения социальных пособий и регламентации рабочего рынка. Конвергенция и Союз не имели и не имеют альтернативной кабинету Мариано Рахоя в Мадриде программы – это очевидно для нас.

А значит, дорогой друг, ставка выборов имеет ещё один элемент: будут ли нынешние силы, управляющие Каталонией, управлять ею вновь, или произойдёт левый поворот, как в 2006 году, когда в Каталонии к власти пришли левые партии, включая «РЛК». То есть мы не зацикливаемся на противостоянии испанистских и «националистических» сил – это политиканский обман, в Каталонии имеются и другие существенные расколы. Ещё раз скажу Вам: мы стремимся к той модели государственности, республики, в центре которой будет обычный человек. И для этого Каталония нуждается в смене власти!

Барселона – Санкт-Петербург